МАКСИМ БЛЕМ: СОЛО ДЛЯ ДИРИЖЁРА

Максим БлемБЛЕМ Максим Владимирович
Родился 2 июля 1976 года в Омске. Защитник. Мастер спорта. Воспитанник омской хоккейной школы. Первый тренер – А.Ф. Смыков. Выступал в составах «Юности» (Омск) – 1994–2000, «СКА-Свердловска» (Екатеринбург) – 2001–2003, «Металлурга» (Братск) – 2003/04, «Байкал-Энергии» (Иркутск) – с 2004. В чемпионатах России провёл 437 матчей, забил 47 мячей («Юность» – 105, 14; «СКА-Свердловск» – 74, 11; «Металлург» – 24, 0; «Байкал-Энергия» – 234, 22). В розыгрышах Кубка России – 145 матчей, 13 мячей («Юность» – 17, 2; «СКА-Свердловск» – 30, 5; «Металлург» – 9, 0; «Байкал-Энергия» – 89, 6).
Финалист (2005 – осень) и третий (2005 – весна) призёр розыгрышей Кубка России. Второй призёр чемпионата России по мини-хоккею с мячом (2003). Третий призёр XVII Международного турнира на призы правительства России (2006). Победитель турнира Sportservice Reebok Jofa Cup (2009). Победитель всесоюзных соревнований на приз клуба «Плетёный мяч» (1987).
Цепкий, смелый и хладнокровный, уверенно чувствует себя в единоборствах, строго соблюдает игровую дисциплину. Отличается высокими бойцовскими качествами, умело реализует розыгрыши угловых. На протяжении ряда лет был капитаном «Байкал-Энергии». 
Живёт в Иркутске.

– Франко, как считаешь, кто в составе «Байкал-Энергии» лучший? – спросил я во время матчей Кубка мира-2011 в Сандвикене своего старого знакомого, в то время – главного тренера сборной Швеции Франко Бергмана.
– Номер шестнадцать, – не задумываясь, отвечает мой собеседник.
– А почему он?
– Очень здорово руководит командой!

– Обещаю, что меня будет слышно ещё лучше, – так отреагировал Максим, когда узнал об этом диалоге.
Голос Максима Блема под сводами Йоранссон-Арены в Сандвикене и на самом деле звучит громче всех. Уступая, разве что, судье-информатору. Но у того – микрофон. У Максима микрофона нет.
– Внимание! – Это Блем встряхивает партнёров перед подачей углового. И вновь сопернику не удаётся отпраздновать успех: выбегающие своё дело выполняют как надо.

21 ноября 2005 года. «Байкал-Энергия» – «СКА-Нефтяник» – 6:3.  В игре Максим Блем

21 ноября 2005 года. «Байкал-Энергия» – «СКА-Нефтяник» – 6:3.
В игре Максим Блем

Видеть ситуацию на льду последнему защитнику, а именно его функции выполняет сегодня в «Байкал-Энергии» Максим Блем, пожалуй, проще, чем кому-либо. С его позиции (а позади только вратарь) – обзор идеальный. Потому он и берёт на себя роль координатора, организатора, наконец, дирижёра обороны. Роль эта добровольная и, в некоторой степени, даже эксклюзивная: большинство команд играет «молча».
– В Омске я жил достаточно далеко от стадиона, в Чкаловском посёлке, – районе, где хоккей с мячом очень почитали, – рассказывает Максим. – Отец работал на заводе «Полёт», который всегда поддерживал этот вид спорта. Он был активным болельщиком, дружил со многими хоккеистами, поэтому другого выбора у меня просто не было.
На коньки Максим встал в семь лет на стадионе «Юность», ловить мячи научился ещё до школы – отменная реакция была, можно сказать, с рождения. С тех пор, кроме хоккея с мячом, другими видами спорта не занимался, хотя с успехом мог играть и в волейбол, и в футбол, и в баскетбол: про таких говорят – игровой.
– Отец, Владимир Иванович, мечтал, чтобы я стал вратарём в хоккее с шайбой, хотя болел «за мяч», – продолжает Максим. – Вообще-то к шайбе отношение в моей семье было душевным: родители всегда болели за ЦСКА, за сборную СССР. Мама, Дина Ивановна, даже собирала хоккейные фотографии. Брать меня с собой на хоккей с мячом папа начал ещё с детского сада. Словом, «подготовительная работа» была проделана качественно. Во дворе нашего дома была коробка, лёд на ней заливался регулярно. Мы, пацаны, до хоккея жадные были: приходили домой с тренировок и тут же шли кататься в коробку. У каждого из нас была мечта – стать хоккеистом.

