АЛЕКСАНДР КЛЕМЕНТЬЕВ.
ПО ПРОЗВИЩУ «ЭЛЕКТРИЧКА»

Александр КлементьевКЛЕМЕНТЬЕВ Александр Евгеньевич
Родился 25 мая 1957 года в Иркутске. Нападающий, тренер. Мастер спорта (1983). Хоккеем с мячом начал заниматься в клубной команде «Звезда» иркутского авиазавода. Выступал за «Строитель» (Усть-Илимск) – 1976–1978, «Локомотив» (Иркутск) – 1976, 1978–1986. В чемпионатах СССР провёл 126 матчей, забил 43 мяча (все – в составе «Локомотива»). В розыгрышах Кубка СССР – 25 матчей, 5 мячей.
По завершении карьеры игрока перешёл на тренерскую работу. Работал тренером спортивно-оздоровительного центра «Зенит». Тренер, затем главный тренер «Зенита» (Иркутск) – 2000–2004. Главный тренер «Сервико-Байкал-Энергии» (Иркутск) – 2004/05. Главный тренер «Металлурга» (Шелехов) – 2005–2008. Тренер-преподаватель ДЮСШ «Байкал-Энергия» – 2009–2011. Главный тренер «Байкал-Энергии»-2 (Иркутск) – 2011/12. Под руководством Клементьева «Зенит» становился вторым (2004) и третьим (2002) призёром, «Металлург» – вторым (2006 и 2007) призёром первенства России среди команд первой лиги. В настоящее время – тренер шелеховского физкультурно-спортивного клуба.
Играл на позиции левого крайнего нападающего. Отличался высокими скоростными качествами, нередко стремился создавать угрозы воротам соперника индивидуальными действиями. Преждевременно завершил выступления из-за разногласий с тренером.
Живёт в Иркутске.

В хоккейную пору Александра Клементьева – конец семидесятых – середина восьмидесятых годов – «Локомотив», увы, не блистал успехами, занимая весьма скромные места. Хватался за соломинку. Выплывал, но дважды тонул, опускаясь на самое дно, прощался с «вышкой». Подвиги «Сибсканы», случившиеся спустя десятилетие, его «товарищам по оружию» не могли присниться даже в сладких грёзах – думали, в основном, о том, как выжить.

А, между тем, в какой-то тысяче километров от Иркутска его ровесники, те, с кем когда-то он «бодался» в юношах и юниорах, раз за разом с необыкновенной лёгкостью покоряли Эверест, словно патриции на плебеев снисходительно поглядывая в сторону восточного соседа. «Енисей» из Красноярска, ещё недавняя ровня «Локомотиву», отодвинул на задворки всех ранее великих – «Динамо» московское и алма-атинское, «Зоркий», хабаровский СКА.
– Рановато на свет появился? – спрашиваю я Александра Евгеньевича.
– Это не от меня зависело. Все претензии к родителям, – улыбается Клементьев. – Другое дело, что нашему поколению не повезло. Выбивала из колеи постоянная чехарда с тренерами. Из тех, кто возглавлял в мою бытность «паровоз», можно было сколотить целую мини-хоккейную команду. Год, от силы – полтора, и на капитанском мостике возникал новый рулевой. Да и сами хоккеисты надолго не задерживались под одной, изрядно прохудившейся крышей: уходили – приходили. Всё это сказывалось на игровой и бытовой дисциплине. Но, чего не отнимешь, в Иркутске всегда делалась ставка на доморощенных воспитанников. Скольких игроков, впоследствии делавших погоду в «Локомотиве», выпустил из своего «Вымпела» дядя Коля Ополев – Шишкин, Петров, Шаров, братья Даниловы, Лазарев – этот список можно продолжать и продолжать. А первый тренер, согласись, это святое.

– Клементьев этой привилегии был лишён?
– Ты прав: был я самоучкой со стадиона «Звезда», где пацаном пропадал едва ли не круглосуточно. Массовое катание, тренировки, игры. Одно время увлекался баскетболом – рост позволял. В Чите, где я служил в ЗабВО, в моде была шайба, но всё же я отдал предпочтение русскому хоккею. Мой старший брат, Геннадий, играл уже за шелеховский «Строитель», так что было за кем тянуться. Но я – про «Звезду». Когда в начале семидесятых её возглавил Виктор Матвеевич Киселёв, да, да – некогда один из основателей команды мастеров «Локомотив», то для заводчан наступило время ренессанса. Заводская сборная становилась одной из сильнейших команд среди коллективов физкультуры в России, многократным чемпионом области.
– Откуда ты и выпорхнул в «Локомотив»?
– Первый раз пригласили в мастера в 1976 году. Меня, Корытина, Сергея Семёнова, Витю Девятых. Взять-то взяли, только они играли, а я скамейку полировал. Смотреть хоккей со стороны надоело. Мотанул в Усть-Илимск, к Курову. Василий Георгиевич в ту пору командовал «Строителем». Именно в этой команде я и раскрылся. Помог Александр Комаровский. Суперигрок, профессор. Я уже не говорю про его дриблинг, бомбардирские качества – они общеизвестны. Но как он вёл игру! Какие зрячие передачи делал, мог отдать пас метров на сорок кистью одной руки – и точно на клюшку, между прочим!

