ВЯЧЕСЛАВ ГОВОРКОВ: ЛУЧШЕ ИГРАЕШЬ – БОЛЬШЕ БЬЮТ…

Вячеслав Говорков

ГОВОРКОВ Вячеслав Анатольевич
Родился 18 апреля 1952 года в Иркутске. Нападающий. Кандидат в мастера спорта. Воспитанник иркутской хоккейной школы. Начал играть в хоккей в 14 лет, выступал за юношескую команду завода им. В.В. Куйбышева, затем – ДюСШ «Локомотив». «Строитель» (Шелехов) – 1969/70, «Локомотив» (Иркутск) – 1970/71, 1973–1979. «Водник» (Усть-Кут) – 1971–1973, «Локомотив» (Уссурийск) – 1979–1981. В чемпионатах СССР провёл 164 матча, забил 75 мячей (все – в составе иркутского «Локомотива»). Работал тренером-преподавателем отделения хоккейной школы «Сибсканы» (1998–2003).
Действовал на позиции центрального нападающего, исполнял роль своеобразного тарана в атаке. В игре отличался самоотверженностью, высокой работоспособностью и напористостью. Обладал голевым чутьём, умением открыться для приёма мяча. Преждевременно завершил выступления из-за снижения требований к себе.
Живёт в Иркутске.

– Только ты не напиши по ошибке, что я мастером спорта был, – смеётся Говорков. – Не дослужился – в союзные времена мастера давали за место в шестёрке. А у меня только значок «ГЗР» был – «Готов к защите Родины», значит. Больше – никаких титулов и наград. Зато мне посчастливилось играть в одной команде не просто с номинальными мастерами – с настоящими асами – и против великих хоккеистов. Жаль, правда, рано из хоккея ушёл – в 27 лет. Десяток сезонов в своей карьере недобрал, как минимум. Были тому причины, но об этом разговор особый...

Восемнадцатилетний Славка Говорков в «Локомотиве» образца 1970 года был самым младшим. Не наделённый ни богатырским ростом, ни сумасшедшей скоростью, он, тем не менее, приглянулся тогдашнему тренеру железнодорожников Николаю Джуруку. Наверное, потому что никого не боялся на поле, привык «пахать» и самое главное – ненавидел себя в роли проигравшего.
«Упрямый был, как баран, – скажет он потом, много лет спустя, – всё-таки мой знак Зодиака – Овен. Готов был умереть на льду, но не уступить сопернику...» Впрочем, в той команде подобными качествами обладал практически каждый – Олег Катин, Геннадий Почебут, Игорь Хандаев, Всеволод Белый, Анатолий Терентьев и сами лёд грызли, и никому из новичков поблажек не давали.

НА ЗАДВОРКАХ «РОДИНЫ»

Семья Говорковых жила в самом конце предместья Рабочее, на задворках кинотеатра «Родина». Отец работал на заводе имени Куйбышева и весьма неплохо играл в футбол за тамошнюю команду «Байкал». Немудрено, что Славка с пятилетнего возраста не пропускал ни одного матча с участием отца. А поскольку футбольного поля рядом с домом не было, то зимой большую часть свободного времени Говорков-младший проводил на льду Ушаковки – спортивные гены не позволяли мальчишке сидеть дома или корпеть над учебниками.
– В пятом классе отец купил мне на барахолке коньки, и я, конечно, сразу же побежал на Ушаковку испытать обнову, – вспоминает Вячеслав. – На улице было холодно, поэтому решил переобуться дома. Пока доковылял на коньках до речки, лезвия, естественно, стали безнадёжно тупыми, и мои пассажи на льду получились до обидного неуклюжими. Уже потом, намного позже, я понял, что коньки для хоккеиста – наиглавнейший инструмент наравне с клюшкой. Помню, как Игорь Владимирович Грек отчитывал юного Валерку Чухлова в Свердловске: перед самым началом матча с армейцами наш главный тренер объявил, что тот выйдет на поле. Заметив на валеркиных коньках налёт ржавчины, взревел: «Ты у меня всю жизнь в запасе сидеть будешь!».
Первой командой Славки Говоркова, конечно же, стала детская сборная отцовского завода, руководил которой Владимир Бычков, или Быня, как ласково звали его в спортивных кругах. А после восьмого класса настырного и шебутного нападающего взял в ДЮСШ «Локомотив» Борис Будзинский. В 1969-м, аккурат после окончания школы («...И как только окончил, ума не приложу – учебники в портфеле пылью покрывались!»), Говоркова пригласили на просмотр во «взрослый» «Локомотив» – взяли на предсезонку в Хабаровск. Да, видимо, с первой попытки Славка главному тренеру не показался – теперь и сам понимает, что не дотягивал тогда ещё до уровня высшей лиги. Так вместе с несколькими молодыми «железнодорожниками» (Леонидом Князьковым в том числе) оказался, как принято говорить, на стажировке в шелеховском «Строителе», у Владимира Сивоволова. Командировка в первую лигу вышла непродолжительной – уже на следующий год Говорков получил место в основном составе «Локомотива». Впрочем, ненадолго.

