ВРАТАРЬ НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Юрий Школьный
ШКОЛЬНЫЙ Юрий Андреевич
Родился 14 марта 1939 года в пос. Среднеуральск Верхнепышминского р-на Свердловской области. Вратарь. Заслуженный мастер спорта (1971), мастер спорта международного класса (1967), мастер спорта (1958). Начал играть в 1953 году в Среднеуральске в детской команде «Энергия», затем в клубной команде «Энергия» – 1956/57. Выступал за ОСК, СКВО, СКА (все – Свердловск) – 1957–1964, «Локомотив» (Иркутск) – 1964 – декабрь 1967, «Уральский трубник» (Первоуральск) – 1968–1973. В чемпионатах СССР провёл 275 матчей (СКА – 103; «Локомотив» – 70; «Уральский трубник» – 102). Чемпион СССР (1958, 1960 и 1962). Второй (1961 и 1963) и третий (1964) призёр чемпионатов. В списках «22 лучших» в 1963, 1970 и 1971, был признан лучшим вратарём страны (1971). Победитель Спартакиады народов РСФСР (1961), второй призёр (1958 и 1970).

В сборной СССР (1959, 1963 и 1971) провёл 10 матчей. Чемпион мира (1963 и 1971), входил в состав сборной СССР, ставшей чемпионом мира (1967). Хорошо играл в хоккей на траве. Выступал за «Уральский трубник» (Первоуральск) – 1969–1972. Третий призёр чемпионата СССР (1972). 
Неплохо играл в футбол. Выступал за СКВО (Свердловск) – 1957. Один из лучших вратарей в истории отечественного хоккея с мячом. Подвижный, пластичный, длиннорукий, отличался быстротой реакции, игровым азартом, смело действовал на выходах, уверенно руководил действиями обороны, умел своевременным вводом мяча начать контратаку. Преждевременно завершил выступления из-за снижения требований к себе. Без отрыва от основной работы тренировал детскую команду «Факел» (Первоуральск).
Скончался 9 сентября 1980 года в Первоуральске Свердловской области.

Среди всех, оставивших свой след в истории иркутской Игры, Юрий Школьный стоит всё-таки наособицу. Он – единственный из всего «списочного состава» «Локомотива» (понятно, что при этом подразумеваются и наследники железнодорожников из «Сибсканы» и «Байкал-Энергии»), названный при определении символической сборной ХХ века. В 1998-м, в канун столетнего юбилея русского хоккея, его ветераны, тренеры, игроки сборной и клубов разных лет упомянули восемьдесят два в неё кандидата. Школьный стал третьим среди вратарей (всего было названо шестнадцать имён), чаще упоминались Анатолий Мельников и Сергей Лазарев (тот, который играл в хабаровском СКА и московском «Динамо»); кроме того, безусловный «первый номер» Мельников был назван лучшим игроком столетия, звездой века. Признание мастерства Школьного – уровня высочайшего, ведь талантами русский хоккей был богат неимоверно. Определение «звезда» пришло к нам позже (официозом его игровой поры воспринимаясь тяжко, неохотно, с позиций«незаменимых нет» и «безусловного коллективизма»). Но Школьный и был звездой русского хоккея. Свет его личности, его вклада виден и в наше время.

