СЕРГЕЙ ЛИХАЧЁВ, УДАРНИК ПЯТИЛЕТКИ…

Сергей ЛихачёвЛИХАЧЁВ Сергей Евгеньевич
Родился 3 сентября 1957 года в Кемерово. Нападающий и полузащитник, тренер. Мастер спорта СССР (1984). Начал играть в 1968 году в Кемерово в детской команде шахты «Северная». Выступал за «Кузбасс» (Кемерово) – 1975–1994. В чемпионатах страны провёл 363 матча, забил 120 мячей. В розыгрышах Кубка России – 65 матчей, 25 мячей. В списке «22 лучших» в 1991. Окончил Высшую школу тренеров.
Один из ведущих игроков «Кузбасса» на протяжении многих лет. Быстрый, техничный, напористый, отличался высокими волевыми качествами, хорошим игровым мышлением. Постоянно создавал давление на ворота соперников на левом фланге, став центральным полузащитником, организовывал игру команды. Несколько сезонов был капитаном «Кузбасса».
Играющий тренер (1986–1989) и играющий главный тренер (1989–1994) «Кузбасса» (Кемерово). Главный тренер (1994–1998 и февраль 2002 – 2004) и президент (2002–2004) «Сибсканы» (Иркутск). Главный тренер «Юности» (Омск) – июль – сентябрь 1999, тренер (октябрь – ноябрь 1999) и главный тренер (декабрь 1999 – февраль 2001) «Ракеты» (Казань), главный тренер «Зенита» (Иркутск) – 2001/02, тренер (2004/05) и главный тренер (2005/06) «Водника» (Архангельск). Главный тренер «Зоркого» (Красногорск) – 2006 – март 2008, «Динамо-Москва» (Москва) – июль 2008 – 2009. Главный тренер «Саяны-Хакасия» (Абакан) – 2011 – май 2013. Главный тренер «Сибсельмаша» (Новосибирск) – с июля 2013. Под его руководством «Сибскана» была вторым (1998) и третьим (1995) призёром чемпионатов России, «Зоркий» вторым призёром чемпионатов России 2007 и 2008, финалистом Кубка России 2006, 2007 и Кубка мира 2006. При участии Лихачёва «Водник» стал чемпионом и обладателем Кубка России 2005, победителем Кубка мира и обладателем Кубка Европейских чемпионов 2004. Под его руководством московское «Динамо» стало чемпионом России 2009 года, обладателем Кубка России 2008 года, обладателем Кубка Европейских чемпионов 2008, 2009 годов, команда «Саяны-Хакасия» (Абакан) стала победителем первенства России среди команд высшей лиги 2011/2012. Под его началом сборная Татарстана была вторым призёром турнира на призы правительства России 2000, вторая сборная России вторым призёром Кубка губернатора Московской области 2003. Руководимая им сборная России стала вторым призёром чемпионата мира среди юниоров 2006. Один из лучших отечественных тренеров последних лет. Творчески восприняв уроки И.М. Малахова, сумел заложить основу будущих успехов «Кузбасса», вывел в число ведущих команд «Сибскану», успешно работал с «Водником», а затем с «Зорким». Подготовил в «Кузбассе» В. Баздырева, С. Бессонова, Ю. Витухина, В. Губарева, Е. Смолянинова, Д. Соколова, С. Тарасова, А. Федосова, ввёл в состав С. Большакова и А. Мясоедова. В «Сибскане» способствовал росту мастерства А. Баженова, М. Бральгина, Е. Гришина, С. Домышева, В. Карелина, А. Негруна, В. Никитина. В «Воднике» при Лихачёве раскрылись способности В. Клюшанова, К. Петровского, Д. Попутникова, в «Зорком» – А. Доровских, П. Захарова, Д. Коткова. Тренер сборной «Запада» в матче звёзд хоккея «Запад» – «Восток» в 2005.
Живет в Кемерово.

