КАК АРКАДЬИЧ СО СВОИМИ ОРЛАМИ РЯДОМ С ПЬЕДЕСТАЛОМ СЕЛ

Григорий ИзраильскийИЗРАИЛЬСКИЙ Григорий Аркадьевич
Родился 4 апреля 1924 года в Иркутске. Защитник, тренер, судья всесоюзной категории (1980), спорторганизатор. Начал играть в 1938 году в Иркутске в команде Дворца пионеров, затем в детской команде «Динамо» – с 1939. Выступал за «Динамо» – 1946–1948, «Локомотив» – 1948–1950, ОДО – 1949–1956, «Энергию» (все – Иркутск) – 1954–1957. Обладатель Кубка РСФСР – 1953 и 1954. Второй призёр Кубка ВЦСПС – 1950, обладатель Кубка ЦС «Локомотив» – 1949. 
В 50-е годы был одним из сильнейших хоккеистов Иркутска. Хрупкого телосложения, смело вступал в единоборства, строго соблюдал игровую дисциплину, быстро ориентировался на поле, всегда действовал с полной самоотдачей. На склоне хоккейной карьеры одновременно играл в двух командах: за ОДО – в городских соревнованиях, за «Энергию» – в чемпионатах РСФСР. Главный тренер (декабрь 1965–1969) и начальник (1969 – декабрь 1974) команды «Локомотив». Под его руководством «Локомотив» добился высшего достижения в своей истории, заняв пятое место в чемпионате СССР 1966 года. 
Подготовил в «Локомотиве» А. Комаровского, Г. Кривощёкова, А. Терентьева, способствовал росту мастерства Г. Конева, А. Найданова, И. Хандаева. Тренер команды «Энергия» (Иркутск) – август 1958–1959. Инструктор и зав. отделом дорсовета «Локомотив» – 1959–1965. Директор ДЮСШ «Локомотив» – 1975–1982. Судейством занимался с 1956 года. Судил матчи команд высшей лиги в 1960–1965. Судья республиканской категории по футболу (1956). В 80-х несколько лет был директором стадиона «Юбилейный» в Усть-Илимске. Совместно с В.Г. Куровым неоднократно проводил там юношеские соревнования высокого уровня, назначался главным судьёй различных всесоюзных турниров. Внёс большой вклад в развитие хоккея с мячом в Иркутской области. Участник Великой Отечественной войны. 
Скончался 21 ноября 2000 года в Иркутске.

Когда в том сезоне Григорий Аркадьевич Израильский привёл «Локомотив» к пятому «перрону», иные спортивные деятели, как это у нас водится, иронично замечали: «Везунчик Аркадьич. С такими «орлами» любой бы добился успеха». А эти «орлы» в тот день, когда Израильского неожиданно вызвали к начальнику железной дороги А. Головатому, мучились в ожидании своей участи в приёмной. Уж они-то знали – зря к начальству не вызывают – значит, будут разборки и оргвыводы. Грешок за ними был. После седьмого места в предыдущем сезоне посчитали, что можно позволить себе и расслабиться, после тренировки с приятелями посидеть за чашкой «чая». Старт получился соответственно отношению к делу – три очка и последнее место. Катиться дальше было некуда. После очередного шумного застолья в аэропорту сняли тренера.
Кем заменить? Выбор пал на Израильского.

– Принимай команду, Григорий Аркадьевич, – сказал ему Головатый, – больше некому, все кандидатуры перебрали.
– Помилуйте, Александр Терентьевич! – я же тренером никогда не работал. В хоккей играл, имею опыт судейства в высшей лиге, знаю организаторскую работу, но тренерскую...
– Вот что, товарищ Израильский, – строго заметил присутствовавший представитель обкома КПСС, – вы коммунист и считайте назначение партийным поручением. Мы вам доверяем.
– Но я же могу не оправдать доверие, – возразил новоиспечённый тренер.
– Надо помочь команде выпутаться из ситуации. Сам знаешь, с дисциплиной там не в порядке, – смягчил обстановку Головатый. – Ты человек добросовестный, профессионал в спорте, помоги. Дадим тебе хорошую зарплату.
– Помочь готов. Но зарплата тут ни при чём, мне хватит и оклада нынешнего – зав. отделом дорожного совета «Локомотив».
– Вот и поладили, – закончил начальник дороги. – А теперь давайте посоветуемся, что делать с нарушителями?
– Не будем горячиться, – попросил Израильский, – предоставьте возможность мне принять решение...

То, что команда умела классно играть, она доказала сезоном раньше, – рассказывает Григорий Аркадьевич. – Но мне показалось, что у команды есть неиспользованный потенциал. Проанализировав все игры, я обратил внимание на тактическую недоработку. Команда скоростная, умеющая атаковать из глубины. Зачем впереди держать четыре форварда, когда можно два, а акцент сделать на усилия полузащитников? Ведь какие мастера играли в средней линии – Игорь Хандаев, Олег Катин, Иннокентий Протасов – все умели забивать.
Лишь один Володя Сивоволов действовал, как разрушитель. Когда из турне привезли 5 очков (сыграли пять матчей), начальник дороги меня пригласил снова: «Поздравляю, Григорий Аркадьевич! А ты ещё сомневался».

