АЛЕКСЕЙ НЕГРУН: МНЕ НЕ ПРИВЫКАТЬ ДЕРЖАТЬ УДАР

Алексей НегрунНЕГРУН Алексей Александрович
Родился 11 сентября 1971 года в Иркутске. Вратарь. Мастер спорта России (1996). Начал играть в 1984 году в Иркутске в школе «Локомотива». Выступал за «Локомотив» (Иркутск) – 1988–1991 и 2003/04, «Лесохимик» (Усть-Илимск) – 1991–1993, «Сибскану» (Иркутск) – 1993–1998 и 2000–2004, «СКА-Свердловск» (Екатеринбург) – 1998–2000, «Байкал-Энергию» (Иркутск) – с июля 2004. В чемпионатах страны провёл 286 матчей («Локомотив», «Сибскана», «Байкал-Энергия» – 257; «СКА-Свердловск» – 29), в розыгрышах Кубка страны – 80 матчей. Второй (1998) и третий (1995) призёр чемпионатов России. Финалист (2005, осень) и третий призёр (2005, весна) Кубка России. Чемпион РСФСР (1990). Победитель Спартакиады народов РСФСР (1989). Третий призёр турнира на призы Правительства России (2006) в составе «Байкал-Энергии».
Физически сильный и смелый, решительно действовал при выходах соперников один на один, уверенно руководил обороной. Занимается судейством, обслуживает матчи команд высшей лиги. Тренер ДЮСШ «Рекорд».
Живёт в Иркутске.

Алексей Негрун стоически отражал удар за ударом. Речь в данном случае не про вратарское искусство. Об ударах, посланных ему свыше. По велению какого-то злого рока, вышедшего один на один с голкипером с улыбкой Демона, шла жестокая проверка – выдюжит ли? Не сломается? Шлейф трагедий, обрушившихся на него, никак не желал отпускать из своих крепких объятий. За каких-то неполных два года потерять тестя Юрия Георгиевича Панькова (выступавшего, кстати, в сезоне – 1974/75 в составе «Локомотива»), жену – Лену, её брата Дениса, отца Александра Максимовича! Как пережить эту страшную чернополосицу? Почти четверть века держал удар, защищая рамку в матчах юношей, юниоров, молодёжи, мастеров, отражая оранжевый мячик на последнем рубеже. А тут...

– Только хоккей помогал на время забыться. А ещё дети – Максим и Соня, – вспоминает те страшные времена Алексей, которого спустя два года ждал ещё один удар под дых. С ним расстались по-английски. – У меня закончился контракт с «Байкал-Энергией». Надеялся, что продлят. У руководства клуба было иное мнение. Я не в обиде, в какой-то степени я понимаю тренеров, тем более что команда располагала двумя талантливыми вратарями – Алексеем Савельевым и Денисом Рысевым. Держать третьего, которому шёл уже тридцать восьмой год, посчитали, по-видимому, нецелесообразным. Так с весны до осени я стал безработным.
– Могу представить твоё состояние... 
– Ощущение, что ты попал в безвоздушное пространство. В вакуум. Почти полгода я пребывал в полной прострации. Искал ответ на вопрос: что делать? Хоккей для меня был не только профессией, но и образом жизни. Без малого двадцать лет играть на высшем уровне – в чемпионатах СССР и России, и вдруг на тебе ставят жирный крест. Пожизненно. 
– Как быть, пойти с шапкой по кругу?
– До этого не дошло. Оставались какие-то сбережения. Но дело даже не в материальном достатке, хотя мой социальный статус – отец-одиночка с двумя детьми – оптимизма не прибавлял. Сложно в моральном плане. Всегда вместе с командой, и вдруг ты никто, и звать тебя никак. На задворках.
– Свой последний матч за «Байкал-Энергию» помнишь?
– Конечно. Только я тогда не знал, что он последний. Встречаемся дома с ульяновской «Волгой». Не скажу, что напускал «бабочек», но и не выручил. После первого тайма сдал пост Рысеву. Денис, поймав кураж, сыграл отменно, в одночасье став любимцем публики.
– Которая тут же про тебя забыла?
– Вспомнила. Позже. Когда Евгению Ерахтину, Василию Никитину, Алексею Баженову и вашему покорному слуге устроили на стадионе торжественные проводы. Фанаты-болельщики вручили трогательный подарок – именные перстни с гравировкой «Чемпионы наших сердец». Получили мы презенты и от клуба.
– Который «сосватал» тебя в «Байкал-Энергию»-2?
– Я помогал двум Александрам – Клементьеву и Межуеву, а заодно прошёл школу арбитров. В качестве резервного судьи работал на домашних матчах «Байкал-Энергии», доверили мне и обслуживание юниорских финалов в Красноярске и Кемерово – Почти два сезона ты защищал ворота екатеринбургского «СКА-Свердловска». Каким ветром занесло на Урал?
– Борис Фёдорович Баринов, возглавивший «Сибскану» после триумфального серебряного сезона, посчитал, что три вратаря – Баженов, Речкин и Негрун – это перебор. Хотя при Сергее Евгеньевиче Лихачёве я третьим лишним не был. Мы играли по очереди. Но у каждого тренера своё видение игры, ситуации. Фёдорович решил, что я – самая подходящая кандидатура на «отцепление».

