ИРИНА ЧИЖОВА. ЖЕНЩИНА НА КОРАБЛЕ

Ирина ЧижоваЧИЖОВА Ирина Николаевна
Родилась 30 апреля 1960 года в Усолье-Сибирском Иркутской области. Образование высшее, окончила Омский институт физической культуры по специальности «Лечебная физкультура». С хоккейными командами в качестве массажиста работает с 1982 года, в «Локомотиве», «Сибскане», «Байкал-Энергии» – с 1985 года. 
Живёт в Иркутске.

Увлекательная вещь – хоккейная статистика. Это дилетантам она видится занудным набором цифр, дат и малопонятных таблиц. Людям, знающим толк в хоккее с мячом, она расскажет о многом – о триумфах и трагедиях команд, о взлётах и падениях спортсменов, о потрясающих голах и досадных вратарских ляпах. Статистика выдаст подноготную любого хоккеиста или тренера, поведает мельчайшие подробности их карьеры, разложит по полочкам все сезоны и назовёт клубы, в которых игроки «засветились». Но вот ведь парадокс – есть, оказывается, случаи, когда бессильна даже всесильная госпожа Статистика!

Об Ирине Чижовой иркутские хоккейные справочники упоминают крайне скупо, хотя знает её, наверное, вся хоккейная Россия. Шутка ли – в иркутском хоккее с мячом она уже больше тридцати лет и по своему ледовому стажу даст фору любому заслуженному-перезаслуженному мастеру, когда-либо выходившему на поле с клюшкой в руках! Увы, и поисковые компьютерные системы выдают на запрос всего лишь одну строчку: «Чижова Ирина Николаевна. Тренер-массажист ХК «Байкал-Энергия». Ну, и дату рождения. И всё! Трудно даже представить, что аккумулирует в себе эта строчка! Возьму на себя смелость утверждать, что по своему содержанию она ничуть не уступает иным энциклопедическим пассажам, посвящённым известным спортсменам и маститым тренерам. Впрочем, сия информационная «дискриминация» вполне объяснима: ну, нет для тренеров-массажистов отдельной графы в статистических таблицах. Тем более, для таких исключительных, как Чижова: могу ошибиться, но что-то не припомню я больше женщин в отечественных хоккейных командах, разве что Валентину Голубеву, врача братского «Металлурга». Стало быть, наша героиня уникальна во всех отношениях!
«Слабый пол» – это категорически не про Чижову, ибо на протяжении всей своей спортивной карьеры «пахала» Ирина Николаевна наравне с мужиками, а зачастую – и больше них. Не было у неё размеренной жизни по распорядку, согласно которому всё расписано заранее: подъём – завтрак – тренировка – обед – отдых и так далее. Всегда находилась какая-то работа «между» – так сказать, по дому. По хоккейному, естественно.
– Моё детство прошло в Усолье-Сибирском, в условиях «естественного отбора», – с улыбкой вспоминает Ирина Николаевна. – У нас был частный дом со всеми хозяйственными прелестями. Я, как единственный ребёнок в семье, со школьных лет привыкла во всем помогать родителям – принести воды, наколоть дров, вскопать грядки в огороде для меня было привычным делом. Девчонкой я росла крепкой, в школе участвовала практически во всех соревнованиях – в 70-х комплекс ГТО был совсем не формальностью. Мячик я метала гораздо дальше своих сверстниц – это точно. Наверное, не случайно усольский тренер по лёгкой атлетике Николай Павлович Голец (это у него занимался известный многоборец Николай Попцов) пригласил меня к себе в спортивную школу.
Стать спортсменкой Ирине, что называется, было написано на роду. Любителям лёгкой атлетики хорошо известно имя Надежды Чижовой, заслуженного мастера спорта, многократной рекордсменки мира в толкании ядра. Так вот, обладательница трёх олимпийских медалей – золотой, серебряной и бронзовой – родная сестра отца Ирины. Своё восхождение к спортивным вершинам она начинала в Усолье-Сибирском, а по окончании школы уехала в Ленинград, в школу легкоатлетических метаний Виктора Ильича Алексеева. Но в старших классах успела понянчиться со своей племянницей – Ириной. Словом, нет ничего удивительного в том, что Ирина Чижова пошла по стопам своей тёти, выбрав толкание ядра.
Домашние были против её увлечения «железяками», но у Иры, помимо крепких мышц, был и твёрдый характер. Она быстро добилась заметных успехов, ещё в школе выполнив первый разряд по толканию ядра, а вскоре, на соревнованиях в Ангарске, её приметил тренер иркутских метателей Юрий Николаевич Рыбин, у которого, как известно, всегда был обострённый нюх на спортивные таланты. Он-то и уговорил Ирину поступить в физкультурный техникум и продолжить своё «ядерное» образование. Кстати, к тому времени она успела отучиться один год в усольском медицинском училище.
– Медицина – это у меня тоже наследственное, – шутит Ирина Николаевна. – Бабушка по маминой линии приехала в Сибирь с Полтавщины. Всю жизнь она занималась народной медициной и фитотерапией. В переводе на обычный язык, была знахаркой, повитухой, травницей. Мама всю жизнь работала в детской больнице. Словом, альтернатива у меня была совершенно ясная: либо – спорт, либо – медицина. Но я нашла, что называется, золотую середину, объединив две эти сферы. О чём, кстати, ничуть не жалею. 
С большим спортом Ирина Чижова вплотную познакомилась в начале 80-х, когда в Иркутске, на базе «Локомотива», был создан медико-восстановительный центр. Окончив курсы, она стала работать массажистом. Солидности молодому специалисту добавила учеба в Омском институте физкультуры (к слову, поступала Ирина учиться на тренера-преподавателя, а заканчивала вуз уже по специальности «лечебная физкультура»). Работа у массажиста МВЦ была, мягко говоря, разнообразной. Можно было бы скаламбурить – «от скуки – на все руки», если бы не знать, каким нелёгким на самом деле являлся этот труд. Летом постоянными пациентами были легкоатлеты, футболисты, тяжелоатлеты, зимой «клиентуру» составляли, главным
образом, конькобежцы и хоккеисты.
В МВЦ Ирине довелось работать в одной упряжке с врачом хоккейной команды «Локомотив» Вячеславом Ветровым: на пару с ним они испытывали на игроках новое оборудование центра – гидромассажные ванны и барокамеры. А вскоре руководство «Локомотива» сделало Ирине предложение – перейти в штат команды. Была, правда, одна загвоздка: штатным расписанием ставки массажиста не предусматривалось (и так в русском хоккее было повсеместно!). Чижову приняли на должность администратора. Начались первые командировки или, выражаясь по-хоккейному, – выезды. С давних времён считалось, что женщина на корабле – не к добру.

