НИКОЛАЙ ДЖУРУК: 
МЫ ПРОСКОЧИЛИ СВОЮ ОСТАНОВКУ

Николай ДжурукДЖУРУК Николай Карпович
Родился 10 декабря 1923 года в Иркутске. Нападающий, тренер. Начал играть в 1938 году в Иркутске в команде Дворца пионеров, затем в команде техникума физкультуры (Иркутск) – 1944–1946. Выступал за «Локомотив» (Иркутск) – 1947–1961. В чемпионатах СССР провёл 21 матч, забил 5 мячей.
Чемпион РСФСР (1960). Второй призёр Кубка ВЦСПС (1950). Обладатель Кубка (1948 и 1949) и победитель чемпионатов ЦС ДСО «Локомотив» (1956, 1959 и 1961). Был одним из ведущих игроков «Локомотива» на протяжении многих лет, лидером атак команды. Быстрый и техничный, умело сочетал индивидуальные действия с коллективными, обладал сильным и прицельным ударом, успешно реализовывал розыгрыши стандартных положений, пользовался большим авторитетом среди партнёров. Играющий тренер (1955–1960), играющий главный тренер (1960/61) и главный тренер (1969–1971) «Локомотива» (Иркутск). Под его руководством «Локомотив» в 1960 году дебютировал в классе «А».
Скончался 19 мая 2004 года в Иркутске.

Когда прикидывали, кого избрать в качестве героя сезона-1960/61, случайно вышли на ветерана иркутского спорта Геннадия Евгеньевича Гноева, в своё время блистательного футбольного защитника и отличного мастера хоккея с мячом. Это он в середине 50-х годов с товарищами по иркутской команде ОДО (играл тогда за команду Василий Бузунов, затем ставший звездой первой футбольной величины) дважды удивил спортивный мир, выиграв Кубок России. Вот Гноев нас и высмеял: «И вы ещё раздумываете, кто этот человек? Конечно же, Коля Джурук. Ему равных не было не только на поле, он и тренером классным был. Именно он вывел «Локомотив» в класс “А”. Сам играл и команду тренировал. И это почти в сорок-то лет!».

Николай Карпович Джурук встретил меня в гостиной своей уютной двухкомнатной квартиры, где с супругой прожил много-много лет. По-домашнему прост – в тапочках, спортивном костюме.
Широко улыбнулся: «Чем это моя скромная особа может сейчас привлекать?».
Узнав о цели визита, достал видавший виды альбом.
– Не уверен, что сохранились фотографии тех лет, – вздохнул он. – Тут ко мне как-то наведался один паренёк, попросил несколько снимков – мол, для газеты нужны, обещал вернуть. Ни газеты, ни его, ни снимков с тех пор не видел.
К счастью, сохранился единственный ценный снимок – эта фотография иллюстрирует в этой книге рассказ о предыдущем сезоне. На ней игроки и тренеры, выведшие в далёком 60-м году «Локомотив» в класс “А” чемпионата СССР, выиграв турнир первенства РСФСР.
Команда эта распалась в том же памятном 1960-м.
– Жаль, – продолжал Николай Карпович.
– Как распалась? – не понял я. – Такой успех, такие перспективы впервые попробовать силы в споре с грандами отечественного хоккея, и на тебе – разбежались...
– Грустная история, но из песни слова не выкинешь. Дело в том, что наша команда тогда состояла из игроков Иркутска и Ангарска. В класс «А» пробился «Локомотив», но ангарское начальство посчитало, что это несправедливо, настаивало, чтобы честь области в высшей лиге защищала ангарская команда. Спор разрешил первый секретарь обкома партии Борис Николаевич Кобелев, страстный болельщик. В отместку все ангарские хоккеисты отказались участвовать в чемпионате СССР.
– Без ангарчан «Локомотив» в высшую лигу не пробился бы?
– Трудно судить. В то время русский хоккей был очень популярен в нашей области. В Иркутске было несколько сильных равноценных клубов – ОДО (Окружной дом офицеров), «Авангард», «Спартак», «Энергия», «Локомотив». Потом Ангарск заявил о себе. Когда в моду вошла шайба, мы тоже попытались поиграть. Не прижилась она у нас. Верх взяла любовь к удалому, скоростному хоккею. Я ещё до войны пацаном за Дворец пионеров играл вместе с Арефьевым и Гноевым. Они потом в «Спартак» ушли, а я в техникум физкультуры поступил. А когда окончил, сразу же в «Локомотив». И никогда, с 1947 года, ему не изменял. Неслыханное дело – ОДО дважды выиграл Кубок России. Потом «Локомотив» стал побеждать в чемпионатах Центрального совета. Так постепенно крепла психология победителей. Хоккей у нас был на подъёме. И к началу 60-х достиг своего апогея. Но чтобы выступать в высшей лиге, где уже вовсю громко о себе заявили хабаровчане, красноярцы (они в начале 50-х даже выходили в финал Кубка СССР), кемеровчане, необходимо было объединить силы. Всё было естественно – объединились под флагом тогдашнего чемпиона области «Локомотива». В ту пору мне шёл четвёртый десяток, но я играл и забивал прилично...

