ВАЛЕРИЙ САВИН:
МНЕ ВСЕГДА НРАВИЛОСЬ ИГРАТЬ В ИРКУТСКЕ

Валерий СавинСАВИН Валерий Васильевич 
Родился 15 апреля 1964 года в Красноярске. Нападающий. Мастер спорта международного класса (1989), мастер спорта (1983). Начал играть в 1972 году в Красноярске в школе «Енисея». Выступал за «Енисей» (Красноярск) – 1981/82, 1984 – январь 1994 и 1994–1996, «Динамо» (Алма-Ата) – 1982–1984, «Эребру» (Швеция) – январь – март 1994, «Саяны» (Абакан) – февраль – март 1997, «Сибскану» (Иркутск) – 1997–2000, «Ракету» (Казань) – 2000/01. В чемпионатах страны провёл 457 матчей, забил 479 мячей («Енисей» – 289, 338; «Динамо» – 51, 50; «Сибскана» – 81, 63; «Ракета» – 28, 18; «Саяны» – 8, 10). 
Чемпион СССР 1985–1989 и 1991. Второй (1990) и третий (1983) призёр чемпионатов СССР, второй (1998) и третий (1999) призёр чемпионатов России. Финалист Кубка СССР 1984, 1985, 1990 и 1992. В списке «22 лучших» в 1989 г. Обладатель Кубка Европейских чемпионов 1987–1989. Финалист (1981 и 1984) и второй призёр (1985 и 1991) Кубка Европейских чемпионов. Обладатель Кубка мира (1984). Финалист Кубка мира (1985). Третий призёр Спартакиады народов СССР (1986). В сборной СССР (1988–1990) – 28 матчей, 26 мячей. Победитель турнира на призы газеты «Советская Россия» (1988), третий (1990), второй призёр турнира (1992) в составе сборной России. Чемпион СССР среди юниоров (1982). Третий призёр чемпионата мира среди юниоров (1982). Третий призёр чемпионата России по мини-хоккею (2001). 
Выдающийся мастер отечественного хоккея с мячом. Один из ведущих игроков «Енисея» на протяжении многих лет. Физически крепкий, смелый, нацеленный на ворота, отличался высокой стартовой скоростью, голевым чутьём, умением добивать мяч после отскоков, хорошо играл с лёта. Обладал сильным и прицельным ударом с обеих рук, успешно реализовывал стандартные положения. Тренер «Сибсканы» – 2001–2003, главный тренер «Локомотива» (обе – Иркутск) – 2003/04, главный тренер СКА «Забайкалец-Энергия» (Чита) – 2004/05. Старший тренер «Енисея»-2 (Красноярск) – 2005/06, старший тренер «Саян»-2 – июль – сентябрь 2006, тренер «Саян» (обе – Абакан) – 2006/2007. 
Живёт в Красноярске.

– Своего первого тренера помнишь?
– Конечно. Я занимался у Бориса Бутусина практически всё время, но был и небольшой период, когда меня забирал Владимир Вишневский. С Бутусиным мы ездили на разные соревнования, не раз были призёрами, победителями. Поэтому считаю, что именно Борис Николаевич дал мне путёвку в хоккейную жизнь.
– Статистика, которая, как известно, знает всё, свидетельствует: в «Енисее», о котором мечтали все красноярские мальчишки 70-х – 80-х, ты дебютировал достаточно рано: в 1981 году в Кемерово забил мяч в матче на Кубок европейских чемпионов…
– В «Енисей» меня взяли в 17 лет. Раньше Красноярск был закрытым городом, иностранцев туда не пускали, и все международные матчи мы проводили, по сути, на нейтральных полях. Действительно, гол я забил, по-моему, в Кемерово. Но на следующий год оказался в Алма-Ате.
– Священный долг?
– И служба в армии подоспела, и в команду позвали. Разумеется, я мечтал играть в «Енисее», но в то время попасть в основной состав, где играли признанные звёзды русского хоккея, было очень проблематично. В «Динамо» же я сразу попал в основной состав и в свой первый сезон забил 24 мяча.
– Неплохо для 18-летнего игрока!
– Ну да, получилось, в среднем, чуть ли не гол за матч.
– В Алма-Ате ты провёл два ярких сезона. В Красноярске многие до сих пор вспоминают, как ты в финале Кубка СССР против «Енисея» сделал хет-трик… Если там всё устраивало, почему вернулся?
– Во второй сезон в Алма-Ате я больше сидел на лавочке. А мне хотелось играть. К тому же, там поменялся тренер, и у нас с ним не сложились отношения. Это во-первых. А во-вторых, в то время «Динамо», хотя и играло достаточно уверенно, было всё-таки слабее «Енисея». К тому же Красноярск – это дом родной. Поэтому я принял решение вернуться, хотя места в основном составе «Енисея» мне, естественно, никто не гарантировал. Только с приходом Владимира Янко в 1987 году я стал попадать в «основу».
– С чем, по-твоему, это было связано?
– Потому что и без меня в «Енисее» было много нападающих, причём очень хороших. Взять тех же Ломанова, Ануфриенко, Пашкина, – тяжело было кого-то из них подвинуть. Ну, а Янко, возможно, во мне что-то увидел и, я надеюсь, не ошибся. Ведь, выходя на поле, я забивал и важные, и нужные мячи. Как сказал как-то Витя Шакалин: «Из ничего конфетку сделать можешь».
– Один из первых твоих матчей при Янко пришёлся на Кубок Европейских чемпионов 1987 года с «Муталой». «Енисей» выиграл 3:0, а ты с 12-метровых забил два мяча.
– Не хочу казаться нескромным, но я всегда был специалистом по стандартным положениям – по угловым, 12-метровым, штрафным, и для меня забивать в этих ситуациях не составляло труда. Я никогда не нервничал, выходя на 12-метровую отметку. Даже в том матче, когда решалась судьба первого места, я спокойно забивал, хотя вратарь пытался там что-то угадывать. Иногда, когда пробивал «стандарт», я даже сам мяча не видел.
– В конце 80-х годов ты стал появляться в составе сборной страны.
– В сборную я привлекался на рубеже 80-х и 90-х годов. Даже сыграл на двух турнирах на приз газеты «Советская Россия» – в Абакане и Новосибирске. Однако нельзя сказать, что я стал там основным игроком – в сборной было много хороших хоккеистов. А что касается чемпионата мира 1989 года, то там были свои нюансы. Там стоял вопрос, кто будет играть: или я, или Лёша Дьяков. В итоге выбор пал на Дьякова, и я не попал на чемпионат.

