СЕРГЕЙ КАЛИНКИН:
МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ…

Сергей КалинкинКАЛИНКИН Сергей Иванович
Родился 8 сентября 1957 года в Кызыле. Окончил Московский торговый институт. Администратор команд «Локомотив», «Сибскана», «Байкал-Энергия» с 1986 по 2011 гг. С 2011 по н.вр. – специалист ОГАУ «Центр развития спортивной инфраструктуры». Награждён Почётным знаком Федерации хоккея с мячом России.
Живёт в Иркутске.

Говорят, что лучший судья – это время. Годы, а порой – и десятилетия, проверяют правильность тех или иных поступков, решений и даже слов. Газетные строчки тоже проходят испытание временем: выскажет, к примеру, герой интервью свою точку зрения на ту или иную проблему, а сам, глядишь, поступит потом с точностью до наоборот. Случается такое? Да сплошь и рядом! Потому что человек предполагает, а Господь располагает. У журналистов тоже свои взаимоотношения со временем. Хоть и говорят, что слово – не воробей, «поймать» его всё-таки можно, особенно печатное: достаточно порыться в архивах и извлечь на свет божий старые газеты, датированные годом этак 1998-м, когда «Сибскана» завоевала серебряные медали чемпионата России. А потом провести нехитрый эксперимент: решить для себя самого, хочется ли тебе что-то изменить в интервью или статье?
Этому разговору с администратором хоккейной «Сибсканы» Сергеем Ивановичем Калинкиным почти 16 лет «от роду».

…Противное это слово – «администратор». Веет от него чем-то казённым, бюрократическим, серым. При слове «администратор» тут же представляешь себе высокомерных тёток в гостиничных холлах, накрахмаленных ресторанных распорядителей или издёрганных «блатными» клиентами театральных хозяйственников.
Иное дело – администраторы спортивные. Не их вина, что не придумали в русском языке более благозвучных названий на манер американских «менеджер» или «промоутер». Зато наши администраторы могут практически всё. Трудности, с которыми они сталкиваются, даже и не снились их зарубежным коллегам (коих, говорят, в профессиональных клубах бывает по десятку человек), привыкшим к стабильной и размеренной жизни, где на каждый вопрос готов ответ – «ноу проблем».
В нашей безалаберной стране администратор команды, смею вас заверить, человек архиважный. И пусть для болельщиков на трибуне стадиона его имя мало что значит, пусть он остаётся за кадром, когда команда одерживает громкие победы, истинную цену этому «чернорабочему» спорта знают и тренеры, и спортсмены.
Я вспоминаю два эпизода, которые лучше всяких слов могут рассказать об администраторах. Оба они – из того далёкого времени, которое принято называть «застойным», когда простому смертному нельзя было купить дефицитный товар или поселиться в гостинице, достать билет на самолёт или контрамарку в театр.
Москва, год примерно 82-й. Метрдотель гостиницы «Локомотив» в Черкизово непробиваема: мест нет и не будет. Леонид Князьков, тогдашний администратор хоккейного «Локомотива», решил мою проблему в пять минут. А на следующий день так же расторопно и непринуждённо «достал» на Центральном аэровокзале билет на самолёт до Иркутска… Помню, как однажды там же, в Москве, в мой номер ввалился Коля Могилёв, Николай Анатольевич, царство ему небесное, администратор баскетбольного «Строителя». Он буквально сгибался под тяжестью здоровенных баулов: привёз гостинцы московским чиновникам. Брусничку, омулька – не потому что сильно уважал этих чиновников в бесчисленных кабинетах спорткомитета, просто без подношений невозможно было получить ни форму, ни мячи, ни кроссовки. «Поможет?» – спросил я. «А как же, – ответил он. Не поможет это, найду другой способ. Мне без формы возвращаться в Иркутск нельзя…».
Едва ли не все администраторы команд сами в своё время были спортсменами: Александр Мерзляков и Валерий Алексеев из «Звезды», Сергей Уфимцев из «Шахтёра», те же Леонид Князьков и Николай Могилёв. А вот администратор иркутской «Сибсканы» Сергей Калинкин сам на хоккейное поле с клюшкой никогда не выходил…
– Что верно, то верно, – соглашается Сергей, – стать игроком, увы, не довелось. Но к спорту я с детства, что называется, «неровно дышал». Отец об этом позаботился. Сам он прилично играл в футбол, выступал за сборную Тувы. С пяти лет я ездил с футбольной командой по районам республики и «прикипел» к спорту душой.
– И к хоккею «прикипел»?
– В хоккей я попал почти случайно. Меня привёл в шелеховскую «Юность» Виталий Колесников. Уговорил попробовать себя в роли администратора, хотя, честно скажу, тогда я даже не представлял, что это за работа. И ведь не пацан уже был – за плечами армия, институт торговли…
– Вот те на! Я-то думал, что после торгового института люди устраиваются исключительно в тёплые места. Хоккейное поле, как я понимаю, к таковым не относится. Твоя специальность как-то помогла твоей работе?
– Я убеждён, что любое высшее образование человеку на пользу. Всю жизнь, конечно, на одном вузовском запасе не проживёшь, но для интеллектуального развития учиться необходимо. Не хочу говорить каких-то банальностей, но замечу, что образование влияет на работоспособность, инициативу и так далее. Между прочим, свой диплом я заработал честно, без всякого снисхождения или блата – учился на «четвёрки» и «пятёрки», и Дипломную работу защитил на «отлично».