Николай  Джурук  стоял  у  истоков  профессионального  хоккея  в  Иркутске. И не только как тренер и организатор, но и как спортсмен.  С начала 50-х «Локомотив», где Николай Джурук был ведущим игроком, являлся одной из сильнейших команд области. «Локомотив» в марте 1952 года (слева направо): В. Сазонов (капитан), А. Князьков (вратарь), Г. Гингст, Е. Смирнов, В. Донской, В. Дехнич, В. Ополев,  Н. Джурук, К. Лохтин, И. Востриков, Ю. Хахин

Николай Джурук стоял у истоков профессионального хоккея в Иркутске. И не только как тренер и организатор, но и как спортсмен. С начала 50-х «Локомотив», где Николай Джурук был ведущим игроком, являлся одной из сильнейших команд области. «Локомотив» в марте 1952 года (слева направо): В. Сазонов (капитан), А. Князьков (вратарь), Г. Гингст, Е. Смирнов, В. Донской, В. Дехнич, В. Ополев, Н. Джурук, К. Лохтин, И. Востриков, Ю. Хахин

– Кстати, о бомбардирских способностях Джурука ходили легенды. Якобы Вы посылали мячи в сетку как из катапульты. Любопытно, сколько же мячей забивали за сезон? 40–50?
– 200–300.
– Триста?
– За сезон я проводил в городских, областных соревнованиях за полсотню матчей. Вот и набиралась внушительная цифра. Удар, действительно, поставлен, но мои снайперские способности сильно преувеличены. Я любил забивать в результате сольных проходов, взаимодействия с партнёрами.
В тот знаменательный сезон, когда мы объединились в интересах дела, я выходил на поле только играть, а руководил командой Виктор Матвеевич Киселёв, известный в хоккейных кругах специалист из Ангарска. А начальником команды был Иван Григорьевич Попов. Вот о его организаторских способностях в самом деле ходили легенды. Он мог зайти в кабинет начальника любого ранга и не так просто от него мог кто-то отмахнуться. Если его выгоняли из одной двери, он заходил через другую. Команда сложилась боевая. Всех ребят того сезона я вспоминаю с чувством благодарности – они сделали то, что не мог до этого никто. В зональном турнире с участием ведущих команд Дальнего Востока нам не было равных. Выиграли легко. В финале в Краснотурьинске, где разыгрывалась путёвка в высшую лигу чемпионата СССР, соперники были посерьёзнее: местный «Маяк», куйбышевский и горьковский «Труд», команда Ленинграда... Всего восемь команд. Всех обыграли. На радостях не делили на своих и чужих – кто из Ангарска, а кто из Иркутска.
А потом началась чехарда. Ангарчан Киселёва, Охремчука, Антонова, Бердникова отозвали из команды, Логашёв уехал в Красноярск, где стал лучшим бомбардиром. По разным причинам ушли ещё несколько игроков. Мне вновь пришлось брать бразды правления в свои руки. Туго шло комплектование. Это сейчас проще – любого игрока можно купить, были бы деньги. А тогда нужно было рассчитывать только на своих воспитанников. Обратились к экс-иркутянам, игравшим в других клубах. Откликнулся Стас Эйсбруннер, выступавший за свердловский СКА. Уже знаменитостью был – трёхкратный чемпион СССР. А когда вернулся, – простой парень, как и раньше. Он здорово помог тогда. Опыт, мастерство многое значат. Из шелеховского «Строителя» вернули ещё одного экс-свердловчанина вратаря Арефьева, так как основной страж Сергей Охремчук «подал в отставку». Взяли нескольких игроков из клубных команд Иркутска. Не нашли средства для тренировочных сборов, пришлось готовиться к чемпионату дома на озёрах. Здесь и произошел курьёзный случай, едва не унесший жизнь Будзинского. Шли тренироваться на озеро. А лёд ещё хрупкий, обломился, и бедняга провалился. Спас его рюкзак с амуницией, висевший за плечами, задержал парня. Тут мы его и успели вытащить...