2003 год. Евгений Ерахтин в качестве пациента Ирины Чижовой

2003 год. Евгений Ерахтин в качестве пациента Ирины Чижовой

Вроде бы, и наивно, и понятно, что сие утверждение – не более чем дремучий предрассудок. Ан нет, иные «капитаны» верны примете до сих пор. Беру слово «капитаны» в кавычки, потому что относится оно не только к морским волкам, но и к тренерам мужских команд, а зачастую – и просто к руководителям коллективов, состоящих исключительно из представителей сильного пола. Будете смеяться, но мне приходилось видеть, какой ужас был написан на лице одного наставника команды, когда он обнаружил в автобусе, везущем игроков в гостиницу (даже не на игру!), маленькую дочку водителя!
– Проблем вхождения в мужской коллектив у меня не было, – Чижова вроде бы даже удивляется моему вопросу. – Наверное потому, что я всегда умела общаться с игроками на суровом языке, лишённом «дамских изысков». Если что, могла и «послать» особо непонятливого куда подальше. Правда, до этого дело не доходило: как-то само собой получилось, что мне не было нужды отстаивать свой авторитет непопулярными методами (у меня, на всякий случай, и рука тяжёлая!). В «Локомотиве» у нас три раза в неделю была тяжёлая атлетика. Когда ребята шли в тренажёрный зал, я тоже отправлялась туда: не только присматривать за ними и разминать им мышцы – тренироваться. Как-то выполняли жим лёжа, и одного нашего хоккеиста штанга, образно говоря, придавила. А я тот же вес, не особо напрягаясь, выжала пять раз – ребята видели. Может быть, именно тогда они поняли, что я свой человек в команде, а не «женщина на корабле»…
Постоянно ездить с «Локомотивом» Ирина Чижова начала с 1982-го, а официально «прописана» в штат была четыре года спустя. Успела сезон поработать в Шелехове у Евгения Выборова, а затем, когда Петрович принял «Локомотив», что называется, в приказном порядке была переведена в Иркутск. Крепкий хозяйственник или, выражаясь по-современному, менеджер, Выборов сразу же оценил значимость массажиста для подготовки хоккеистов. Вот так Николаевна обрела своё призвание. Менялись названия команды, руководители клубов, уходили и приходили тренеры (каждый со своим характером и требованиями, между прочим!), обновлялся состав, а Чижова оставалась. Наверное, потому что была (и остаётся, конечно же!) незаменимой. Хотя сама Ирина Николаевна от такого предположения всячески отмахивается и мудро иронизирует: «Незаменимых у нас нет!».