– В одну и ту же реку ты вошёл дважды...
– В 1978 году меня вернули в «Локомотив», у которого в ту пору был дефицит нападающих, а тут ещё Валера Чухлов в Хабаровск засобирался…
– Свой первый гол в мастерах левый крайний нападающий железнодорожников помнит?
– Ещё бы – московскому «Динамо». Мы, правда, уступили... На самом деле, свой лицевой счёт я открыл раньше. «Распечатал» ворота ульяновской «Волги». Но гол у меня «отобрал» Чухлов, но я не в обиде: была сутолока у ворот волжан, вот судьи и не разобрались в авторстве. Кстати, моментов ещё отличиться в знаковом для меня матче с «Динамо», в ту пору – чемпиона Союза, базовой команды сборной страны, в чьём составе играли сплошные заслуженные мастера, у меня было предостаточно. Но Евгений Горбачёв остудил мой пыл. Проигрывая единоборство, ударил наотмашь клюшкой так, что моя защитная амуниция – раковина – развалилась пополам. Ему, многократному чемпиону мира, всего десять минут штрафа дали, я же, не без помощи врачей, еле в себя пришёл.
– Восьмое место в 1983 году, после серии беспросветных сезонов, для «Локомотива» было сродни подвигу?
– Могли забраться и повыше, если бы не форс-мажорные обстоятельства. Володю Корытина, Вадика Семёнова, Игоря Иванова, уже просматривавшегося в национальную сборную, в середине сезона дисквалифицируют. Лазарева, Шишкина, Девятых забирают в ряды Советской армии. Мы потеряли шесть игроков основы, представь!
– И всё-таки вырулили?
– Кураж поймали. Но, главное, «рухнуть» нам не дал Игорь Владимирович Грек. Тренер с тяжелейшим характером, с диктаторскими замашками, но при этом – грамотнейший специалист. На установках он не проводил многочасовых занудных бесед, зато все его подсказки были, что называется, по делу. Каждый из нас чётко знал свои функции. И, как говорится, лёд грыз. Игорь Владимирович, мало того что был квалифицированным специалистом, знающим хоккей от «А» до «Я», ещё и никогда никого не выделял. У него не было любимчиков. Никого по головке не гладил, мог урезонить резким словцом, мог наказать материально, муштровал, но никогда не унижал.
– Чем выше взлетишь, тем больнее падать. Уже в следующем сезоне железнодорожники попрощались с «вышкой»...
– Я до сих пор убеждён, что мы не по делу «вылетели». В последнюю поездку, где многое решалось, мы отправились без главного. Грек остался дома – случился инфаркт. После которого он так и не выкарабкался. Уверен на все сто процентов: будь он вместе с нами, мы бы сохранили прописку в элите.
– «Локомотив» всегда делал ставку на местные тренерские кадры, редко кого приглашая со стороны. И вдруг омская диаспора вместе с главным тренером Анатолием Лысенко оккупировала команду…
– «Оккупировала» – это ты точно заметил. Но привозные игроки ничем себя не проявили. Большинство из них ушли в Шелехов. Заиграл только Сергей Удод, с которым мы, фланговые нападающие – я и Витя Шаров, – никак не могли найти общий хоккейный язык. Собственно, «благодаря» этому, если так можно сказать, наставнику (а раньше он тренировал лыжников), я и подал прошение об отставке. Вернее (дело было в Омске), я просто взял за собственный счёт билет до Иркутска и покинул в середине сезона расположение команды навсегда.
– Причины ухода не назовёшь?
– Конфликт с главным назревал давно. А тут... домашние матчи провожу прилично, забиваю, в поездке он оставляет меня в запасе. Да, я не был стабильным игроком. Мог две-три игры провести на уровне, а потом провалиться. Недостаток школы, мастерства сказывался. А тут ещё навалились проблемы с сыном. Разнобой с тренером, домашние неурядицы – всё в одну кучу. В общем, у меня нервный срыв произошёл. Вот я и решил «завязать» с хоккеем, хотя приглашали и в Новосибирск, и в Первоуральск. Наверное, всё могло случиться иначе, ответь я в своё время Сергею Лихачёву взаимностью. Он, будучи играющим тренером «Кузбасса», звал меня в свою команду. Даже предлагал на выбор несколько квартир в Кемерово. В Иркутске у меня своего угла не было, дали жильё только тогда, когда узнали, что «Кузбасс» мной заинтересовался. Я жил у Евгеньевича несколько месяцев, пока сын лежал в кемеровской клинике. Лихачёв мне очень помог. И тогда, и позже, когда наши хоккейные пути пересеклись в «Зените». Целый сезон перед вторым пришествием в «Сибскану» он стоял у руля заводчан, потеснив меня с поста главного. На финале сильнейших клубов первой лиги в Мончегорске «Зенит» завоевал серебро. Перед поездкой на север Евгеньевич сказал мне: «Саня, бери с собой форму, коньки, ты необходим на поле, а не за кромкой». А мне, между прочим, 45 лет... Можно сказать, Евгеньевич вернул меня в хоккейную молодость.