На фоне табло

На фоне табло

– А кто был твоим наставником в хоккейных, то бишь, в администраторских «университетах»?
– Князьков, Силиванов, Шальнов… Да много их было, учителей. Учителей не в буквальном смысле: у каждого из них я старался перенять опыт, манеры общения с людьми, методы работы. Причём делал это ненавязчиво, незаметно.
– А что, учителя не желали делиться своими секретами?
– Да нет, дело в другом. У администраторов так же, как и у команд, у спортсменов, свои соревнования: кто поселит свой клуб в лучшую гостиницу, кому достанется удобное время для тренировок, кто найдёт хороший лёд. Если в одном городе (в Алма-Ате, к примеру, которая раньше была хоккейной Меккой в межсезонье) собирались несколько команд высшей лиги, между администраторами начиналась настоящая битва: каждый хотел, чтобы его ребята были устроены лучше всех. Но при этом мы поддерживали друг с другом прекрасные отношения. Достаточно было обратиться к своему коллеге с какой-нибудь просьбой – он разобьётся в лепешку, но обязательно её выполнит. Только обращались мы друг к другу с просьбами лишь в самых крайних случаях. Считалось, что если ты кого-то просишь помочь, то тем самым показываешь свою несостоятельность.
– Ты попал в касту администраторов в 84-м. Что-то изменилось в твоей профессии за эти годы – всё-таки прошло почти пятнадцать лет?..
– Раньше работать было интереснее, это однозначно. Сейчас главное – чтобы были деньги. Есть деньги – нет проблем, решаются все вопросы, открываются все двери. Тогда же всё, или почти всё, зависело от личных качеств, от способностей. Надо было крутиться, заводить знакомства, находить подходы к людям, быть психологом. Мне нравилось, например, как работал Лёва Литвин в баскетбольной команде «Ермак», его умению общаться с людьми можно было позавидовать – казалось, что он знает всех и его знает, по меньшей мере, весь Иркутск.
– Администратор – это всё-таки талант или профессия?
– В идеале, конечно, талант. Но во мне, например, нет такого таланта, поэтому я много лет осваивал профессию. Коплю опыт, наживаю его по капельке, добиваюсь уважения.
– Сергей, я заранее прошу прощения за свой вопрос: не кажется ли тебе, что порой отношение к администратору складывается как к мальчику на побегушках, к «шестёрке» – сбегай, достань, принеси?..
– А что обижаться, если многие действительно так думают? Но думают так только те, кто абсолютно не знаком с нашей работой, кто видит только её внешнюю сторону. Хороший администратор – всегда главное связующее звено в команде между тренерами и игроками. И от нас, между прочим, многое зависит. Прикинь сам: большую часть времени ребята проводят в разъездах, в поездах, гостиницах. От того, как они отдохнут, поедят, потренируются, зависит результат каждого матча.
– Но ведь любой, даже самый опытный, администратор не всемогущ, наверное, у каждого бывают «проколы»?
– По большому счёту ни тренеру, ни игрокам нет дела до твоих проблем. И я их понимаю – у каждого свои задачи. Надо эти «проколы» свести к минимуму. Я всё время как будто между молотом и наковальней: с одной стороны – тренеры, президент клуба, у них свои требования, свои претензии; с другой стороны – игроки, они ведь, в первую очередь, идут ко мне со своими просьбами, проблемами. Да просто денег занять, в конце концов. Иногда и роль громоотвода приходится играть – куда денешься?!
– Трудно быть хорошим для всех?
– Да уж нелегко! Почти невозможно. Если, конечно, не поступаться своими принципами. Иногда приходится прятать глубоко внутри своё самолюбие. Бывают ситуации, когда хочется кому-то, грубо говоря, дать по морде, а ты вынужден ему улыбаться. Потому что так нужно команде. Вообще, жизнь администратора, если он, конечно, не случайный человек в коллективе, подчинена интересам команды.
– «Работа» с судьями тоже в твоем ведении?
– Разумеется. Только напрасно ты, чувствую по интонации, иронизируешь. Ты представь себя на месте судьи, приехавшего в чужой город. Это сейчас нет проблем с гостиницей или авиабилетами. А раньше, бывало, судьи у меня дома и ночевали, и кормил я их – не потому что «подмазать» хотел, просто на командировочные тогда было не прожить. Это нормальное человеческое отношение. Извини за пафос, но по моей работе арбитры судили в какой-то мере об Иркутске. Потому и относились дружелюбно, во всяком случае, не «убивали» в играх на выезде. Почти никогда.
– Последние годы – самые удачные в жизни «Сибсканы» и твоей, наверное, тоже. Можешь ли ты оценить свой вклад в успех команды?
– А чем его измерить-то? Да и не ко мне этот вопрос – лучше у ребят спросить, им со стороны виднее. Если у команды быт налажен, если не сидит сутками на вокзалах да в аэропортах, если инвентарь в порядке, если запросто идут ко мне со словами: «Серёга, выручай!», то значит, я чего-нибудь да стою… Вообще же хороший администратор (речь идёт не обо мне конкретно) гарантирует победу процентов на десять…
– А остальные девяносто?
– Тренеры, игроки, привходящие обстоятельства… Без комментариев.
– Сергей, тебе приходилось работать со многими тренерами – Колесников, Лысенко, Выборов, Катин, Лихачёв… Не поверю, что всё время обходилось без конфликтов…
– Были, конечно, конфликты. Мой духовный наставник и большой психолог Олег Георгиевич Катин говорил: «Не поругаешься – истины не найдёшь!». И я с ним полностью согласен. Другое дело, что наши конфликты возникали не из-за желания что-то сделать для себя – исключительно ради команды.