ИЗ «ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОВ» – В «ВОДНИКИ»...

– Может, не надо об этом писать? – спрашивает Говорков. – Что уж прошлое ворошить?.. Хотя нет, пиши, как есть – может, кому-то из пацанов мой горький опыт на пользу пойдёт...
В «Локомотиве» меня приняли хорошо, отнеслись как к равному, хотя многие были постарше меня на пять-семь, а то и на добрый десяток лет. На поле не было разделения на молодых да старых – все вкалывали изо всех сил. В поездках надо мной «шефствовали» Терентьев и Кривощёков. Помню, как-то позвали меня и говорят: «Ну что, Говорок, в команду вступать думаешь?» – «Думаю, – отвечаю, – а что для этого сделать надо?». Рассмеялись: «Беги в магазин, бутылок десять «Агдама» купи...». Сказано – сделано. На следующий день у меня голова трещала, а они тренировались как ни в чём не бывало. Я не к тому об этом рассказываю, чтобы мораль разводить: вот, мол, как таланты в землю зарываются. Просто не хочу кривить душой – ничто человеческое нам было не чуждо. Только каждый наш шаг был на виду у всех, от болельщиков ничего нельзя было скрыть, да и, чего греха таить, вокруг было столько желающих пропустить в компании с хоккеистами стаканчик-другой. Это потом, когда кого-нибудь из игроков затягивал зелёный змий, все «друзья» куда-то моментально исчезали. Вот кто настоящим другом для всех иркутских хоккеистов был, так это Юрий Иванович Жилкин, главный инженер, а потом и начальник таксопарка: скольким ребятам он помог выжить в трудные дни, не сгинуть, пережить расставание с большим спортом! Но это – к слову...
Свой первый сезон в «Локомотиве» я не доиграл – влип в пренеприятнейшую историю. В уличной драке вступился за одного парнишку – я хоть и из хулиганского района, но кулаки без особой нужды в ход не пускал. А потом оказалось, что в той заварушке кто-то у кого-то шапку утащил. Словом, забрали меня в милицию, чуть ли не разбой приписали. Суд, «химия», Усть-Кут. Нет, я не жалуюсь и не оправдываюсь – за глупость свою расплатился сполна. «Тренировки» на «химии» были немножко потяжелее наших, хоккейных.
Случалось вагон с цементом – а это, между прочим, 1200 мешков – вдвоём разгружать. Но, видимо, что-то во мне было игроцкое, спортивное, если не забыли меня тренеры, не поставили крест на моей хоккейной карьере. До сих пор благодарен Игорю Греку и Юрию Эдуардову, царство им небесное, – они взяли меня в свой «Водник», поверили. Я старался в долгу не остаться – из кожи вон лез, чтобы помочь команде. Наверное, что-то получалось. Во всяком случае, когда Игорь Владимирович принимал иркутский «Локомотив», он взял с собой и меня. Так в 21 год состоялась моя повторная попытка прописаться в высшей лиге.