Уральская цитадель хоккея с мячом пусть эпизодами, но громко заявляла о себе ещё в предвоенные годы. Впрочем, тогда устоявшийся вид приобрело только всесоюзное (именно так!) футбольное первенство, «русачи» же успели разыграть лишь один комплект его наград: в 1936 году трио лучших составили сплошь динамовцы – Москвы, Болшево, Ленинграда. А вот второе первенство завершилось неожиданно – сезон 49/50 годов стал победным для свердловского СКА! Успехами своего СКА весьма интересовался отправленный командовать периферийным Уральским военным округом, попавший в опалу у Сталина маршал Жуков. Георгий Константинович создал для команды все условия, настаивая на том, чтобы она непременно «высказывалась» о себе на сколь возможно высоких уровнях – ещё и затем, чтобы о себе напомнить: несмотря ни на что, я есть! Жуков не считал зазорным показаться на играх, даже ввёл в практику регулярные «Призы от командования» (читай – «командующего») лучшим, причём чаще всего наградами становились именные охотничьи ружья.
Столица реванш взяла быстро – в следующие два первенства динамовцам Москвы удалось потеснить свердловчан с первой строки вначале на второе, а затем и на третье место, но в памятном 53-м уральцы вновь завоёвывают вершину. Последующие годы проходили в соперничестве за первенство – с переменным успехом – свердловчан и ЦСКА. Так стоит ли удивляться тому буму (первенствует периферия – что было тогда редкостью чрезвычайной, да ещё в таком почитаемом хоккее!), который окружал «мяч» на Урале.
Мудрено ли, что и в посёлке Сугрэс (с 66-го переименованном в более благозвучный Среднеуральск) ждали зиму – для хоккея! И детство у Школы (это прозвище через всю его жизнь пройдёт) было обычным, хулиганистым, да с тем, что пропадом пропадал он на стадионе. (Позже определил Юрий Андреевич свою «официальную дату «вхождения» в хоккей – 1953 год, ну да, понятно, лукава это дата, коль едва ли не дошкольником он впервые всерьёз за мячом в сугроб «пластанулся».) Там и место определилось – играть в воротах. Причём не только в хоккейных – молва гласит, что его и в футбольный «Уралмаш» зазывали, но он, буквально на льду выросший, ему верен остался. Команда в посёлке подобралась приметная (оба Измоденовых оттуда же, из Сугрэса выходцы), и прямая дорога пролегла в главную команду Урала – в СКА.
– Я со Школьным ох как давно знакомился, в ранние наши годы, когда с ленинградской «Светланой» приезжали мы на тренировочные сборы в Свердловск, – Олега Георгиевича Катина воспоминания, ставшие основой этому рассказу. – Погодки мы, – Юра рождения года 39-го, Сашка Измоденов – 38-го, я – 37-го. На моих глазах это и было, когда играли в Сугрэсе (я в основе уже был) с его командой, а Иван Иванович Балдин приехал их лишний раз посмотреть, а потом и с собой забрать.

Свердловский СКА – чемпион СССР 1962 года. Юрий Школьный – сидит первый слева, Олег Катин –  стоит второй слева

Свердловский СКА – чемпион СССР 1962 года. Юрий Школьный – сидит первый слева, Олег Катин – стоит второй слева