– И всё же, Александр Терентьевич, ищите тренера-профессионала, – напомнил я ему наш уговор. 
Ясно, что начальник дороги и не думал искать. Зачем, когда «Локомотив» катил на всех парусах к финишу, не сбавляя скорости. Вопрос о дисциплине не стоял. Видимо, почувствовав доверие к себе, хоккеисты не переходили за грань недозволенного. Иногда, правда, Юрий Школьный Григорию Аркадьевичу как на духу признавался: «Я вчера чуток расслабился, так что смотри – ставить меня в ворота или нет».
– Это был удивительно добрый и порядочный человек, – отзывается о Школьном Израильский, – никогда не обманывал. Одна слабость – любил горькую. Из-за этого и в сборную страны долго не брали. А по таланту он уступал, пожалуй, лишь легендарному вратарю Анатолию Мельникову. Из наших голкиперов он, конечно, был выше всех. Вторым я бы поставил Геннадия Кривощёкова, которого я взял в команду на следующий год. Он всё впитал, как губка, от Школьного – плохое и хорошее. И по манере игры был схож. Когда мы выиграли в 1968 году у столичного «Динамо», Василий Трофимов подошёл ко мне и сказал: «Поздравляю с победой. Твой Школьный сегодня был непробиваем».
– Так, Василий Дмитриевич, в воротах-то не Школьный играл.
– А кто?
– Кривощёков.
– Ну ты меня удивил. Надо же, какое сходство! Пятое место «Локомотива» – самый большой успех за всю историю выступлений в чемпионатах СССР. Могли, кстати, и четвёртыми быть, да уступили хабаровскому СКА по результатам личных встреч.

– В призёры могли пробиться? – спрашиваю Израильского.
– При более благоприятном старте могли бы, конечно, зацепиться за пьедестал. Но если реально расценивать, то столичное и алма-атинское «Динамо», плюс свердловский СКА были выше. Мощно играли и хабаровские армейцы. Это признанные фавориты. Иногда в спор вмешивались ульяновская «Волга», архангельский «Водник», но это эпизод, а не правило. Скажу одно: тот состав считаю самым сильным за всю историю иркутского хоккея. Такого ровного подбора классных исполнителей больше не помню. Ведь уже на следующий сезон уехал Александр Найданов, потом ушло ещё несколько ярких мастеров. Тот «Локомотив» обыграл бы «Сибскану» без проблем. Пусть не обижаются ребята, но тогда что ни игрок – личность. Пожалуй, Юра Никитин да Евгений Гришин – вот они бы попали в состав того времени. За остальных не ручаюсь.
– Кто же тогда защищал цвета славного «Локомотива»?
– В обороне – Игорь Грек, Леонид Терёхин (по прозвищу «Окурок» за малый рост), Стас Эйсбруннер. На замену выходил Сева Белый, приглашённый в 1967 году из Абакана. Все опытные, бывалые мастера, Грек и Эйсбруннер – сверхжёсткие игроки, у них не побалуешься. Терёхин слыл защитником цепким, его так просто не обойдёшь. О нём одна байка ходила. В бытность его выступлений за хабаровский СКА на одном из политзанятий начальник команды Николай Галюк спрашивает: «Покажи на карте, Терёхин, где находится Хабаровск?»
– Так, Николай Ильич, я ж только приехал в Хабаровск, откуда мне знать.
– Хорошо, тогда покажи, где находится твой родной Красноярск (он из тех краев)?
– А оттуда я только уехал, зачем мне о нём знать.
В средней линии играли – справа Игорь Хандаев, слева Гена Почебут (его заменял Олег Михалёв), в центре Олег Катин, справа от него Протасов, слева – Сивоволов. Все игроки скоростные (исключая Сивоволова), все знали толк в атаке.
Катин – прирождённый разыгрывающий. Часто, как и Кеша Протасов, любил атаки начинать от своих ворот. Сивоволов выполнял строго оборонительные функции, все лётные мячи были его. Игорь Хандаев много мячей забивал с игры, это потом он стал грозой вратарей при пробитии стандартных положений.

– Про Игоря Хандаева рассказывают, что на тренировках, осваивая удар «хлюпом», он ломал несметное количество клюшек.
Григорий Аркадьевич улыбается: «Я тоже умел бить «хлюпом», тут особого таланта не требуется, но бьют единицы, Хандаев вообще отрабатывал, шлифовал удары с «пятаков», и когда он нашёл свою точку, вратари были бессильны взять мяч.
В атаке – два «забойных» игрока – тёзки Александры – Рыбин и Найданов. Их поддерживал быстрый Геннадий Конев. На замену выходил молодой Падалкин. Тогда с «точек» били они, а не Хандаев. Это уже позднее, после ухода Найданова, Игорь стал спецом по «точкам». Эти нападающие владели всем арсеналом мастерства – умели на скорости пройти оборону соперника или неожиданным хлёстким ударом поразить цель. По результативности наши форварды были одними из сильнейших».