2001 год. Хоккейный сезон завершился шоу-матчем между «Сибсканой» и ветеранами иркутского хоккея  всех времён, в котором Вячеслав Говорков сыграл против своего сына Станислава. Первый ряд (сидят):  Михаил Швецов, Станислав Говорков, Александр Труфанов, Сергей Речкин, Константин Савченко, Пётр  Трифонов, Виталий Похоев, Алексей Негрун, Василий Никитин, Сергей Лазарев, Михаил Никитин, Олег  Катин, Виктор Шаров, Евгений Данилов, ?, Сергей Черняев, Виктор Девятых, Анатолий Терентьев, Владимир Петров. Второй ряд: Александр Клементьев, Александр Малетин, Игорь Волгунцев, Василий Донских,  Александр Шишкин, Евгений Ерахтин, Виктор Захаров, Андрей Ковалёв, Михаил (болельщик), Василий  Карелин, Сергей Рогулёв, Роман Ташкинов, Григорий Домышев, Алексей Петров, Сергей Семёнов, Александр Баюсов, Вячеслав Говорков, Сергей Калинкин

2001 год. Хоккейный сезон завершился шоу-матчем между «Сибсканой» и ветеранами иркутского хоккея всех времён, в котором Вячеслав Говорков сыграл против своего сына Станислава. Первый ряд (сидят): Михаил Швецов, Станислав Говорков, Александр Труфанов, Сергей Речкин, Константин Савченко, Пётр Трифонов, Виталий Похоев, Алексей Негрун, Василий Никитин, Сергей Лазарев, Михаил Никитин, Олег Катин, Виктор Шаров, Евгений Данилов, ?, Сергей Черняев, Виктор Девятых, Анатолий Терентьев, Владимир Петров. Второй ряд: Александр Клементьев, Александр Малетин, Игорь Волгунцев, Василий Донских, Александр Шишкин, Евгений Ерахтин, Виктор Захаров, Андрей Ковалёв, Михаил (болельщик), Василий Карелин, Сергей Рогулёв, Роман Ташкинов, Григорий Домышев, Алексей Петров, Сергей Семёнов, Александр Баюсов, Вячеслав Говорков, Сергей Калинкин

ПОКЛОН УЧИТЕЛЯМ

– Спортсменов часто спрашивают: кто, дескать, для тебя кумиром был, примером для подражания. Так и запиши – никакого идола или кумира, если хочешь, у Говоркова не было. Но не потому, что я считал себя каким-то хоккейным вундеркиндом: просто в то время было столько замечательных мастеров, – только смотри и запоминай. Тут тебе и учебник, и хоккейная энциклопедия, и эталон мастерства. Как-то на выезде – то ли в Хабаровске, то ли в другом каком-то городе – к нам на вечернюю тренировку зашёл сам Валерий Маслов, он на свой рейс опоздал. Скромно так подошёл к нам – можно, говорит, с вами потренироваться? Это он, великий Палыч, завоевавший к тому времени, кажется, все титулы в мировом хоккее, разрешения спрашивал! Стал бить по воротам – ни один мячик мимо не пролетел. Я, по-моему, остаток тренировки с него глаз не сводил... А какое удовольствие было наблюдать за игрой Бочкова!
Первым серьёзным испытанием для меня стал матч в Москве с многократным чемпионом Советского Союза – «Динамо». До этого меня выпускали на лёд пару раз, да и то на несколько минут. А тут вышел с самого начала, да ещё получил задание держать Герасимова, одного из лучших полузащитников страны. Один раз он меня так встретил, что я через бортик головой в сугроб улетел. Проиграли мы тогда немного, всего 2:6, но мне показалось, что я весь матч пробегал без толку, с глазами по чайнику. Правда, Джурук после матча нашёл для меня добрые слова, да и ребята поддержали.
Поначалу я даже обижался на партнёров: носишься как угорелый всю игру, а мяча не получаешь. Как-то не стерпел и пожаловался Греку: не замечают, дескать, меня, Игорь Владимирович, наши ветераны, пас не дают. Он рассмеялся и говорит: «А ты бегай, Слава, бегай все 90 минут. А на последней минуте забьёшь, и мы тебя всей командой расцелуем. Сам знаешь, куда...».
Шутки – шутками, но я потом понял, что тренер был абсолютно прав: нападающий должен весь матч караулить, может быть, единственный свой момент, наматывать десятки километров ради одного точного удара. Ещё Грек любил повторять: «Чем лучше ты играешь, тем больше тебя бьют. Того, кого на льду не заметно, не трогают...». И тут он был прав на все сто. Недаром же для него не существовало никаких травм, кроме перелома. Это он так шутил. На пару с врачом команды Георгием Иноккентьевичем Губиным. Которому, кстати, принадлежит хоккейное ноу-хау: игрокам с переломанными фалангами пальцев он рекомендовал вставлять в краги... ручки от алюминиевых ложек. Слезы на глаза наворачивались, а мы не подавали вида, что больно. Лёша Князьков играл в воротах со сломанным пальцем, Женя Данилов с переломом ребра на лёд выходил. И не дай бог было кому-то пожаловаться, сказать, что играть не можешь – наши мужики бы этого не поняли.