26 декабря 1999 года. «Сибскана» – СКА (Екатеринбург) – 5:1.  Алексей Негрун пытается отразить мяч после броска Сергея Домышева

26 декабря 1999 года. «Сибскана» – СКА (Екатеринбург) – 5:1.
Алексей Негрун пытается отразить мяч после броска Сергея Домышева

– Странно, ведь Баринов твой первый тренер...
– Первый, последний... Когда речь идёт о результате, кадровая политика – прерогатива главного. Нет, поверь, я на Баринова (царствие ему небесное) обид не держу. Более того, в какой-то степени даже благодарен. В Екатеринбурге я, отданный в аренду, стал основным голкипером вовсе не дежурного клуба: Жаров, Топычканов, Чермных, Стафеев, Чернов, Братцев, совсем ещё юный Костя Савченко… В сезон моего дебюта в «СКА-Свердловске» мы были в шаге от бронзовых медалей, но подняться на воображаемый пьедестал почёта нам помешала... «Сибскана».
– Как же, помню! В гостях иркутяне проигрывают – 4:7, а дома просто камня на камне не оставляют от уральцев. Парадокс: Негрун, прочно застолбивший за собой пост первого номера, за решающими матчами наблюдал со скамейки запасных. Это твоё решение не играть против своих прежних партнёров, или главного тренера?
– Я рвался в бой, но Валерий Иванович Эйхвальд, стоявший тогда у руля армейцев, ничем не мотивируя свой выбор, дал мне, скажем так, отдохнуть. Страховался, по-видимому. Мало ли что? Вдруг Негрун, играя против бывших одноклубников, совершит необязательные ошибки? А на кону медали! Сомнения Эйхвальда понять можно.
А тут ещё вечером, накануне матча в Екатеринбурге, я отправился в гостиницу, где жила «Сибскана»: мы столько не виделись – соскучился по Иркутску, по ребятам. Вероятно, мой визит штаб «СКА-Свердловска» и сам Валерий Иванович истолковали по-своему. Могу сказать одно: если бы в этих двух матчах ворота защищал я, а не мой дублёр, ещё неизвестно, чем бы завершилось наше противостояние. Во всяком случае, я уверен – «Сибскана» пролила бы гораздо больше пота, чтобы завоевать бронзу. 

24 марта 2006 года. Кубок губернатора Иркутской области.  «Байкал-Энергия» –  «Байкал-Энергия»-2.  «Чтоб  порадовать  страну, дайте клюшку Негруну!»

24 марта 2006 года. Кубок губернатора Иркутской области.
«Байкал-Энергия» – «Байкал-Энергия»-2. «Чтоб порадовать страну, дайте клюшку Негруну!»

– Другими словами, договориться с Негруном – мол, если что, – помоги, иркутянам не удалось бы?
– Об этом даже и речи быть не могло! Меня можно обвинить в чём угодно, но «сдать» игру… На такой «подвиг» я не был способен, потому что слишком дорожил своей репутацией. 
– И всё-таки однажды ты её «подмочил»...
– Ты на что намекаешь?
– На матч в Арсеньеве...
– Ах, вот что! Давненько это было, в пору иркутского «Локомотива», ещё выступавшего в первой лиге с «Востоком» из Арсеньева... Ситуация у нас тогда сложилась – хуже некуда: одни – травмированы, другие – дисквалифицированы. Еле-еле наскребли одиннадцать игроков. Пришлось мне оставить в раздевалке вратарскую амуницию и переодеться в полевого игрока. Мне ещё в пацанах Баринов, из-за того, что я неважнецки катался, определил место в воротах. А тут – весна, оттепель, лёд плывёт, и вместе с ним плыву я. Помню, повеселил я стадион Арсеньева своими падениями: «А это кто у них на правом борту такой техничный, никак из сборной СССР выписали», – услышал я реплику болельщика.

