«ЛЕДОВЫЙ КОЛОДЕЦ» ПО ИМЕНИ ЭЙСБРУННЕР

Станислав Эйсбруннер

Станислав Эйсбруннер

ЭЙСБРУННЕР Станислав Борисович
Родился 18 марта 1933 года в Иркутске. Защитник, полузащитник. Мастер спорта (1956). Воспитанник иркутской хоккейной школы («Динамо»). Выступал за ОДО, ОСК, СКВО, СКА (Свердловск) – 1953–1957, 1958–1960; «Металлург» (Первоуральск) – 1957/58, «Локомотив» (Иркутск) – 1960–1968. В высшей лиге чемпионатов СССР провёл 227 матчей, забил 9 мячей (ОДО, ОСК, СКВО, СКА (Св.) – 75, 5; «Локомотив» – 152, 4). Чемпион СССР (1956, 1959, 1960), серебряный призёр чемпионата СССР (1957).
Отлично играл на позиции левого полузащитника. На поле отличался жёсткостью в отборе мяча, хорошо поставленным ударом, спортивной злостью. Многолетний капитан «Локомотива». Играющий тренер «Локомотива» в сезоне – 1961/62.
Скончался 10 мая 1999 года в Иркутске.

Нисколько не преувеличивая роль личности в истории русского хоккея в Приангарье, безо всякой натяжки скажу, – в рейтинге «самых-самых» в сравнении с остальными игроками, как говорится, от Бога, Станиславу Эйсбруннеру, пожалуй, равных нет. Кто из наших земляков провёл семь сезонов в одной упряжке с Валентином Атаманычевым и Николаем Дураковым, Михаилом Осинцевым и Виктором Шеховцовым? У кого из иркутян в коллекции наград есть три золотых медали чемпиона СССР и одна серебряная? Пятнадцать лет в большом хоккее – он и среди игроков-долгожителей в первой шеренге стоит. Да что тут говорить, Станислав Эйсбруннер – это целая эпоха русского хоккея, к блестящей летописи которого и он руку приложил.

Заливистым лаем меня встретит на пороге «малолитражной» «хрущёвки», что на улице Декабрьских Событий, той-терьер Дина, но зычный баритон хозяина быстро приведёт в чувство своенравного телохранителя. Подав голос, наш меньшой брат, поняв, что гость пришёл с благими намерениями, успокоится и займёт место в углу тесноватого коридора. Мы же со Станиславом Борисовичем последуем в комнату, где для разминки посмотрим «Футбольное обозрение», полистаем семейный альбом с фотографиями и, наконец, приступим к воспоминаниям дней давно минувших. А вспомнить в свои шестьдесят четыре года (разговор был в 1997 г.Прим. авт.) мастеру, самым непосредственным образом причастному к возрождению не только иркутского, но и «великодержавного» свердловского хоккея, есть что.
– Зимой – хоккей, летом – футбол: для мальчишек довоенного поколения это было скорее правилом, нежели исключением.
– Вот и ваш покорный слуга в зависимости от времени года менял бутсы на коньки. Причём, не только в «детях» и «юношах», но и позже, уже будучи «хоккейным» чемпионом страны в составе свердловских ОДО и СКА, летом выступал за армейцев, игравших в ту пору в классе «Б». Футбольная компания у нас подобралась что надо: выходил на зелёный газон вместе с Дубинским, Багричем, Линяевым, Базуновым. Пройдёт несколько сезонов и этот квартет «приберёт» к своим рукам ЦСКА и сборная Союза. Футбол футболом, но хоккей всё же оставался для меня видом спорта номер один, хотя поначалу, играя в иркутских командах «Динамо» и «Авангард» под руководством таких корифеев, как Алексей Чернокевич и Абрам Левитин, даже и не знал, чему отдать предпочтение.
– Выбор за Вас сделал Иван Иванович Балдин...
– Слухи доходили, что моей провинциальной персоной интересуется хоккейный клуб ОДО из Свердловска, уже в ту пору одна из сильнейших команд страны, но только слухи, а тут... Сейчас я вам расскажу почти детективную историю моего похищения. 1953 год. Едем в Свердловск на финал Российского совета «Динамо», занимаем второе место после хозяев, и меня, двадцатилетнего паренька, прямо со льда едва ли не под конвоем увозят в часть. Оказывается, легендарный Иван Иванович Балдин целый год ко мне присматривался, инкогнито «сватов» засылал, мол, посмотрите, что там за защитничек в Иркутске появился.
– А тут своими глазами увидел и «под ружьё»?
– Балдин решил создать принципиально новую команду, вот почему «под ружьё» ОДО в тот сезон вместе со мной встали ярославец Валентин Атаманычев, нижнетагильцы Виктор Шеховцов и Николай Дураков, свердловчане Михаил Осинцев, Геннадий Тарасевич.
– Что ни фамилия – легенда! Как тут не затеряться в компании великих?
– Великими они стали позже, когда я уже вернулся домой, в Иркутск, а мои бывшие партнёры, в составе национальной сборной раз за разом выигрывая мировые чемпионаты, получили международное признание. А тогда мы разговаривали на одном хоккейном языке – все были молоды, честолюбивы, вместе из лошадиных дуг и камыша мастерили самодельные клюшки, из пробки и шёлковых ниток делали оранжевые мячики, да и конёчки-то были не чета сегодняшним, я, например, полуканадки купил у одного знакомого шайбиста – в них всю жизнь и проиграл.
– Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается – лишь спустя три сезона, в 1956 году, подопечные Ивана Балдина, «показав спину» столичным клубам ЦДСА и «Динамо», завоевали золото всесоюзного чемпионата. Это была первая громкая победа нового призыва Ивана Балдина, и в той команде играл Эйсбруннер. Кстати, Станислав Борисович, во всех хоккейных справочниках, в том числе в академическом столичном, Ваша фамилия четыре раза фигурирует в чемпионском составе, а золотых медалей у Вас три. Поклонницы позаимствовали?
– Врут справочники. Я трёхкратный чемпион. Не знали составители, что в 1958 году меня и ещё несколько молодых ребят из ОСК (так в тот сезон называлась наша команда) по просьбе директора новотрубного завода на год командировали в первоуральский «Металлург». Надобно было помочь соседям выйти в «вышку». Помогли. Выиграли турнир среди лучших клубов класса «Б», а мне даже специальный приз – кубок с гравировочкой вручили – «Лучшему защитнику финального турнира».