12 августа 2003 года, на предсезонном сборе в Байкальске.  С Олегом Кулаевым

12 августа 2003 года, на предсезонном сборе в Байкальске. С Олегом Кулаевым

Это по должности Чижова – тренер-массажист. На самом деле для всех хоккеистов она – и мамка, и нянька, и добрый советчик, и «свой парень». Пришить пуговицу, починить форму, помыть посуду, посидеть с малышом (приходят иногда ребята на тренировку «с прицепом», если не с кем дома оставить!) – это для Ирины Николаевны не проблема. Да и сами-то хоккеисты требуют постоянного присмотра: за годы работы в команде она изучила привычки и даже маленькие мужские капризы буквально всех своих подопечных. Словно заботливая хозяйка в многодетной семье (да так, наверное, оно и есть!), Ирина Николаевна знает про своих «сынков» буквально всё: кому шоколадку дать, кому налить кофе, а кому – чай, кому положить лимон, а кому добавить мёду, с кем в трудную минуту поговорить, а кого и просто погладить по голове. А сколько всевозможных напитков она готовила для команды – и не счесть. Варила морсы, отвары из трав: в среднем по 20 литров на тренировку, а если занятия двухразовые, то, естественно, – 40. Короче, за сезон цистерна набирается. Подсчитать за все годы – наверное, и железнодорожный состав получится. Про «основную» работу – массажиста – и говорить, думаю, лишний раз не стоит: любой хоккеист, побывавший в руках Чижовой (а побывали, понятное дело, все!), доложит, что Ирина Николаевна – настоящий профессионал.
Конечно же, я не мог удержаться от вопроса, как Ирина Николаевна ладит со всеми игроками – они ведь такие разные. На что она ответила мудро и бесхитростно:
– Мы же – одна семья, у нас не может быть никаких раздоров. Если мне что-то не нравится, то я просто молчу. Ребята даже иногда удивляются: «Ты, Ирина Николаевна, то хохочешь, то молчишь!». Разумеется, я на всё имею своё мнение, но далеко не всегда его высказываю. Хочется иногда кого-нибудь повоспитывать? Конечно! Только я свою планку знаю: воспитывать игроков – дело тренера. Порой, когда «главный» распекает ребят после неудачной игры, мне, наоборот, бывает их по-человечески жалко. Только я виду не показываю. Начинаю в себе копаться: может, это я что-то не так сделала, что-то упустила? 

2003 год, Байкальск. Лечебная физкультура – часть подготовки хок- кеистов к сезону. Василий Донских и Александр Насонов выполняют  упражнения под руководством Ирины Чижовой

2003 год, Байкальск. Лечебная физкультура – часть подготовки хоккеистов к сезону. Василий Донских и Александр Насонов выполняют упражнения под руководством Ирины Чижовой

Команда – это сложный организм. Государство в государстве. Может быть, даже клан. Со своими законами, традициями, ритуалами. Чижова давно уже нашла своё место в этом непростом механизме, потому и воспринимают её окружающие как полноправного члена команды, с которым делят и радость побед, и горечь неудач.
Подсчитать, сколько хоккеистов в разное время Ирина Чижова поставила на ноги (на коньки!), вряд ли кому удастся. Равно как и оценить её вклад в победы команды. Несколько поколений игроков «Локомотива», «Сибсканы», «Сибсканы-Энергии», «Байкал-Энергии» настолько свыклись с её ненавязчивым присутствием, с кропотливой работой, с тёплой домашней атмосферой, которую она поддерживает в хоккейном доме, что любая отлучка Ирины Николаевны из команды, тем более в разгар сезона, считается чуть ли не ЧП. Такого практически не бывает (ну не может Чижова позволить себе больничный, когда надо выхаживать «народ»!), но от случайностей, известное дело, никто не застрахован.
5 января 2012 года «Байкал-Энергия» играла в Первоуральске с «Уральским трубником». В одном из моментов, минут за 15 до финального свистка, игрок хозяев Тимур Кутупов вытолкнул нашего Пашу Дубовика за бортик. Тот на полной скорости врезался в Чижову, которая не видела столкновения, – спешила к скамейке запасных, чтобы укрыть одеялом заменившегося игрока. Падение, сильный удар об лёд, «скорая» – этого Ирина Николаевна уже не помнила: пришла в себя в местной больнице. На следующий день команда улетела в Новосибирск, а ей пришлось задержаться в Первоуральске на пару недель.