– Неужели с деньгами такие проблемы были и тогда? И это при том, что первый секретарь обкома – болельщик?..
– Не баловали нас в то время. 200 рублей – красная цена. Выкраивали немного на суточных. Ни премий, ни машин в награду.
– А квартиры?
– Квартиры выделяли. Железная дорога эти вопросы решала. От городских и областных властей мы не зависели. Особенно нам помогал материально заместитель начальника железной дороги Анатолий Скурихин. Но пускать его в раздевалку во время перерыва матча боялись. Наорёт на всех, взбудоражит и уйдёт. А нам играть... Другое дело Кобелев. Любил за чашкой чая в перерыве давать указания: «Вперёд, вперёд, ребята! На вас весь Иркутск смотрит!».
– Команда нуждалась в таких установках?
– Нет, конечно. Но то, что сам первый секретарь поддерживал, морально вдохновляло. Все мы люди.
– И помогала такая поддержка в первом чемпионате?
– В том сезоне – нет. Мы слабо подготовились. Силёнок откровенно не хватило. А начинали, в общем-то, неплохо. 27 ноября провели первый матч дома против кемеровского «Шахтёра». Дебют в классе “А” отметили победой – 6:4. Четыре мяча забил Юрий Низов, открывший, кстати, счёт. А потом пошла череда неудач. Нам одного очка не хватило, чтобы закрепиться в год дебюта. Набрав по 10 очков с красноярским «Торпедо» (ныне «Енисей»), вынуждены были с соседями проводить переигровку, в которой мы уступили 0:2. Убеждён, что не будь у нас раздрая, всё обошлось бы. Когда в середине чемпионата вернулся Сергей Охремчук и появилась уверенность за тылы, мы намного интереснее выглядели.
– Не сказалась на печальном итоге психологическая боязнь знаменитых соперников?
– Комплекса неуверенности не испытывали. С тем же столичным «Динамо», завоевавшим в том сезоне золотые медали, мы сыграли на равных – 2:5 и 4:5. Более того, мы по глупости упустили ничью. Эдуардов с середины поля бил штрафной и не заметил, как из-за кромки поля выкатывается отбывавший штрафное время динамовец Вязанкин. Тот перехватил передачу и на все сто воспользовался нежданным подарком. Разумеется, волнение было, когда выходили против асов из свердловского, хабаровского СКА, ЦСКА или алма-атинского «Буревестника». Одно дело – слышать о таких корифеях, как Мельников, Дураков, Атаманычев, Осинцев, Хардин, Шеховцов, Папугин, другое – играть против них. В нашей команде тоже были свои звёздочки. С великой грустью вспоминаю талантливейшего Юру Низова, нападающего милостью божьей. Его 19 голов в чемпионате – капля. Он мог бы играть в любой команде. Увы, страсть к спиртному сгубила. Слишком много крутилось вокруг него «друзей», жаждущих выпить с известным мастером. Когда в очередной раз разбирали Низова за проступок, он, как младенец, искренне отвечал, что вот встретил друга – не смог отказаться. Да, он был любимцем публики. Но те его любили странной любовью. Юра трагически погиб, упав под колеса поезда. Столь же трагически сложилась судьба ещё одного очень талантливого нашего хоккеиста Антонаса Толжунаса, уехавшего потом в Хабаровск. Всё было у парня, кроме характера...

Николай Джурук. 2002 год. Один из последних снимков...

Николай Джурук. 2002 год. Один из последних снимков...

– Играющий тренер – как это отражалось на взаимоотношениях?

– Никак не отражалось. Для игроков я был тренер. Другое дело, что я не имел права на ошибки. Иначе как спрашивать с других? Психологически тяжело, конечно.
– А возраст не сказывался?
– Я возраста не чувствовал. Может, со стороны заметно было. К тому же я не старался играть все матчи. Иногда полезнее было на скамеечке руководить.
– Любопытно, что в команде оказались «совместители», классно игравшие в хоккей и футбол – Охремчук, Эдуардов, Бердников, Романовский, Антонов... Где ярче проявился их талант?
– Все они были универсалы, умеющие и то, и другое. Пожалуй, лишь Серёжа Охремчук ярче проявил себя в футболе, когда играл за Иркутск и Свердловск. Как футбольный форвард он был сильнее хоккейного вратаря. Но это субъективное мнение.

«Локомотив» покинул высшую лигу, а Джурук – команду. Пройдёт время, и его вновь позовут старшим тренером «Локомотива». Но это уже другая история...

Павел КУШКИН

Связанные страницы: Сезон-1960/61

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,772 views