…Он появился неожиданно: энергичный, стремительный, собранный – всё тот же Лихачёв, только заметно поседевший. Та же сдержанная улыбка, тот же пронзительный взгляд. Мы встретились у фонтана, в самом центре Новосибирска: обнялись, посмотрели друг на друга и, разумеется, не стали обмениваться дежурными фразами про то, что «совсем не изменились». Изменились, да ещё как! Но – только внешне: нам уместнее бы поговорить о внуках да о внучках, а мы всё о хоккее да о хоккее. Никак не отпускает «тема», которой оба отдали столько лет: он – на хоккейном поле, я – «около». Лихачёв приехал на полдня из родного Кемерово, я – из почти родного (и для меня, и для него, кстати, тоже!) Иркутска. Оба – естественно, по делам. А не виделись мы, дай Бог памяти, лет пять: в бытность Лихачёва главнокомандующим столичного динамовского войска наши пути в Иркутске както не пересекались. Его телефонный номер, найденный в старом ежедневнике, я набирал, в общем-то, наугад – а вдруг не поменялся? Не поменялся. Как, собственно, и сам Сергей Евгеньевич…

В тот его приезд в Иркутск вместе с «Зорким» мы созвонились заранее: договорились вечерком, накануне игры, посидеть в гостинице, как говорится, вспомнить молодость. Лихачёв рассказывал про свою работу в Красногорске, про столичную жизнь, про своих звёздных подопечных. И хотя оба мы старательно обходили тему предстоящей встречи с «Байкал-Энергией», чувствовалось, что иркутская команда ему по-прежнему дорога. Да, за несколько лет его отсутствия состав заметно изменился, но у рулято остался Женя Ерахтин, которого Лихачёв в своё время «выписал» из Абакана и сделал одним из лидеров своей хоккейной дружины.
Мы просидели в номере «Интуриста» часа два – за разговорами время пролетело незаметно. Как говорил Аркадий Райкин, «у меня с собой было», но Сергей Евгеньевич суеверно отказался от ста граммов «наркомовских» – за встречу: «Ты что, у меня завтра матч! До игры – нельзя!». На следующий день (для истории могу даже точную дату назвать – 25 февраля 2007 года) «Байкал-Энергия» разгромила «Зоркий» со счётом 5:1. На пресс-конференции после матча Лихачёв держался невозмутимо, терпеливо объясняя журналистам, что никакой «принципиальной» подоплёки в этой встрече не ощущал и доказывать никому ничего не собирался. Уже потом, на улице, Сергей Евгеньевич сказал мне: «Всё-таки зря мы вчера с тобой режима не нарушили…». Я не стал задавать вопросов «не для прессы» – просто подумал тогда, что один (весомый!) повод не слишком огорчаться исходом встречи у Лихачёва всё-таки есть: можно по-державински порадоваться за «победителя-ученика» – Евгения Ерахтина. Впрочем, в Красногорске «учитель» вполне оправдался – «Зоркий» взял реванш со счётом 10:3.

1995 год. Первое интервью после награждения «Сибсканы» бронзо- выми медалями – журналисту «Восточно-Сибирской правды» Павлу  Кушкину (слева)

1995 год. Первое интервью после награждения «Сибсканы» бронзовыми медалями – журналисту «Восточно-Сибирской правды» Павлу Кушкину (слева)

…На хоккейном поле он был «однолюбом»: 19 лет, что называется, от звонка до звонка, верой и правдой служил кемеровскому «Кузбассу» – сначала в качестве игрока, потом – играющего тренера и, наконец, – главного тренера. Кстати, на заре своей спортивной карьеры Лихачёв долго не мог определиться, чему всё-таки отдать предпочтение – хоккею или футболу. Даже когда ему было 25, его всё ещё звали в «Кузбасс» футбольный.
За свою кемеровскую эпопею Лихачёв пережил 12 тренеров! Ему было 28, когда команду покинул Игорь Митрофанович Малахов. Перед уходом тот сказал в обкоме партии (раньше ведь без ведома «рулевого» и шагу нельзя было сделать): «Вот вам готовый тренер, молодой, правда, но это ничего».
Он заступил на пост главного тренера в нелёгкую для «Кузбасса» пору – когда команда в одной компании с нашим «Локомотивом» боролась за выживание в подвалах турнирной таблицы. Тогда он пошёл на крайние меры – резко омолодил состав, призвав под свои знамёна 12 вчерашних юниоров, среди которых были Тарасов, Баздырев, Губарев, Смолянинов. У руководства клуба Лихачёв просил только одного – немного терпения. Он не обещал молочных рек с кисельными берегами – немедленного взлёта команды, годами балансировавшей на грани вылета из «вышки». Но зато уверял, что ребята сами смогут вытащить сезон и сохранить прописку в хоккейной элите безо всякого вмешательства «потусторонних сил». В высшей лиге «Кузбасс» в итоге остался, но оказался в турнирной таблице на одну ступеньку ниже «Шахтёра» из Ленинск-Кузнецкого. Для столицы шахтёрского края эта была катастрофа! В спортивных верхах тут же пошли разговоры, что тренера надо менять. В это время и поступило Лихачёву предложение из Иркутска.
– Безусловно, были сомнения, – Сергей Евгеньевич возвращается к событиям почти 20-летней давности. – Леонид Александрович Князьков «обрабатывал» меня целый месяц. Добил же совершенно неожиданным аргументом: сказал, что видеть Лихачёва на посту главного тренера хотят сами ребята. Честно говоря, я даже не понял, почему они хлопотали за меня: тренером я был начинающим, и воспринимали они потенциального преемника Катина, скорее, как игрока, а не как наставника. В общем, хорошо подумав, я согласился.