18 февраля 2009 года. «Старт» – «Байкал-Энергия» – 5:6.  Мяч под контролем Максима Блема

18 февраля 2009 года. «Старт» – «Байкал-Энергия» – 5:6.
Мяч под контролем Максима Блема

Вот так, по «вине» родителей, и оказался в спорте Максим Блем. Исправно ходил на тренировки, старался не меньше других, но чего-то выдающегося в себе не замечал. Говорит, был обычным. Да ещё и не совсем здоровым рос – простуда донимала постоянно. Но с активными занятиями хоккеем болячки постепенно стали уходить.
– Главное – было много желания, – с высоты сегодняшнего жизненного опыта оценивает свои юные годы Максим. – Когда по мастерам стал играть, вся семья за меня радовалась. Правда, переживаний хватило. Помнится, какой-то сезон в Омске выдался непростым, я не всегда попадал в состав, а отец ни одной игры не пропускал. Мама рассказывает, что для него это был очень сложный период.
Владимир Иванович всегда делился с сыном своим мнением об игре, вместе разбирали отдельные моменты. И Максим никогда не пренебрегал мнением отца, тот всё подмечал и подсказывал.
– В 2000-м году пришло время сменить команду. В Омске ситуация складывалась непросто, начались задержки зарплаты, мне же хотелось играть, не загружая голову лишними проблемами. Позвонил в Екатеринбург, в СКА. Мне сказали: «Приезжай!». Так в 24 года я оказался в легендарном «СКА-Свердловске», совместив, образно говоря, приятное с полезным: надо было проходить армейскую службу. Мой приезд совпал с приходом на пост главного тренера Евгения Выборова, и он почему-то увидел меня защитником. Играл переднего, а через какое-то время – последнего защитника.
Воспитанников омского хоккея в российском чемпионате сегодня осталось немного: два Максима – Блем и Гавриленко, да Евгений Яковлев. Ещё не так давно все они вместе с Сергеем Артёменко и Константином Савченко представляли Омск в составе «Байкал-Энергии». Двое последних уже завершили выступления, а с уходом остальных уйдут в прошлое и хоккейные традиции старинного сибирского города. Факт, конечно, прискорбный. Кстати, в 2003-м сразу шесть омичей по призыву всё того же Евгения Выборова влились в состав братского «Металлурга». Был среди них и Максим Блем.
– В тот год я вполне мог оказаться и в Иркутске, – вспоминает Максим. – Когда в Братске уже подписал контракт, мама сообщила, что мне звонили из Иркутска. Кто мне может звонить из Иркутска? Лихачёв, говорит. Тогда Сергей Евгеньевич хотел пригласить меня в «Сибскану», но я уже стал игроком «Металлурга».

8 марта 2010 года. «Байкал-Энергия» – «Динамо-Москва» – 5:6.  Евгений Иванушкин и Максим Блем в борьбе за лётный мяч

8 марта 2010 года. «Байкал-Энергия» – «Динамо-Москва» – 5:6.
Евгений Иванушкин и Максим Блем в борьбе за лётный мяч