12 декабря 1998 года. «Сибскана» – «СКА-Нефтяник» – 5:1.  Поразить ворота Владимира Шестакова Валерию Савину мешает Александр Волков

12 декабря 1998 года. «Сибскана» – «СКА-Нефтяник» – 5:1.
Поразить ворота Владимира Шестакова Валерию Савину мешает Александр Волков

– Ты играл в «Енисее» в «золотые» его сезоны и выиграл практически всё, кроме Кубка мира. Сейчас, оглядываясь назад, как ты оцениваешь свои выступления за «Енисей»?
– Оцениваю одним словом: замечательно! Практически в каждой игре забивал, в каждой игре у нас очень приличный состав был, и самое главное – была игра. Позже, когда Андрей Пашкин «прорубил окно в Европу» и первым уехал в Швецию, за ним потянулись другие хоккеисты. Для нас настали тяжёлые времена. Тогда всё легло на плечи Виктора Ивановича Ломанова, Игоря Бондаренко, который у нас был играющим тренером. И я, как опытный игрок, остался с молодыми.
– Даже в те тяжёлые времена ты забивал по полсотни мячей за сезон…
– Ну, я ж «собаку на этом съел» (смеётся). Забивать для меня никогда не составляло проблем. Особенно у меня шли, повторю, стандартные положения. Думаю, что именно я стал первым применять такой манёвр, когда специально делал угловые. Если партнёры не успевали, то я уходил к угловому флажку и целенаправленно старался попасть мячом в защитника, чтобы мяч ушёл на угловой. И потом этот угловой обычно сам и реализовывал.
– Сезон 1996 года для тебя стал последним в «Енисее», и в 1997 году ты оказался в иркутской «Сибскане»…
– У меня возникли небольшие разногласия с главным тренером. Мы друг друга не поняли, и мне было предложено уйти из команды. Расстались нормально – как говорится, цивилизованно. Три сезона, проведённые в Иркутске, останутся у меня в памяти на всю оставшуюся жизнь. В то время в «Сибскане» и тренерский состав во главе с Сергеем Евгеньевичем Лихачёвым был великолепным, и команда очень прилично укомплектована. Самое главное, что существовала здоровая конкуренция – на одно место претендовали по два, а то и по три человека. Поэтому команда и играла. Сплав тренерской мысли с возможностями игроков, хорошие отношения в коллективе и чёткое понимание каждого исполнителя, что хочет от него наставник, помогали нам решать любые задачи. Естественно, это не могло не дать результат.
– Можно сказать, что любимцем иркутской публики ты стал с первого матча – против «Саян», – когда забил победный мяч с нулевого угла. К тому же ты попал в «Сибскану» в самый пик «сибсканомании», когда иркутские болельщики чуть ли не на руках носили своих кумиров…
– Конечно, это незабываемые впечатления. Практически на каждой игре стадион был заполнен, но особенно запомнился финал чемпионата России 1998 года с «Водником». Это надо было видеть! Казалось, будто весь Иркутск собрался на стадионе, и болельщики поддерживали нас с таким неистовством, что ноги сами несли вперёд. Это было действительно нечто! Мне нравилось играть в Иркутске, даже когда я приезжал туда с «Енисеем», – болельщики очень хорошо разбирались в хоккее, постоянно поддерживали. Если ты хорошо сыграл, даже если выходил на лёд против «Сибсканы», они всё равно оценивали это. А в «Сибскане» и такое случалось: так упашешься – уже, вроде, сил не осталось, а стадион заревёт, и словно крылья вырастают, бежишь без оглядки и вперёд, и назад. Такая атмосфера, конечно, дорогого стоит.
– В твой первый иркутский сезон команда вышла в финал чемпионата России. Расскажи подробнее о том времени.