27 декабря 1987 года. “Локомотив” – “Кузбасс” – 3:2. Слева направо: Сергей Лихачёв, Виктор Шаров, Сергей Мяус, Алек- сандр Здор. Кстати, оба мяча гостей в этом матче – на счету Лихачёва

27 декабря 1987 года. “Локомотив” – “Кузбасс” – 3:2. Слева направо: Сергей Лихачёв, Виктор Шаров, Сергей Мяус, Александр Здор. Кстати, оба мяча гостей в этом матче – на счету Лихачёва

В Иркутск я ехал принимать добротного середняка – не более того. Команда заняла в чемпионате четырнадцатое место, хотя за год до того была четвёртой. Надо было искать причины таких перепадов: коллектив-то, по сути, был одним и тем же, ушли, по-моему, только Шувалов и Осипов. Не только мною подмечено, что в Иркутске всегда была команда анархистов – пусть и не обделённых талантом. Мне предстояло своеобразие и мастерство игроков поставить на «рельсы» порядка. Это – во-первых. Во-вторых, были причины личного характера. Я отдал Кемерово столько сил и здоровья, мечтал создать там хорошую команду, но… Стоило «Кузбассу», по существу, заново рождённому, занять шестнадцатое место, как тренера обвинили Бог знает в чём. А я просил только подождать, дать ребятам возможность окрепнуть, возмужать. Если хочешь, я ехал в Иркутск с целью доказать всем – кемеровским начальникам, болельщикам, и себе, разумеется, тоже, что я чего-то стою.
Говорят, чтобы побеждать, нужна психология победителя. Откуда могла взяться психология победителя, не в обиду будет сказано поклонникам «Кузбасса», у кемеровских хоккеистов начала 90-х годов? Для Лихачёва это не было вопросом. В какой бы команде он ни играл, каким бы видом спорта ни занимался – хоккеем, футболом или баскетболом, – стремился выиграть во что бы то ни стало. Можно считать это причудой его характера. Даже с другом, Сергеем Мяусом, когда сходились на площадке в какой-нибудь игре, пусть тренировочной, готовы были, образно говоря, «убивать» соперника – никто не хотел уступать.
В своей новой команде Лихачёв сделал то, о чём многие говорили, но что редко у кого получалось: он не стал ничего ломать и расчищать, подобно бульдозеру, площадку под будущую «стройку века», а стал лишь добавлять недостающие звенья. Основу команды составили воспитанники иркутского хоккея, которых собрал в «Локомотиве» Олег Георгиевич Катин, – требовалось только влить свежую кровь. Многие удивились, когда молодой тренер пригласил в «Сибскану» совсем незвёздных Женю Смолянинова, Диму Соколова и Юру Никитина. «Ну, как же, – судачили знатоки, – своих, кемеровских, тащит!». А ещё удивлялись: дескать, если кого-то и приглашать, то надо ориентироваться на хоккеистов известных и опытных. Из всех троих под эти определения не подходил никто. Пожалуй, только Никитин мог считаться фигурой серьёзного калибра – прежде всего потому, что в самый ответственный момент брал игру на себя, отдавал единственно верные передачи и сам забивал переломные мячи. Смолянинова Сергей Лихачёв «выписал», прекрасно зная о его невеликом хоккейном таланте: «У Женьки было хорошее качество – он безупречно выполнял поставленную перед ним задачу, если эта задача была чётко сформулирована. Я всегда считал, что перед игроками надо ставить реальные цели. Если эти цели нереальные, то ни один мастер их не достигнет, плати ему хоть по миллиону, хоть по два…». Соколов был взят в «Сибскану» тоже с «корыстной» мыслью – он схватывал всё, что называется, на лету, постоянно развивался, обладал хорошими физическими данными и задиристым характером.