2005 год, на сборе в Нижнем Кочергате.  Ирина Чижова «правит» Алексея Петрова

2005 год, на сборе в Нижнем Кочергате.
Ирина Чижова «правит» Алексея Петрова

– Когда я получила ту злополучную травму, то переживала не за своё здоровье, – Ирина Николаевна до сих пор вспоминает об этом с волнением. – Больше всего боялась, что останусь без хоккея, без любимого дела, без моих мальчишек, без стадиона. Наверное, тогда я в полной мере оценила, что это и есть моя жизнь. И другой мне не надо. Скажу честно, я всегда относилась к собственной персоне очень требовательно и представляла себе командную иерархию примерно так: на самом верху – руководство клуба, потом – тренерский штаб, дальше – игроки, а где-то в самом низу – копошусь я, массажист. Это не комплекс неполноценности – это реальное сопоставление хоккейных величин, которое меня ничуть не напрягает. Но события прошлого года заставили меня взглянуть на привычные, казалось бы, вещи по-другому. Когда я вернулась домой из Первоуральска, у меня телефон каждый день раскалялся от звонков: звонили спортсмены, тренеры, болельщики, просто знакомые. Все интересовались здоровьем, предлагали помощь, спрашивали, когда вернусь на лёд. Приятно, чёрт возьми…
В этот момент глаза сильной женщины Ирины Николаевны Чижовой, похоже, становятся влажными…
Хоккейная молва разносит все новости быстро. Уже на первом выезде после возвращения в строй Чижова чувствовала себя едва ли не VIP-персоной: подходили игроки и тренеры из команд соперников, даже незнакомые люди – спрашивали про здоровье, желали всех благ. Судьи шутили: «А вас, девушка, мы просим отойти от поля подальше!».
К слову, Тимур Кутупов играет сейчас в «Байкал-Энергии» – теперь он в руках Ирины Николаевны. Шутка.
На вопрос, не надоела ли ей тяжёлая – ну совсем не женская! – работа с постоянными разъездами, морозами и стрессами, Чижова отвечает:
– Нормальная работа. Настоящая. Она не позволяет мне быть слабой (если откровенно, то и самой не хочется этой женской привилегии). У меня в крови – вечный спортивный режим. Каждое утро – зарядка по 30–40 минут. Два раза в неделю – «променады» километров по семь-восемь: где – шагом, где – бегом. И неважно, дома я нахожусь или с командой на выезде. Были на Кубке в Кемерово, я и там себе не изменяла: начинала утро с пробежки и зарядки. Валерий Иванович Эйхвальд, наш главный, интересовался: «Не устали, Ирина Николаевна?».
У неё в коллекции много спортивных наград, накопившихся ещё с детства, – кубков, грамот, дипломов, призов. Но бронзовая медаль чемпионата России – самая первая и для Чижовой, и для всего иркутского хоккея – буквально потрясла её.
– На церемонии награждения я не просто плакала – ревела белугой, – Ирина Николаевна говорит так азартно, словно это было только вчера. – Выплеснула все свои эмоции. Радость была сумасшедшая – за команду, за всех мальчишек, за наших болельщиков, ну и за себя, конечно, тоже.
…Напоследок я спросил, катается ли Ирина Николаевна на коньках? Она ответила, что давно не каталась. И тут же добавила, словно извиняясь: «Конёчки-то у меня есть, в раздевалке лежат. Если что, я и на коньки встану…». Она встанет, я ничуть в этом не сомневаюсь.
– Ну, а клюшку-то в руках держала?
– А как же?! – смеётся Ирина Николаевна. – Когда перед тренировками ребятам выносила…

Михаил КЛИМОВ

Связанные страницы: Сезон 1989/90

Печать этой страницы Печать этой страницы
1,877 views