Переход в Иркутск состоялся через год, уже в «Байкал-Энергию», главным тренером которой стал всё тот же Выборов. Так что Максим Блем – не просто долгожитель в составе бело-синих, а рекордсмен по количеству сыгранных матчей! Из того состава в «Байкал-Энергии» сегодня играют Александр Насонов и Андрей Ковалёв, но у первого сезон «выпал» на столичное «Динамо», у второго – два сезона на хабаровский «СКА-Нефтяник». Вот и выходит, что Максим – рекордсмен. 238 матчей в чемпионатах России провела «Байкал-Энергия» в своей истории к ноябрю 2013-го, и лишь в четырёх из них Блема в заявке не было – выйти на поле мешали травмы. Что же для него эта команда?
– Здесь я себя чувствую как дома. Мне нравится атмосфера на стадионе, хотя болельщики уже начинают выбирать, на какой матч ходить, а на какой – нет. Иркутск для меня – всё. Я женился в Иркутске, хотя жена и не коренная иркутянка. В Иркутске у нас родилась дочь, здесь друзья, первая собственная квартира – в конце концов, здесь я уже десятый год. Не забываю, конечно, и о своём родном доме, где у меня мама, сестра и племянник.
Ещё со времён «Юности» Максим был знаком со многими иркутскими хоккеистами. До сих пор с теплотой вспоминает, как в Омск в 1997 году приезжал оказавшийся невостребованным в родном Иркутске Михаил Никитин. Знакомство с ним, случившееся на кубковых матчах, дало свои положительные моменты – опыт, которым обладал экс-капитан «Сибсканы», советы, которые он давал, были неоценимы. Наверное, и это знакомство тоже заставило Максима поверить в то, что когда-то он сможет оказаться в Иркутске. А ещё была дружба с Костей Савченко, знакомство с Андреем Ковалёвым… Короче, играя в других командах, где-то в глубине души он уже знал, что непременно будет играть в Иркутске, на «Труде». Кстати, подробностей матчей против «Сибсканы» Максим уже и не помнит. Пришлось рассказать о забитых им мячах: земляку Сергею Речкину, Алексею Негруну и Алексею Баженову – каждому по голу. Но зато Блем хорошо помнит, как в Иркутске встречали гостей болельщики – главные действующие лица всех матчей:
– Помнится, когда мы дали бой «Сибскане» в Иркутске (29 декабря 1999 года омичи даже вели со счётом 2:0 – Прим. авт.), болельщики начали скандировать: «Юность», «Юность»! Люди правильно реагировали на забитые голы, даже когда их любимая команда проигрывала. Раньше я играл против Гришина, Домышева, Донских, Ерахтина, Никитиных, Шишкина, Соколова, а потом оказался с ними в одной команде! Мне нравилось, что у нашей команды всегда было желание победить и огромная самоотдача на льду.

Мороз – дело привычное...

Мороз – дело привычное...