Во время матча

Во время матча

Когда Лихачёв призвал под свои знамена Валерия Савина, послышался ропот: зачем брать в команду человека «на сходе» – ему же 30 лет?! В гуле недовольства едва не потонул голос главного тренера, который убеждал (может быть, всех, кроме себя самого!), что Савин – игровой, и что он обязательно поможет команде. Слава богу, что у наставника «Сибсканы» был в то время карт-бланш и неограниченная свобода манёвра с составом (прошу не путать с неограниченными возможностями при покупке новых игроков!).
В дебютный год своей работы в Иркутске Лихачёв привёл команду к бронзовым медалям – первым в истории иркутского хоккея с мячом. Велик соблазн представить молодого наставника «Сибсканы» этаким Александром Македонским – пришёл, увидел, победил. Может, со стороны (с большого расстояния!) картина такой и представлялась. Но только не самому Лихачёву, которому всегда хватало самокритичности и трезвости в оценках, при всей его уверенности в себе и высоких спортивных амбициях.
– Успех «Сибсканы» тех лет имел несколько составляющих,  – Сергей Евгеньевич говорит взвешенно и убедительно. – У нас был локомотив, который тащил, разгонял, будоражил весь иркутский хоккей, и мозговой центр, генерировавший тренерские идеи. Локомотивом, паровозом, тягачом – назовите, как хотите! – был Владимир Александрович Матиенко, президент хоккейного клуба. Мозговым центром – не сочтите за нескромность, ваш покорный слуга. Общее дело захватило всех, без исключения, и прямо-таки всколыхнуло «широкие народные массы», как говорили в эпоху развитого социализма. В Иркутске начался прямо-таки хоккейный бум: за несколько сезонов посещаемость матчей выросла с 5 до 30 тысяч! «Сибскана» выдавала не только зрелищную игру, но и впечатляющий результат. Хотя, если честно, я до сих пор не пойму, как мы завоевали в 95-м бронзу! Слишком много очков раздавали в течение сезона. Правда, и работали все на пределе. Наверное, я не открою секрета, если скажу, что в то время мы были одной из самых высокооплачиваемых команд России. Но! Свои деньги мы в прямом смысле зарабатывали, потому что вся система оплаты была построена на премиальных. У того же «Сибсельмаша», например, зарплата превышала нашу в два-три раза, а «итого» выходило почти одинаково. У ребят был стимул биться в каждом матче.

В Байкальске, на горе Соболиной

В Байкальске, на горе Соболиной

Если внимательно покопаться в биографиях тех игроков, которых приглашал в свою команду Лихачёв, то можно выявить некую закономерность: практически все хоккеисты, которые, в общем-то, не хватали с неба звёзд, провели под началом Сергея Евгеньевича лучшие свои сезоны. Наверное, встречались и исключения, но, право же, погрешность в наши рассуждения они вносили самую незначительную – ей даже не грех пренебречь. Так, может быть, в том и заключался тренерский талант – в умении слепить из разнородного «материала» боеспособный коллектив, железный кулак, способный разбивать любые преграды? В умении подобрать каждому исполнителю единственно верную партию, а потом ещё и написать для всего «оркестра» либретто?
Приезд Евгения Ерахтина в Иркутск местными болельщиками поначалу тоже был встречен без особого энтузиазма. Во всяком случае, даже близкие к команде люди не «видели» новичка в тактической схеме «Сибсканы». А Лихачёв видел!
– В Абакане Ерахтин играл свободного художника, и его, действительно, трудно было представить «винтиком» отлаженного механизма. Но только тому, кто не знал его истинного потенциала, – вспоминает Лихачёв. –  Но я-то его знал, потому и звал в Иркутск так настойчиво. Без Ерахтина мы заняли третье место, но предстояло двигаться дальше, выдумывать что-то новое, совершенствовать игру. И Женька был для нас оптимальным решением главной проблемы – как ускорить (и разнообразить при этом!) игру в середине поля. На его месте играл Миша Никитин – хоккеист, безусловно, хороший, но возрастной и не очень скоростной. Я решил поставить Ерахтина в центр. Конечно же, ему требовалось какое-то время для притирки с новыми партнёрами, – было бы наивно ожидать от него идеального прочтения игры с первого же матча. Что-то не получилось первый раз, второй. Смотрю – Женька нервничает, переживает. Я делаю вид, что всё идёт по плану. В команде, между тем, начинаются «разборки», к которым подключается Матиенко. В конце концов, я говорю: «Если вы хотите, чтобы в команде играли одни местные хоккеисты, – не вопрос! Мы заняли третье место, на следующий год будем в пятёрке. Дальше – я ничего не гарантирую. Если мы хотим, чтобы Женька Гришин или Валера Савин забивали голы, нам нужен быстрый и хитрый хав. И он у нас есть – это Ерахтин!». Словом, всё получилось, как надо. Каждый своеобразный игрок – это настоящая находка. Как вписаться в коллектив – это не его забота, а моя: я должен найти для него место «с точностью до миллиметра», я должен объяснить ему, что делать на поле, моя задача «включить» ему голову. Когда пришёл Юра Никитин, игра «Сибсканы» изменилась. Взяли Валеру Савина – опять новые краски появились. Заиграл на полную катушку Женька Ерахтин, снова другой коленкор. А когда они все вместе?! Представляешь, как интересно работать?