Служу иркутскому хоккею!

Служу иркутскому хоккею!

– Трудно ли на твоей должности сохранить порядочность, когда все вокруг твердят, что в спорте всё продаётся и всё покупается?
– Не труднее, чем где-то на другой работе. Администратор должен быть хитрым, но не подлым. Мы ведь все варимся в одном котле. Посмотри на ребят во время игры – бьются друг с другом чуть ли не на смерть, а после матча идут в обнимку. Так же и мы подвержены эмоциям – можем ругаться, «поливать» коллег, но в любую минуту выручим друг друга. Ты правильно сказал: администраторы – это каста, здесь свой кодекс чести, понятие о порядочности. Если кто-то кого-то «кинул», это станет известно всем, и уважения такому человеку не видать. А уважение в нашем деле дорогого стоит, оно зарабатывается годами.
– Серёжа, как ты воспринял серебряный успех «Сибсканы», что чувствовал по окончании последнего матча с «Водником»?
– Усталость, больше ничего. Чувство опустошения – всё закончилось, не надо никуда ехать, бежать, просить. Было ещё ощущение единства – мальчишек, тренеров, болельщиков: мы вместе сделали большое дело…
– Я заметил любопытную особенность в работе администраторов: придя в команду, они либо быстро уходят, либо остаются надолго, иногда – на всю жизнь (свою или команды – это уж как получится)…
– Надо любить такую кочевую, азартную жизнь. Надо любить команду, а не себя в ней. Администратор для ребят – и учитель, и родитель. Он посредник между тренером и игроками, дипломат, если угодно. Да просто этим надо жить…

Михаил КЛИМОВ

P.S. Не изменил в тексте ни слова. Уверен, что и Сергей Калинкин того же мнения.

Связанные страницы: Евгений Ерахтин, Сезон 2000/01

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,155 views