КАПИТАНСКАЯ ПОВЯЗКА... НА ПРОЩАНИЕ

Возвращение Говоркова в Иркутск получилось хотя и не триумфальным, но достаточно приметным: в сезоне 1973–1974 он забил 12 мячей, уступив лишь признанным бомбардирам «Локомотива» Геннадию Кондакову (26 голов) и Игорю Хандаеву (18). Да и в последующих чемпионатах «свои» 10–12 мячей Вячеслав «привозил» соперникам стабильно, а в 79-м и вовсе наколотил 16 голов, опередив и Хандаева, и набравшего мощь Виктора Шарова. Тогда он ещё не знал, что этот сезон будет для него предпоследним. В «Локомотиве», во всяком случае.
– Наверное, в какой-то момент я почувствовал себя местной знаменитостью, – сегодня Вячеслав Говорков вспоминает о давних событиях с философским спокойствием. – Да только ли я?! Нас же везде знали, везде привечали – в том числе, и в иркутских ресторанах. За всех не скажу, но я-то точно возомнил себя незаменимым. Тем более что Миша Швецов, разжалованный из капитанов за какую-то провинность, передал повязку мне. Правда, долго красоваться с этой повязкой мне не пришлось: на очередной матч чемпионата в Кемерово я не поехал и был отчислен из «Локомотива» – тогда же команду покинули Борис Хандаев, Женя Данилов, Лёша Распутин...
Жалею ли и о потерянном времени? Пеплом посыпать голову не собираюсь, но в глубине души обидно, что так мало поиграл: в 21 пришёл, в 27 – ушёл. Два года, проведённых затем в уссурийском «Локомотиве», по большому счёту я к своей карьере не плюсую – там был совершенно иной хоккей. Забил 74 мяча, а мог бы гораздо больше. Я только в 26 лет почувствовал весь кайф от игры... Что ж, возможно, мои ошибки станут для кого-то наукой.

НЕМНОГО АРИФМЕТИКИ

Потом Вячеслав Говорков работал с мальчишками хоккейной «Сибсканы» и в каждом из них узнавал себя – упрямого, неугомонного, самолюбивого. Старался привить пацанам страсть к коллективной, умной и неординарной игре («Я понимаю, что научить их играть в хоккей Дуракова, Маслова, Канарейкина невозможно, но всё-таки...»).
А ещё жалел, что не может собрать на хоккейной площадке всех ребятишек с округи. Хотя сделать это, по мнению Вячеслава, было не так уж и трудно. «Что ж, у нас в Иркутске не найдется тысячи нормальных мужиков-предпринимателей, которые могут дать немножко денег на спорт? Если каждый поможет всего десяти мальчишкам – то уже будет десять тысяч!..». Арифметика Говоркова была трогательной и немножко наивной. Как и хоккей, в который он играл много лет назад.

Михаил КЛИМОВ

Связанные страницы: Сезон 1973/74

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,941 views