– Я уже говорил, что у нас был классный состав – и игроков, и тренеров. Мы все работали в унисон. Какие у нас были вратари! И Лёша Баженов, и уже ушедший от нас Сергей Речкин. Вася Донских – это вечный капитан, я считаю. И на поле, и в жизни. Женя Ерахтин – это вообще был настоящий мотор команды. А Женя Гришин… Сейчас, может быть, только Саша Насонов может с ним в чём-то сравниться. А в то время Женька был настоящим кумиром Иркутска, и играть с ним было одно удовольствие. Я затылком, спинным мозгом чувствовал, что Женька находится именно там, где и должен быть в нужный момент. Вот поэтому и результат мы выдавали. Конкуренция была потрясающая – играли только лучшие. Мы тогда на своём поле сыграли 3:3 с «Водником», который, по сути, являлся сборной страны. И после этой ничьей я видел, как болельщики радуются, как они нас приветствуют. Всё это незабываемо.
– Даже в успешных сезонах «Сибскана» неровно играла на выездах. На твой взгляд, с чем это связано?
– На некоторых игроков отсутствие своих болельщиков влияло очень сильно. На меня лично – нет. Кое-кому очень не хватало полных домашних трибун и того подъёма, который эти трибуны давали. Иногда мы приезжали в какой-нибудь город играть, а там на стадионе собиралось человек сто-двести… Может быть, кто-то просто психологически не готов был играть на выезде. Особенно наша команда «не умела» играть в Архангельске. Там мы порой проигрывали, что называется, с треском… Я до сих пор не могу объяснить, в чём там было дело, потому что с любым другим соперником мы играли примерно одинаково – что дома, что на выезде, а вот с «Водником», особенно в Архангельске, у нас ничего не получалось. Они нам за пять минут забивали три гола, и игра на этом, по сути, заканчивалась. Но это уже проблема была из области психологии. Больше ничем я это объяснить не могу.
– А почему «Сибскане» не удалось развить успех 1998 года?
– Я считаю, что это связано, в первую очередь, с уходом Лихачёва. Это, конечно, Тренер с большой буквы. Именно он сделал ту великолепную команду, и, к сожалению, не нашлось такого же сильного тренера, который бы развил успех. Борис Фёдорович Баринов заменил его, но он по натуре был человеком мягким, а в то время всё же надо было держать некоторых игроков в определённых рамках. Баринову, к сожалению, это не удалось. Ну, а потом пошла смена тренеров, да и игроки стали разъезжаться. И с той поры таких игроков, как в «Сибскане»-98, одновременно в Иркутске, по-моему, больше не было.
– Ты отыграл в «Сибскане» три сезона. Почему же ушёл в Казань, если тебя в Иркутске всё устраивало?
– Да повторилась история, как в Алма-Ате. Свой третий сезон в «Сибскане» я уже больше проводил на лавке. Пришёл тренер Выборов, и моя игра его не устраивала. У него были свои взгляды на игру команды, и я, видимо, не подходил под его тактику, концепцию. Мне в то время было 37 лет, я всё ещё чувствовал в себе силы, был уверен, что могу играть на высоком уровне, приносить пользу. Лихачёв уехал в Казань, мы с ним переговорили, и я принял решение уйти в «Ракету». В любом случае, я благодарен Иркутску за те три сезона. Благодарен болельщикам за их поддержку, за сумасшедшую любовь к «Сибскане» и даже лично ко мне. Жена мне рассказывала, что как-то заходила на стадион, а там сидела группа болельщиков с большим зелёным флагом и скандировала: «Савин! Савин!». Причём всё это было ещё минут за двадцать до игры!
– Что хочешь сказать иркутским болельщикам сейчас?
– Иркутским болельщикам – только благодарность. Я их никогда не забываю. Спасибо им за ту поддержку – и меня, и всей команды. Были разные игры: мы не только выигрывали – случались и поражения, но болельщики никогда не отворачивались от команды. По крайней мере, в то время. Вот за это им большое человеческое спасибо!

Аркадий БРИТКОВ

Связанные страницы: Борис Баринов, Сезон 1998/99

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,329 views