Практически в каждом матче «Байкал-Энергии» случается пауза, «посвящённая» Максиму Блему. Обычно это происходит после розыгрыша соперником углового. Принимая на себя мяч после мощных ударов, надо потом некоторое время приходить в себя. Возможно, кто-то и сочтёт эту небольшую паузу за тактическую хитрость в расчете сбить наступательный порыв соперника, дать возможность для короткой передышки партнёрам. Но защиты у хоккеиста – всего ничего: щитки да налокотники, шлем и защита горла. Уязвимых мест – более чем достаточно. Припечатают мячом так, что мало не покажется.
Одной из особенностей «Байкал-Энергии» является то, что самые яркие свои матчи команда обычно проводит с сильными соперниками, фаворитами чемпионата. А когда выходит на поле против аутсайдера, заведомо слабого и менее мастеровитого, всё куда-то теряется, и вымученные победы добываются в трудной и изнурительной борьбе, а то и приходится делить очки с соперником. Что происходит с командой? Точка зрения Максима Блема на этот счёт объясняет многое:
– Вопрос психологии. Чем серьёзнее команда, против которой мы выходим, тем злее мы становимся, тем более мы настроены, тем более мы мобильны. Наверное, это что-то наше уникальное, иркутское. Недооценка? Однозначно! С другой стороны, в «Байкал-Энергии» сложился коллектив, каких ещё поискать!
Об этом Максим не устаёт повторять при каждом удобном случае, практически в любом интервью. И не скрывает своей гордости за то, что играет в таком коллективе.
– Я считаю, что всё кроется в простоте отношений друг к другу. Это же касается и тренеров, которые работают с командой. Например, я работал с Валерием Ивановичем Эйхвальдом в «СКА-Свердловске» и знаю, что там он был другим. Доверительное отношение друг к другу, дружба вне поля, дружба семьями и даже дружба между детьми – всё это прямо сказывается на том, что происходит на поле. 
Есть мечта у Максима Блема – сыграть на чемпионате мира. Одно время он числился кандидатом в сборную Казахстана, да что-то там не срослось. Говорят, дефицита игроков на его позицию не было, поэтому и не призвали его под казахстанский флаг. И хотя называться казахстанцем Максим Блем имеет полное моральное право (в Казахстане живут родители его супруги, которых он навещает каждое лето), мечта его всё же о сборной другой страны. Этой сборной пока не существует, и эта страна даже не входит в Международную федерацию хоккея с мячом. Максим Блем, по происхождению этнический немец, рассчитывает рано или поздно сыграть за сборную Германии. Надо было видеть, с каким воодушевлением он узнал прошлогоднюю новость о том, что в Германии начинает пробуждаться интерес к хоккею с мячом и создаётся национальная федерация!
Кстати, когда я попросил Максима назвать наиболее запомнившиеся ему матчи «Байкал-Энергии», он без раздумий назвал именно международные встречи, – игры турнира на призы правительства России, проходившего в Иркутске в 2006 году:
– Незабываемое событие и для Иркутска, и для меня лично. Играли против сборных России, Швеции, Норвегии. Мы стали на этом турнире третьими. Считаю, что даже в проигранном шведам матче мы сумели показать достойную игру. Было интересно, даже когда в десятый раз просматривал видеозапись того матча. Между прочим, в тот день у меня родилась дочь. С утра жену отвёз в роддом и поехал готовиться к игре. Во втором часу дня – звонок на мобильный. Беру трубку. «Алло, алло!» – в ответ слышу детский плач. Ничего не понимаю, думаю, кто-то ошибся, – номер звонившего не определился. Отключаюсь, и тут же мне перезванивает Михаил Альбертович Куперт, наш болельщик и врач, принимавший роды. «Слышал плач?» – спрашивает. «Слышал» – отвечаю. «Это твоя дочь!». А у нас был разговор, что я буду присутствовать на родах. Доктор потом признался, что сделал всё специально, поскольку не очень-то жалует присутствие пап в столь ответственный момент. А вечером мы играли со шведами. В команде была договорённость: если получим право на 12-метровый, пробивать его мне. Даже праздновать это событие готовились. Но пенальти мы не заработали, зато на меня подали первый угловой. Команда старалась сделать всё для того, чтобы я забил в тот день…

2 марта 2013 года. «СКА-Нефтяник» – «Байкал-Энергия» – 6:6.  В игре приходится летать

2 марта 2013 года. «СКА-Нефтяник» – «Байкал-Энергия» – 6:6.
В игре приходится летать

Напоследок – хоккейная байка от Максима Блема:
– У Евгения Петровича Выборова были необычные, понятные только игрокам и никому более, жесты. Люди, приходившие в команду, поначалу смеялись над ними. И мы тоже смеялись, но уже над их реакцией. Как-то на сборе в Чите состоялось возвращение в команду Сергея Рогулёва, не знавшего выборовских жестов. И так его этим «сурдопереводом» Выборов рассмешил, что Серёга упал со стула, а это уже рассмешило всех. Что за жесты такие? Например, идём мы с Женькой Игошиным, время без пятнадцати одиннадцать, отбой в одиннадцать. Выборов навстречу попадается, показывает указательным пальцем на небо, затем вниз. Женька говорит: «Петрович, время ещё есть». А я: «Женя, он не про время говорит, а что сейчас дождь пойдёт». Или на тренировке даёт свисток и показывает скрещенные руки. Кто-то думает – конец тренировки, а на самом деле это означает двухстороннюю игру…
И ещё одна мечта Блема. Да-да, это о том времени, когда к нему будут обращаться исключительно по имени-отчеству – Максим Владимирович. Есть у него задумка стать тренером, причём работать с командой уровня «Байкал-Энергии». Он уверен в себе и своих силах. Ну, а уверенность в себе, как известно, – удел сильного человека.

Борис ФОМИНЫХ

Связанные страницы: Сезон 2009/10

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,413 views