Станислав Эйсбруннер в составе свердловского ОДО, чемпиона СССР  1956  года.  Первый  ряд  (слева  направо):  Александр  Маскинский, Иван  Фролов,  Иван  Балдин  (тренер),  Николай  Дураков,  Станислав Эйсбруннер.  Второй  ряд:  Леонид  (Ленин)  Арефьев,  Валентин  Атаманычев, Виктор Шеховцов, Павел Губин, Анатолий Голубев. Третий ряд: Михаил Осинцев, Герман Тарасевич, Альвиан Кузнецов, Николай Назаров. Из этого состава армейцев в иркутском «Локомотиве» вы- ступал также вратарь Леонид Арефьев (сезон-1960/61)

Станислав Эйсбруннер в составе свердловского ОДО, чемпиона СССР 1956 года. Первый ряд (слева направо): Александр Маскинский, Иван Фролов, Иван Балдин (тренер), Николай Дураков, Станислав Эйсбруннер. Второй ряд: Леонид (Ленин) Арефьев, Валентин Атаманычев, Виктор Шеховцов, Павел Губин, Анатолий Голубев. Третий ряд: Михаил Осинцев, Герман Тарасевич, Альвиан Кузнецов, Николай Назаров. Из этого состава армейцев в иркутском «Локомотиве» выступал также вратарь Леонид Арефьев (сезон-1960/61)

– В Вашей богатой на события свердловской биографии было много счастливых минут, но, наверное, случались и такие, о которых вспоминать – только соль на раны сыпать?
– В 1957-м году в чемпионате страны сложилась уникальная ситуация. Мы вместе с ЦСК МО набрали одинаковое количество очков – по 37. Пришлось на нейтральном поле в Архангельске вновь выяснять отношения. Увы, это был не наш день – мы уступили столичным хоккеистам – 1:3. Впрочем, затем три года подряд свердловчане никому не дарили золото. Я о результате, но знаете, что самое обидное в моей уральской эпопее... У высоких чиновников, нет, не я как хоккеист, моя немецкая фамилия доверия не вызывала. Вот и был я невыездной. Команда в Скандинавию на товарищеские матчи довольно часто выезжала, а я – игрок «основы» – вынужден был дома оставаться. Не пущали! Так в неблагонадёжных и проходил. На самом высоком уровне за меня хлопотали – бесполезно! Правда, на первом неофициальном чемпионате мира – в 1956 году в Москве – призвали в ряды первой сборной. Отыграл вроде бы прилично, но, как выяснилось, этот вызов в главную команду страны был первым и последним.