Балдин Иван Иванович – тот самый тренер, который «золотую» команду создал и свою эпоху в русском хоккее. (Наверное, и игру Олега Катина Балдин в память отложил, позже, в 61-м, тоже призовёт его в свой СКА). Понятно, что тылы у свердловской команды были прочные (это и «первых номеров» касается), но Школьный уже во втором для себя сезоне отыграл необходимое количество матчей, чтобы законнейшим образом считаться чемпионом СССР. А тогда с этим строго было: есть на счету половина игр первенства, только тогда награда положена. А позже Балдин его и в сборную СССР, которую тогда возглавлял, взял. Пусть главная роль в ней всё-таки Мельникову отводилась, но без крепкого дублёра команду не представить. О чём, казалось бы, ещё мечтать: стал Школьный в 63-м чемпионом мира!
...И новый сезон начал в иркутском «Локомотиве»...
– Я на него «вышел», в нашу команду заманивая, – да-да, именно Станислав Эйсбруннер, в Свердловске поигравший, а потом предпочёвший домой вернуться, Школьного в Локомотив» зазвал. – Тогда ведь всё не так просто складывалось. И золото сияло, и прочие награды сверкали, но только Школа был вовсе не настроен в СКА оставаться. А я прекрасно понимал, что если его тогда не выцепить, то потом такой возможности может и не быть.
— Да без околичностей обойдёмся, – решительно рубит Катин. – В профсоюзных командах к тому времени уже больше стали получать, чем в армейских. Одно дело те, кто офицерами становились – и за должность деньги шли, и за «звёздочки» доплата, другое – у тех, кто или не хотел погоны надевать, или просто не мог этого сделать (разные, что говорить, обстоятельства были – того же Стаса тогда его фамилия просто «тормозила», тут особисты не дремали). Мы, вольнонаемные, жили на семидесяти рублях оклада да на двадцати – пайковых. Что? – Премии в армии?! Даже те, кто, как Юра, в сборную входили, о большем тогда и мечтать не могли. А в «профсоюзах» уже и под две сотни выходило, есть разница. Ну, ещё пресловутая дисциплинка армейская (а точнее, просыпавшийся порой в наших командирах дух казарменный) многим поперёк горла становилась.
Осторожной строчкой: «дисциплинка» армейская и поссорила тогда Школьного с Балдиным, вратарь позволил себе от души (а – умел!) титул чемпиона мира отметить, тренер того не одобрил, напротив, – пробежала во взаимоотношениях чёрная кошка...
В Иркутске мастера в Школьном признали сразу. И свои вратари неплохи были, да разве же можно было с ним конкурировать? Вратарём он был рождён. Руки – длинные, с выпирающими суставами. Жилистый, недаром же говорили, что «тебе, Школа, и рентген не нужен, всё из тебя выпирает». Хотя особенным «корпусом» и не отличался. Однако туловище было как... мочало, что ли – невероятной пружинной гибкости, тут нагнуться-сложиться, на «шпагат» сесть – никаких проблем. Плюс мощные ноги. Всё то, что для вратаря нужно, для возможности «перекроить» себя, из одного положения в другое перейти. И – жизнь игрой.
Физподготовку Школьный совершенно не жаловал. На кроссах обычно плёлся угрюмо где-нибудь в хвосте, успевая на жизнь побурчать. Но уж в воротах мог играть сутками. На тренировках «травил» полевых: «Ну, кто забьёт? А из пяти – сколько? Да слаб ты меня обыграть!». Что ж тут про игры говорить?
– Не было для него проходных игр, выходил на каждую как... Юрий Школьный! – тихо улыбнётся Катин. – Он был в Союзе один, всё  это, конечно же, понимал и очень ревностно к имени своему, к репутации относился. Выходит на игру – перчатки водой смочит (для мягкости, что ли? – была такая у него привычка. Но при этом никогда у Школы, при любом морозе, руки не мёрзли, удивительно), с первой секунды на льду другим становился. Эх, если выиграем, предовольный в раздевалку ввалится, бросит всё своё в угол – колом стоит, – но: «Не троньте, это для фарта!».

5 января 1967 года, Архангельск. Школьный против «Водника»

5 января 1967 года, Архангельск. Школьный против «Водника»