Серебро «Сибсканы» – высшее достижение Сергея Лихачёва в Ир- кутске. Лежат (слева направо): Михаил Бральгин, Алексей Баженов,  Евгений Гришин. Второй ряд: Виктор Захаров, Василий Никитин, Ва- дим Губарев, Сергей Домышев, Василий Донских. Третий ряд: Роман  Разумов, Валерий Савин, Юрий Никитин, Дмитрий Соколов, Евгений  Смолянинов, Василий Карелин, Алексей Терентьев. Стоят: Вячеслав  Ветров (врач), Ирина Чижова (массажист), Леонид Князьков (вице- президент  клуба),  Анатолий  Панцевич  (генеральный  директор  ЗАО  «Иркут БКТ»), Александр Дубынин (генеральный директор ОАО “Мол- ка”), Владимир Матиенко (президент клуба), Сергей Калинкин (адми- нистратор), Сергей Речкин, Алексей Негрун, Сергей Лихачёв (главный  тренер), Борис Баринов (тренер)

Серебро «Сибсканы» – высшее достижение Сергея Лихачёва в Иркутске. Лежат (слева направо): Михаил Бральгин, Алексей Баженов, Евгений Гришин. Второй ряд: Виктор Захаров, Василий Никитин, Вадим Губарев, Сергей Домышев, Василий Донских. Третий ряд: Роман Разумов, Валерий Савин, Юрий Никитин, Дмитрий Соколов, Евгений Смолянинов, Василий Карелин, Алексей Терентьев. Стоят: Вячеслав Ветров (врач), Ирина Чижова (массажист), Леонид Князьков (вице-президент клуба), Анатолий Панцевич (генеральный директор ЗАО «Иркут БКТ»), Александр Дубынин (генеральный директор ОАО “Молка”), Владимир Матиенко (президент клуба), Сергей Калинкин (администратор), Сергей Речкин, Алексей Негрун, Сергей Лихачёв (главный тренер), Борис Баринов (тренер)