1985 год. В игре Александр Клементьев

1985 год. В игре Александр Клементьев

– «Электричка» – за какие такие подвиги нарекли тебя так в «Локомотиве»?
– Взрывной скоростью я не обладал, а вот дистанционной... Если разгонялся, остановить меня было сложно. Постоянно, без остановки, курсировал по левому флангу. Взад-вперёд, взад-вперёд – от своих до чужих ворот. Мог в бортовика переквалифицироваться, если была в том необходимость. А ещё бил с двух рук. «Физика», «функционалка» – это от природы, да и на коньках я стоял прилично. В отсутствии бойцовских качеств или работоспособности меня никто упрекнуть не мог. В Сыктывкаре, помню, Эдуард Бай меня клюшкой «отоварил», да так, что пришлось лицо зашивать прямо на льду. «Заштопанный», я им ещё два мяча привёз. Играли-то без кап, без налокотников, в древней защитной амуниции. От ударов шнурки на коньках, кожа на руках рвались в клочья. Доставалось нам от защитников, часто специально под «ребро» свою клюшку стругавших… 
– У каждого есть своя, независимо от класса, «удобная» команда и соперник, скажем так, – камень преткновения…
– Не могу объяснить почему, но мне всегда фартило в матчах с Хабаровском, какое бы место мы ни занимали. Едва ли не самые лучшие матчи я провёл против динамовцев Алма-Аты, хотя на «Медео» они всех подряд «выносили». Никто не мог адаптироваться к высокогорью. Старейшина тренерского цеха, Юрий Ефимович Фокин, со своим «Стартом» из Нижнего Новгорода много раз экспериментировал. То в день игры в Алма-Ату приедет, то за неделю. Эффект – нулевой. Да что там «Старт» – всех, кто играл на «Медео», хватало на первые пятнадцать минут, а затем они превращались в бледнолицых зомби – от нехватки кислорода буквально задыхались на льду. А вот встречи с «Енисеем» сулили одни невзгоды. Мне лично импонировал Виктор Шакалин. Он, без сомнения, лучший защитник всех времён и народов. Игрок без слабых мест, знающий и умеющий в хоккее всё. Маэстро, одним словом. В то время за «Енисей» выступали семь игроков моего, 1957 года рождения. Но дистанция в мастерстве... Да что сравнивать. «Москвич», сколько бы ни пыхтел, никогда не угонится за «Мерседесом». 
– Не жалеешь, что не поменял клуб? Может быть, твоя хоккейная биография сложилась бы иначе?
– Может быть. Только что об этом вспоминать? Сложилось, как сложилось. Вырвать с корнями дерево и пересадить его на другую почву – ещё неизвестно, приживётся ли, будет ли плодоносить. Иркутск-II для меня – не пустой звук. С ним всё связано: родился, учился, женился, в хоккей играть научился, друзей приобрёл.

Февраль 2007 года. Александр Клементьев –  главный тренер шелеховского «Металлурга»

Февраль 2007 года. Александр Клементьев – главный тренер шелеховского «Металлурга»

– Кстати, о друзьях. В «Локомотиве» – это...
– В команде особо закадычных не было. Со всеми ровные отношения складывались. В поездках часто соседствовали по номеру с Салаватом Шамсутдиновым, Серёжей Лазаревым, Сергеем Черняевым. 
С хоккеем Александр Клементьев так и не расстался. После завершения игроцкой карьеры занял пост на тренерском мостике. Выводил в число лучших команд первой лиги иркутский «Зенит», шелеховский «Металлург», возглавлял фарм-клуб «Байкал-Энергии». Сейчас работает с юношами в физкультурно-спортивном клубе Шелехова.
– Не хотелось бы заниматься старческим брюзжанием, – говорит Александр Евгеньевич, – мол, раньше и трава была зеленее, и вода чище, и солнце ярче, но... Если про хоккей, то я не завидую сегодняшнему поколению. Первенство района, города, области – всё это, по сути дела, кануло в Лету. Пацанам негде и не с кем играть. Вот почему, только приобщившись к мячу, они уходят из игры. Кто куда. Да и те, кто остался, кто подаёт надежды, попадая в мастера, годами просиживают в глухом запасе. А от того, что ты мёрзнешь на лавке, мастерства не прибавляется, по себе знаю. Все живут одним днём, гонятся за результатом, а что будет завтра? Есть счастливые исключения: Черных, Мурзин, Вассерман, Токарев... Вот, пожалуй, и все, кто сумел, пройдя школу первой лиги, закрепиться в «Байкал-Энергии». Согласись, немного за добрый десяток лет.

Николай ЕВТЮХОВ

Связанные страницы: Сезон 1979/80

Печать этой страницы Печать этой страницы
1,861 views