Григорий Израильский

Григорий Израильский

Перед матчем, после установки, Израильский уходил из раздевалки, оставляя игроков одних.
– О чём они говорили между собой, я до сих пор не знаю, – признаётся Григорий Аркадьевич. – Но так было заведено и от этого правила не отступали. Перед игрой садились на лавки. И лишь когда Школьный скомандует: «Поехали!», все вставали и отправлялись на лёд. У того же Школьного была привычка зашивать перед игрой монетку в хоккейные трусы.
Тот «Локомотив» мог разорвать любого соперника. Даже столичное «Динамо» во главе с Соловьёвым, Герасимовым, Масловым, Лизавиным, Папугиным, или не менее легендарное свердловское СКА во главе с Дураковым, Атаманычевым, Хардиным, Измоденовым...
За счёт чего?
– Мастерства, в первую очередь, – подчеркивает Израильский. – И, конечно, огромного честолюбия и желания.
А за счёт судей? – задаю Григорию Аркадьевичу каверзный вопрос.
Исключено. Никогда ни одному судье на «чай» не давал и сам не брал, когда судил матчи чемпионата страны. Не так воспитан. Скажу больше: арбитр, совершивший умышленную ошибку в игре нашей команды, больше, как правило, нас не судил. После победного матча с московским «Динамо» захожу в судейскую, передо мной туда же зашёл тренер «Динамо» Трофимов. Навстречу выскакивает судья Розов и кричит: «Василий Дмитриевич, извините, но я ничего не мог сделать!» 
Трофимов его небрежно отстранил, а я спросил: «А что ты должен был сделать, Костя?» Тот замялся и увял. Больше он нас не судил.

1985 год. Григорий Израильский (стоит первый слева) – директор школы «Локомотива» с юношеской  командой 1970 года рождения, победителем первенства СССР среди юношей команд первой лиги. Чет- вёртый слева в первом ряду – Ильяс Хандаев, третий справа во втором ряду – Василий Никитин. Тренер  команды – Олег Катин (стоит первый справа), завуч ДЮСШ Всеволод Белый (стоит второй справа)

1985 год. Григорий Израильский (стоит первый слева) – директор школы «Локомотива» с юношеской командой 1970 года рождения, победителем первенства СССР среди юношей команд первой лиги. Четвёртый слева в первом ряду – Ильяс Хандаев, третий справа во втором ряду – Василий Никитин. Тренер команды – Олег Катин (стоит первый справа), завуч ДЮСШ Всеволод Белый (стоит второй справа)

– Сколько отвалило начальство за пятое место игрокам и тренерам «Локомотива»?
– Начальство нас отметило здорово, – Григорий Аркадьевич улыбается, – выделило премию по 25 рублей. А что вы хотите, если у нас зарплата не превышала 200 рублей. Благодарности были. И за то спасибо. У нас штат состоял из трёх человек. Даже врача не было, не говоря уже о массажисте. Кстати, молодого доктора Георгия Губина я подтянул к хоккею. Каждый год перед сезоном к нам сборная СССР приезжала. Я как-то Анатолию Мельникову говорю: «Зачем вы врача с собой возите, когда у нас свой есть прекрасный? Так Губин оказался в сборной. Сейчас при встречах Георгий Иннокентьевич не забывает сказать: «Вы мой крестник». (Г. Губин – директор областного врачебно-физкультурного диспансера – Прим. авт.).
Так состоялся большой тренер или это судьба ему подфартила?
Сам Григорий Аркадьевич на эту тему никогда не любил рассуждать:
– Даже когда пришли успехи, я напоминал руководству дороги: ищите профессионального тренера. Геннадия Гноева предлагал на эту должность, сколько ему можно было протирать штаны в областном спорткомитете. А мне в ответ: ещё сезончик поработаешь – отпустим. До 1968 года старшим тренером работал. Хотел уйти, а меня начальником команды до середины 70-х сделали.
Так везунчик или профессионал? В спорте бывают неожиданные взлёты, но когда результаты стабильные, то это уже не везение, а что-то другое. Он здорово играл в хоккей и футбол, дважды выигрывал с командой Кубок России, его знали как судью всесоюзной категории. И в историю иркутского хоккея Григорий Аркадьевич вошёл как тренер, при котором «Локомотив» добился самых больших успехов. Так стоит ли ломать копья – кто он? Результаты – лучше любого комментария.

Павел КУШКИН

Связанные страницы: Сезон 1965/66 

Печать этой страницы Печать этой страницы
1,545 views