На трассе лесного кросса

На трассе лесного кросса

– Если фамилию «Эйсбруннер» перевести с немецкого на русский...
– «Ледовый колодец» получится...
– В этот «колодец» многие наши асы «попадали». Сам я совсем пацаном был, смутно помню, как играл защитник Станислав Эйсбруннер, но, говорят, скоростью отменной обладал, а ещё по-хорошему злой был в единоборствах, практически непроходимый.
– А как иначе того же Мишу Осинцева остановить? Ювелирная техника! Это когда мы в одной команде играли, любо-дорого за ним наблюдать было, как он «возил» соперников, а потом, когда я в Иркутск приехал, а его Василий Дмитриевич Трофимов под флаг московского «Динамо» призвал, пришлось неудержимого Мишу держать. Что тут говорить, тяжёлая эта работёнка была. А как угнаться за хабаровчанином Толей Фроловым? Вихрь, не игрок!
– Говорят, каждый человек – кузнец своего счастья. Своё хоккейное счастье Вы успешно «ковали» в Свердловске. Вот и непонятно, что же заставило трехкратного чемпиона СССР Станислава Эйсбруннера в 1961-м году сменить ведущий клуб страны на дежурную команду – дебютанта высшей лиги – иркутский «Локомотив»?
– Если откровенно, то домой меня постоянно тянуло. Нет, грех жаловаться на условия в Свердловске. Играл в прекрасной команде, в компании «звёзд», да и с бытом всё нормально было. Жалованье исправно платили, на курорты в межсезонье ездили, сам Георгий Константинович Жуков – а он в те времена занимал пост командующего Уральским военным округом – частенько на стадион приходил. Правда, замечу в скобках, к футболу он был более неравнодушен, но и хоккейную команду не обижал. Да только дом – он и есть дом! А когда «Локомотив» впервые вышел в высшую лигу и играющий тренер Николай Джурук пригласил меня помочь команде, я тут же дал «добро».
«Добро»-то Вы дали, только недобрый сезон выдался у железнодорожников в сезон своего дебюта: пробившись в высший эшелон, они тут же его покинули.
– А через годик вернулись. Правда, помогла нам реорганизация чемпионата: число клубов увеличилось до шестнадцати. Причём на предварительном этапе команды были разделены на две подгруппы – Западную и Восточную. Мы вполне достойно выступили – заняли в своей подгруппе пятое место, а затем в двух стыковых встречах дважды обыграли краснотурьинский «Труд» и заняли девятое место. В тот сезон, который прочно утвердил «Локомотив» в высшей лиге, мне пришлось сидеть сразу «на двух стульях» – ребята доверили мне роль играющего тренера. Славная у нас в тот год команда была. Год, когда начала восходить звезда совсем юных Игоря Хандаева, Антонаса Толжунаса, так рано трагически ушедшего из жизни. Гены Почебута, к сожалению, ныне тоже покойного, но душой команды, конечно же, был Кеша Протасов. Тактическая система была простая: пять в защите, пять в нападении, но играли-то – всю душу вкладывали. Да и руководство отделения Восточно-Сибирской железной дороги нас жаловало: Анатолий Скурихин, в ту пору возглавлявший отделение, очень многое делал, чтобы «Локомотив» жил и процветал.

Станислав Эйсбруннер стоит (справа) на хоккее

Станислав Эйсбруннер стоит (справа) на хоккее

– Но расцвёл-то «Локомотив» по-настоящему в 1966-м году, взял да и «прыгнул выше головы» – впервые пятой командой страны стал. Станислав Эйсбруннер к этому «прыжку» самое непосредственное отношение имеет. А ещё Юрий Школьный, великий вратарь свердловского СКА, не без Вашего прямого участия в Иркутск переехавший.
– Что было, то было: Юру я действительно к нам в команду перетянул. И то, что мы так высоко в турнирной таблице забрались, и то, что своих бывших одноклубников – уральцев – три сезона кряду побеждали, Школьного во многом заслуга. Артист был, большой артист, царство ему небесное!

Станислав Эйсбруннер

Станислав Эйсбруннер

Время бежит – не остановишь. В 1967-м последний раз выходил на ледовое поле Станислав Борисович в составе команды мастеров. В мае 1999-го он ушёл из жизни. Но об Эйсбруннере читатель ещё услышит – о Максиме Эйсбруннере. Ныне полузащитник «Байкал-Энергии», он весь в деда пошёл: и статью, и игрой. Такой же по-спортивному злой, моторный, крепко стоящий на коньках. И такой же непроходимый. Как и Эйсбруннер-старший, вполне оправдывающий свою фамилию, что в переводе с немецкого означает «Ледовый колодец».

Николай ЕВТЮХОВ

Связанные страницы: Сезон 1962/63

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,679 views