Представляю, Сергей Евгеньевич! А уж как интересно смотреть-то было! Ударная пятилетка «Сибсканы» воистину была временем Большой Игры. Я вспоминаю слова, сказанные Лихачёвым в интервью ещё до «серебряного» финала с «Водником»: «Я никогда не мнил себя великим игроком. Была хорошая техника, какие-то лидерские качества, но до сборной, считаю, не дорос. Так что же я буду лепить игроков по своему подобию?! Я был жутким индивидуалистом, а сейчас моя команда строит свою игру на коллективизме, старается показывать комбинационный хоккей…».
Где бы Лихачёв ни работал, у него никогда не было любимчиков. Когда я во время встречи в Новосибирске спросил его, кого бы он мог выделить из состава «Сибсканы», Сергей Евгеньевич, вроде бы, даже растерялся: «Ты знаешь, я больше боюсь кого-нибудь обидеть, если не назову фамилию. Каждый был хорош по-своему, а все вместе – нечто бесподобное! Разве можно не вспомнить Женю Гришина: как его, бедного, били в каждой игре, сколько побед он вырывал для нас! С другой стороны, чем хуже Лёшка Баженов, который пластался на поле? Или Вася Донских, без колебаний бросавшийся под удары? Или Юра Никитин, человек с железными нервами, заряжавший партнёров уверенностью в самые тяжёлые минуты? Да все ребята были единым целым. У нас был такой запас прочности, что мы обыгрывали соперников «по делу», без всякого закулисного вмешательства и пресловутого «административного ресурса». Иркутские команды в хоккейных кругах всегда называли «бандой». Наша не была исключением. Но мы научились этой «бандой» управлять…».
Уход Лихачёва из «Сибсканы» стал шоком для многочисленных поклонников «Сибсканы». Можно сколько угодно фантазировать на тему, почему это произошло. Одни говорили, что Лихачёва поразила «звёздная болезнь», и он запросил для себя непомерные блага. Другие утверждали, что наставник команды попросту испугался: куда стремиться после серебра, если выше только чемпионский титул, который «неприкасаемые» всё равно не отдадут. Третьи предполагали, что тренер «Сибсканы» себя попросту исчерпал. Но ни одна из этих версий не соответствовала действительности. Это был вовсе не тот случай, когда истина лежит где-то посредине. Всё оказалось куда более прозаично – возникли определённые разногласия между президентом клуба и главным тренером команды. Как говорят в таких случаях, у каждого из них была своя правда. А ещё это называется таким привычным и бесконечно сложным словом «жизнь»…
– Решение покинуть «Сибскану» далось мне непросто, – даже спустя пятнадцать лет Сергей Евгеньевич говорит об этом с явным сожалением, тщательно подбирая слова. – В жизни часто встречаются ситуации, когда надо перетерпеть, наступить на горло собственной песне. Наверное, в то время мне надо было быть чуть хитрее и гибче. Но я – не политик, я – тренер и привык отвечать не только за свои слова, но и за всю команду. Кстати, если кто-то думает, что мы разругались с Владимиром Александровичем Матиенко в пух и прах, то он глубоко заблуждается: мы расстались, если так можно выразиться, по-джентльменски, как это делают профессионалы, к коим мы, смею надеяться, относились и относимся до сих пор.
Некоторое время назад мне предлагали вернуться в иркутский хоккей, но я отказался. Разумеется, не потому, что меня не устраивали какие-то условия контракта. Я не мог обещать главного – стремительного взлёта команды к медальным вершинам. А это было обязательным условием. Тогда меня спросили: «Ну, хорошо, вы не хотите возвращаться в наш город. А что сделать, чтобы иркутский хоккей восстановил утраченные позиции – и не только по результатам, но и по вниманию со стороны болельщиков?». Я ответил: «Верните, первым делом, в хоккей Матиенко!». Похоже, мой ответ оказался чересчур неожиданным. Мне даже напомнили: вы же, дескать, с ним ругались! Да мало ли что у нас было! На хоккее это не отражалось. В то время Матиенко представлял собой сгусток энергии, был полон сил и желания, образно говоря, поставить хоккейный мир на уши. И в этом мы являлись несомненными союзниками…
Сказать, что у Лихачёва сложный характер, – значит, не сказать ничего. Он не дипломат – это точно: что думает, то всегда и говорит, не особо заботясь о сохранении собственного реноме в чужих глазах. Да и другихто, собственно, не очень щадит. Но, как ни странно, людей, которые бы затаили на него обиду, я не встречал. Во всяком случае, в Иркутске. Ну, а в других хоккейных городах…
В «Ракету» его позвал Юрий Гаврилов – себе в помощники. Приехал Лихачёв в Казань, а ему с ходу: тебя мэр ждет. Разговор получился занятный: градоначальник, без всяких предисловий, объявил – завтра надо принимать команду. Лихачёв опешил: «У вас же Гаврилов есть!». Из кабинета мэра – прямиком на стадион: «Юрий Георгиевич, ты что-нибудь знаешь о моём назначении на пост главного?». Тот пожимает плечами: «Первый раз слышу!». Сергей Евгеньевич развернулся и уехал – не привык с кем-то договариваться за чужой спиной.