Матчей, Школьным «вытащенных», спасённых – не счесть. Стоит в ушах неподражаемый голос Льва Перминова: как часто его радийные комментарии игр «Локомотива» превращались в панегирик вратарю! Воочию вспоминаются матчи, в которых Школа чудеса творил. Некоторые тогда просто легендарными становились... Ну не знать ли об этом Николаю Александровичу Дуракову, одному из партнёров Школы по тем великим когортам – сборной Союза и свердловского СКА, а потом и сопернику в чемпионатах страны.
– У меня отношение к вратарям особенное, я их всегда выделял в команде, они «первые номера». По смелости должны быть ими! Сегодня я могу сказать на тренировке: «Мамочкин, ты же здоровенный парень, что ж силу свою на вратарях проверяешь? В игре может всякое быть, но здесь-то не тот случай, чтобы удар в упор отрабатывать». Беречь надо вратарей. Они от меня много страдали, но к своим я всегда с уважением относился: их лишь двое в команде, а полевых можно и двадцать набрать...
До сих пор считаю, что лучшие были – Мельников и Школьный. Да, Сергея Лазарева в опросе вторым назвали, но, наверное, он всё-таки больше заметен был, его игра ещё на памяти у нынешних болельщиков. Хотя... был прежде Евгений Климанов, тоже с Мельниковым соперничавший, и стал чемпионом мира в 57-м, но он, пожалуй, полностью так и не смог раскрыться. А Юра – смог! При том, что был Анатолий Георгиевич эталоном спортсмена. Я даже не говорю о таланте Мельникова, но о таких качествах, как самоотверженность, работоспособность, величайшая ответственность. И очень непросто было Школьному, находясь не то что в тени, но – за спиной Мельникова, своё «я» доказывать. Обратите внимание, в сборную его ведь брали из нашего СКА, потом из вашего «Локомотива», а затем уже, на последний для Юры чемпионат мира, из «Уральского трубника». А в том 71-м первоуральцы прочно в серединке находились. СКА да «Динамо» – это гарант прочности, а вот остальные – всё-таки периферия. Из того же Хабаровска кого брали? – Фролова разве что. А Школьного брали! И должен он был в таком случае играть на голову выше тех, кто на виду.

Юрий Школьный

Юрий Школьный

Надёжным был. В сборной те матчи, которые ему доверяли, не порол. Вообще редкостью было от него грубой ошибки дождаться. Причём у него свой набор приёмов был: нападающего пуганёт, сюда, мол, забивай, туда – не дам, а сам уже с запасом угол перекрывал. Да-да, не только у нападающих бывает набор финтов каких-то, отработанных обманов, и у вратарей высокого класса такое непременно есть.
Я как-то ему в Первоуральске два двенадцатиметровых в одном матче не забил. Он прекрасно знал, в какую сторону я бью – в правый угол. Решил ударить в левый, и – промазал. Во второй раз: как же я промазал? – опять буду туда бить! Ударил, а он мяч взял, выиграл психологический поединок у меня.
А вот в Иркутске я игры против него как-то мало помню...
Грех сказать, Николай Александрович, да отчего же игры плохо помнятся? Когда беседовали мы, ваша фраза последняя как-то – не остановила... теперь вот крамольная мысль в голову пришла: да потому, может быть, что при Школьном свердловчанам в Иркутске не очень-то «катило»! «Серебряные призёры прошлогоднего первенства армейцы Свердловска в третий раз покидали поле стадиона «Труд», опустив головы. Проиграли – 2:1. Сенсация? Да, конечно. Но мы уже стали привыкать к ним. Чем объяснить эти сюрпризы?» – летописует номер «Советской молодёжи» от 25 января 1966 года. Но дальше цитата интереснейше продолжится: «Прокомментировать эту победу мы попросили одного из героев встречи голкипера иркутян Юрия Школьного» – замечательно! И взялся вратарь добросовестно излагать, как тщательно все в «Локомотиве» готовились к поединку со СКА, свои манёвры разучивая, и что «в первые 10 минут игра шла в одни ворота, свердловчане предприняли такой штурм, что только безукоризненные действия защитных линий спасли нас от расплаты. Ребята очень чётко сыграли в защите. А потом Рыбин, Катин, Найданов, и особенно Протасов, взявший на себя роль дирижёра атак, принесли гостям немало волнений. После отдыха команда стала ещё более сплочённой, ничего не могли поделать Валентин Атаманычев, Николай Дураков, Александр Измоденов». Наконец, следует заключительное «От редакции: В своём отчёте Юрий не коснулся одного игрока железнодорожников. Мы думаем, что вратарь заслужил самой высокой награды и своей игрой вернул себе титул одного из лучших голкиперов страны». Кстати, в том чемпионате свердловчане, став первыми, всего лишь три раза проигрывали; при этом динамовцев Москвы и Алма-Аты (серебро и бронза) по два раза побеждали – и у себя дома, и в гостях.
Так что посмею предположить, что именно неисчерпанность победных амбиций армейцев вообще, а бомбардирских Николая Дуракова – в частности, и заставила забыть те игры в Иркутске: в спорте от груза отрицательных эмоций стараются избавляться побыстрее, пользы они не приносят (в отличие от опыта поражений, востребуемого для исправления ошибок).
И вновь осторожные строки. Был Школа кумиром в Иркутске. Увы, с привычными последствиями: друзей полон город, в компаниях желанен, эх – развернись, душа! Так, как случилось в 67-м. Тогда Василий Дмитриевич Трофимов вновь Юрия Школьного в сборную зачислил, привычно – в дублёры Мельникову. Так же привычно был выигран очередной чемпионат мира. Вернулся Школьный домой и... от всё той же широты души «предоставил шанс» показать себя девятнадцатилетнему Геннадию Кривощёкову, тот остаток сезона и доиграл. Надо сказать, Кривощёков, губкой впитывавший всё лучшее от Школьного (даже фигурой стал походить!), учителя своего не посрамил. Григорий Аркадьевич Израильский вспоминал, как изумился однажды Трофимов, узнав, что Кривощёков играл: был в полной уверенности, что динамовцам Школьный противостоял. Случалось, что просил Школа: «Ребята, вы мне минут двадцать в начале игры дайте, бить по воротам не давайте, я в себя приду, отработаю». Вот тут-то соперника и до радиуса не допускали, пластались под мяч Грек, Терёха, Эйсбруннер..., покуда «командирский голос» не раздавался: «Поехали!».