Август 2003 года. Стадион «Локомотив». Алексей Негрун на тренировочном сборе

Август 2003 года. Стадион «Локомотив». Алексей Негрун на тренировочном сборе

– Травмы – постоянный спутник игроков. Вратарей – тем паче. Тебя сия участь миновала?
– Не скажи. Пришлось операцию на мениске делать. Колени – самое уязвимое место вратарей. Такое уж специфическое у нас амплуа. От постоянных нагрузок, частого разгибания и вращения коленного сустава хрящики изнашиваются. Правда, если раньше резали, как говорится, по живому, то теперь артроскопия выручает. Уже через несколько часов ты – ходячий больной. Естественно, нужно время на восстановление. Помню, вместе со мной мучился с коленями, ещё играя за футбольную «Звезду», Денис Глушаков, ныне игрок национальной сборной страны.
– Знал тебя как заядлого коллекционера буклетов, программок, значков исключительно на тему хоккея с мячом. Прошла страсть?
– Давно. Хотя раньше таких же сумасшедших, как я, знал по всей стране. Переписывались, обменивались атрибутикой. Каждый день в почтовом ящике находил весточки из Архангельска, Ульяновска, Красноярска, Кирова – проще назвать город, откуда мне не приходила бандероль. Страсть прошла, но память осталась. Я не считал, но штук двести значков лежит в моём загашнике.
– Твой сын Максим несколько лет занимался бальными танцами в «Лотосе». И небезуспешно: был финалистом открытого чемпионата Москвы, участником ряда международных турниров, но родная кровь напомнила о себе. Несколько лет назад наследник по прямой облачился во вратарскую амуницию. С твоей подачи?
– Я особо не настаивал, но и не сопротивлялся. Это был его выбор. Надеюсь, верный. В предстоящем сезоне он будет защищать ворота «Байкал-Энергии»-2. Юноши 1996 года рождения, возглавляемые моим бывшим одноклубником Василием Никитиным, – серебряные призёры первенства России. Славная команда, скажу я тебе, – «основа» вместе с тренером плавно перешла под флаг фарм-клуба. Среди них сын незабвенного Евгения Гришина – Дима, сын Василия Никитина – Никита. Такая вот семейственность. С вратарями занимается мой тезка Алексей Баженов. Уж кому-кому, а Лёше, простите, Алексею Анатольевичу, с которым мы вместе начинали карьеру и пережили много счастливых минут в «Сибскане», прошедшему богатую школу «Кузбасса», казанской «Ракеты» и сборной Казахстана, поверь, есть чему научить Максима.

Вратарь-горнолыжник

 Вратарь-горнолыжник

– А Алексею Александровичу Негруну?
– Помогаю, подсказываю, не без этого. 
– Ты сам несколько лет назад стал тренером начальной группы подготовки в ДЮСШ «Рекорд». Работаешь с малышами, причём не где-нибудь, – на своём, домашнем поле – стадионе «Труд».
– Заметь, на ледовой арене, расположенной в самом центре города, любезно предоставленной нам руководством спорткомбината. Не берусь загадывать, как сложится моя тренерская карьера детского тренера, но одно то, что я остался в хоккее, прибавляет сил и положительных эмоций. Не знаю, как мои юные подопечные, но я всякий раз с удовольствием отправляюсь на тренировку. А после с нетерпением жду следующей. В свободное от хоккея время воспитываю детей – Максима и семилетнюю Соню, занимающуюся в детском танцевальном коллективе «Непоседы», ухаживаю за мамой – Раисой Алексеевной, которая живёт вместе с нами, и по-прежнему охраняю ворота... Разреши представиться: «Оперативный дежурный компании «Байкалвестком». 

Спасибо болельщикам!

Спасибо болельщикам!

И после продолжительной паузы добавляет: «Это в хоккее с мячом я мастер спорта, а вне игры – недоучка. Поступал в ТФК, в «железку» – институт инженеров железнодорожного транспорта, на юридический факультет госуниверситета. Да только не окончил все эти учебные заведения. Решил: никуда они от меня не уйдут. Ушли. Потому как жил только «светлым настоящим», не задумываясь о дне завтрашнем. А он так внезапно наступил. И не таким уж светлым оказался.
Нет, я не жалуюсь. Пенять не на кого. Только на себя. Остаётся что? Держать удар!

Николай ЕВТЮХОВ

Связанные страницы: Сезон 1995/96

Печать этой страницы Печать этой страницы

Один комментарий: Алексей Негрун

  1. Уведомление: Хоккейный клуб "Байкал-Энергия". Официальный сайт

Комментарии запрещены.

4,047 views