Всё внимание - на поле

Всё внимание — на поле

– Через неделю всё, вроде бы, утряслось, и я приехал помогать Гаврилову, – вспоминает свою казанскую эпопею Лихачёв. –  В первом матче чемпионата проигрываем 5:6, вторая игра – в Кирове. За четверть часа до начала встречи Юре говорят: «Ты свободен, команду принимает Лихачёв». Мы побеждаем 5:0, и в кулуарах (мне рассказывали!) уже эйфория: «Вот это тренер!». Мне даже смешно стало: неужели я за 15 минут мог так «Ракету» преобразить?! Если бы команда была не готова к сезону, то никакой бы маг и волшебник из неё ничего не выжал. Об этом я и сказал руководству клуба.
Ещё интереснее я уходил из «Ракеты». У нас оставалась заключительная игра «регулярки» – в Архангельске. Выигрываем у «Водника» – едем в Кемерово, к «Кузбассу». Проигрываем – отправляемся в Хабаровск, к «СКА-Нефтянику». Мне всячески намекают, что лучше бы нам в плей-офф встретиться с «Кузбассом» – и ближе к дому, и шансов на успех больше. «Водник» мы обыграли, но «Кузбасс» не прошли. Возвращаемся домой, и мне задают вопрос, что называется, не в бровь, а в глаз: «Сергей Евгеньевич, вы же много лет играли в Кемерово? Вы не специально уступили землякам?». Я отвечаю: «Когда я работал в Иркутске, мы встречались с «Кузбассом», по-моему, 18 раз – всего один матч проиграли, да один завершили вничью…». Мне объясняют: типа, у нас мысль закралась. «Ну, если мысль закралась, – говорю, – то нам пора расставаться…».
…С десяток лет назад в Иркутске проходил финал Всероссийского первенства среди юношей. За игрой наших мальчишек на стадионе «Локомотив» мы наблюдали вместе с известным иркутским арбитром Валерием Афанасьевичем Токмаковым. «Обрати внимание на Серёжку Лихачёва, – сказал он мне. – Голова у парня на месте, видит поле замечательно, да и с техникой всё в порядке…». Из уст Афанасьевича, обычно скупого на похвалу, эти слова звучали, по меньшей мере, многообещающе. А Лихачёв-старший на мой вопрос про способности сына, Сергея Сергеевича, ответил коротко: «Ему ещё пахать и пахать…». Это было вполне в его духе. Уже потом, работая в «Воднике», «Зорком» и московском «Динамо», Лихачёв не позволил себе устроить сына «по-родственному». «У меня критерий один – мастерство», – говорит Сергей Евгеньевич, и почему-то веришь ему безоговорочно. Да и как тут не верить, если вместо гарантированного места в составе топ-клуба Лихачёву-младшему достаётся путёвка в оренбургский «Локомотив», где, кстати, ещё надо побороться за выход на лёд в «основе»! Единственный, пожалуй, раз отступил Сергей Евгеньевич от собственного правила – когда взял сына к себе в «Саяны-Хакасию». Хотя, как сказать – «отступил»: на тот момент Серёжка ни в чём не уступал другим абаканским хоккеистам…

2003 год. На ледовом сборе в Ангарске

2003 год. На ледовом сборе в Ангарске

Зато про своего внука Саньку Сергей Евгеньевич рассказывает с плохо скрываемой гордостью: «Ему только шестнадцать, а он уже настоящая «машина» – ростом выше меня, может и пас отдать, и обыграть, и пробить с обеих рук. На первенстве России, чемпионате и Кубке мира признавался лучшим игроком». Но это он мне так говорит – самому внуку от деда такого не услышать. Евгеньич, наоборот, старается подзадорить парня: «Ты у меня, старого, в баскетбол не можешь выиграть!».
Напоследок я не мог не задать Лихачёву очень важного вопроса, – какое место занимает в его жизни та иркутская пятилетка? Он взял долгую паузу (Архангельск, Красногорск, Москву, как ни крути, из биографии не вычеркнешь, тем более что в звёздных коллективах тренер и завоевал самые громкие свои титулы!), а потом твёрдо произнес: «Наверное, всё-таки главное. Я и до того был уверен в своих силах, но работа с «Сибсканой» в полной мере дала мне почувствовать – могу многое…».
У Лихачёва очень «бескорыстное» честолюбие: за своих подопечных он переживает намного сильнее, чем за себя самого. Это он в своё время посоветовал перейти в столичное «Динамо» Александру Насонову: «Ты, конечно, большой мастер, но тебе не хватает титулов. Надо, чтобы после завершения карьеры ты мог гордо сказать – я был чемпионом страны. Про второе или третье место никто потом не вспомнит…».
А вот тут, Сергей Евгеньевич, я, пожалуй, с тобой не соглашусь: в Иркутске – помнят…

Михаил КЛИМОВ

Связанные страницы: Евгений Гришин, Сезон 1997/98

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,651 views