Олег Катин и Юрий Школьный на тренировке

Олег Катин и Юрий Школьный на тренировке

– Меня Юрка, на пару с Эйсбруннером, в Иркутск затащил, помню его голос в телефонной трубке: «Кат, давай-ка ко мне. Со мной ты начинал, со мной и продолжи. Глядишь, будем вместе заканчивать». Знаешь, похождения – были, но «выступлений», которые могли бы под сомнение его сущность поставить – не было! Да он врать не умел, если нашухарит, придёт к Израильскому: «Аркадьевич, вот вчера было… Сейчас очухаюсь». Предпочитал правду говорить, не лгать в глаза. На этом и попадался...
Не довелось заканчивать вместе Школьному и Катину. Посчитали в «верхах», что более локомотивской вольницы терпеть нельзя. Есть повод для негодования – вроде бы стартовал «Локомотив» провально (хотя, сами взгляните, как всё обстояло), не стали его «оздоровлять», «исправлять» и – «искоренять». Главными врагами стали как раз Кат и Школа: убрать! Что ж, вполне показательно завершилась кампания, руководил которой председатель облспорткомитета Герольд Александрович Константинов: документом от лица некой спортивной общественности, гневно заклеймившим и изгнавшим, и дальше...
– Зря он уехал из Иркутска. Я ему говорил: «Юра, да нет на нас такого греха, чтобы из команды выгоняли. Не торопись, спадёт волна, всё образуется». Уехал – в Первоуральск. Своё «я» ещё раз доказал, став в третий раз чемпионом мира.
В одном из справочников о нём сказано: «Смелость, отличная реакция, активные действия в своей штрафной площади, хорошее понимание сложных игровых ситуаций делали его настоящим командиром защиты».
Вратарь на все времена. В его нынешних иркутских коллегах нет-нет да отзывается свет звезды Школьного. Так, уж совсем наследником по прямой посчитаю Лёшу Баженова (не удивительно, ведь его учил вратарским премудростям Геральд Штанько, бравший уроки у Школьного) – ввод ли мяча (Школа был в том не превзойдён), арсенал ли других вратарских приёмов.

Юрий ЕЛСУКОВ

Связанные страницы: Сезон-1967/68

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,340 views