«АДСКАЯ СМЕСЬ» СЕРГЕЯ СЕМЁНОВА

Сергей Семёнов

СЕМЁНОВ Сергей Алексеевич
Родился 29 января 1958 года в Иркутске. Защитник, полузащитник. Мастер спорта СССР международного класса (1978), мастер спорта (1976). Начал играть в хоккей в 1966 году в детской команде «Вымпел», первый тренер – Н.Г. Ополев. С 1973-го – в юношеской команде «Локомотива». Выступал за «Локомотив», «Сибскану» (обе – Иркутск) – 1975–1978, январь 1982–1993; «Динамо» (Алма-Ата) – 1978 – январь 1982; «Энергию» (Свирск) – 1995/96. В чемпионатах СССР, СНГ и России провёл 379 матчей, забил 48 мячей («Локомотив», «Сибскана» – 291, 37; «Динамо» (А.-А.) – 88, 11). В розыгрышах Кубка страны – 64 матча, 10 мячей (все в составе «Локомотива» и «Сибсканы»). Второй призёр чемпионатов СССР (1979, 1981). В списке 22-х лучших – в 1981 г. Победитель (1990) и второй призёр (1985) первенств РСФСР. В сборной СССР – 1 матч (1978). Победитель Международного турнира на Призы газеты «Советская Россия» (1978) в составе сборной СССР, участник VIII Международного турнира на призы газеты «Советская Россия» (1986) в составе сборной РСФСР. Чемпион мира среди юниоров (1976).
Один из ведущих игроков «Локомотива» на протяжении многих лет, был капитаном команды. Быстрый и работоспособный, отлично владел коньками и клюшкой, был организатором командной игры, обладал высокими бойцовскими качествами, хорошо играл с лёта. Его излишняя эмоциональность нередко приводила к неоправданным удалениям с поля и дисциплинарным взысканиям.
Скончался 21 ноября 2006 года в Иркутске.

С Серёгой Семёновым – Сэмом, как звали его болельщики поколения восьмидесятых, – мы встречались обычно у входа на стадион «Труд». У истинных ценителей хоккея с мячом был непременный ритуал – потусоваться перед началом матча у главного входа на спортивную арену, встретить старых друзей-приятелей, обменяться последними новостями из «неофициальных источников». Людской круговорот у старинных колонн «Труда» (ну чем не достопримечательность Иркутска – наподобие Потёмкинской лестницы в Одессе?!) затягивал, подогревал и без того праздничную атмосферу предвкушения Большой Игры. Объятия, радостные возгласы, моментально вспыхивающие споры по поводу шансов любимой команды – всего этого было в достатке.

…Он появлялся за полчаса до игры – в камусах и франтоватой меховой кепке, узнаваемый издалека по пижонистой походке. По пути от билетных касс до входа на стадион едва ли не на каждом шагу отвечал на приветствия и рукопожатия – его все узнавали. При встрече со мной полушутя-полусерьёзно спрашивал: «Мишаня, когда интервью у меня возьмёшь?». Я в тон ему отвечал: «Серёжа, да хоть сейчас!». Но оба мы прекрасно знали, что никакого интервью не получится: Сэм относился к той категории людей, которые практически никогда и никого не пускают в свой собственный мир и, тем паче, не раскрывают душу.
Мы были знакомы с ним два десятка лет, но так и не сподобились на беседу «под запись». Хотя мне, признаться, не раз хотелось покопаться в спортивной биографии одного из лучших хоккеистов Иркутска. Но ритуал есть ритуал: при каждой встрече Серёга задавал мне традиционный вопрос, а я так же традиционно на него отвечал.
22 ноября 2006 года «Байкал-Энергия» принимала на своём поле абаканские «Саяны». Но напрасно я искал глазами в толпе болельщиков у «Труда» знакомую кепку – Сэма не было. А потом мне сказали, что накануне матча, 21 ноября, он умер. Не дожив до своего 49-летия чуть больше двух месяцев. В той встрече хозяева поля победили – 8:0, и это, пожалуй, стало последним поклоном настоящему мастеру. Хотя в составе «Байкал-Энергии», естественно, уже не было ни одного игрока, выходившего вместе с Сэмом на лёд, – он был пришельцем из прошлой эпохи…
В хоккей с мячом Серёжка Семёнов начал играть… Ну, конечно же, на «Вымпеле», у дяди Коли Ополева. Потому как жила семья Семёновых в Лисихе, а учился он в 39-й школе: перебежал через Байкальскую – и, считай, на катке. К тому же было у Сергея два брата – старший, Александр, и младший, Игорь. И они, кстати, тоже первые хоккейные уроки постигали на «Вымпеле», но потом, что называется, сошли с дистанции. Серёга оказался самым упёртым. Задатки лидера начали проявляться у него с самого детства: игрок по натуре, он не любил ни в чём уступать. Более того, не умел этого делать: его спортивная злость, вспыльчивый характер и непомерное самолюбие представляли собой адскую смесь. Взрывоопасную и непредсказуемую. Она, эта смесь, именуемая характером, попортила крови многим наставникам команд – от «Локомотива» до сборной Советского Союза. А ещё больше, наверное, – самому Сэму, который через свой скверный нрав страдал, может быть, сильнее всех.
Но – вернёмся в начало 70-х, когда Серёжка Семёнов из способного мальчишки (а дядя Коля всех своих воспитанников считал если и не самородками, то большими талантами!) быстро превратился в перспективного новобранца «Локомотива». Нет, в команду мастеров он пришёл, конечно, не из детского клуба, а из специализированной школы, где над шлифовкой его острых углов кропотливо поработал Лис – Вениамин Михайлович Велединский. Но факт остаётся фактом – к своим семнадцати годам Сеня (до Сэма он тогда, естественно, ещё не дорос, и сверстники ласково называли его именно так) умел на льду многое. Его прекрасное катание отмечали все, без исключения, специалисты – и не только в Иркутске, между прочим, – в стране! Высокая скорость, хорошее владение клюшкой, работоспособность позволили ему не только нахально пробиться в основной состав железнодорожников, но и твёрдо занять в нём своё место. К тому же в 1976-м в составе юниорской сборной СССР Сергей завоевал золото чемпионата мира, и сей факт не мог не возвысить его авторитета в глазах «старичков». Хотя «Локомотив» всегда тем и отличался, что в его недрах не признавали никаких звёзд. Тем более – юных.

«Локомотив» – «Динамо» (Москва). В игре Сергей Семёнов

«Локомотив» – «Динамо» (Москва). В игре Сергей Семёнов

– Мне кажется, манеру игры Сэм «подсмотрел» у Игоря Хандаева, – рассказывает многолетний голкипер и администратор «Локомотива» и «Сибсканы» Леонид Князьков, на чьих глазах проходило становление незаурядного хоккеиста Сергея Семёнова. – Практически все его подключения к атакам были, что называется, с концовочкой: соперники либо нарушали на нём правила, либо получали гол. А ещё он перенял у Хандаева привычку не давать спуску никому из обидчиков – невзирая на авторитеты, заслуги и даже разницу в «весовых категориях». Но если Игорь, будучи более опытным и хитрым, мог вовремя себя притормозить, то Сэм подчас буквально терял голову. Когда кто-нибудь из соперников нарушал против него правила или, не дай Бог, наносил ему травму, то начиналась «большая охота»: Серёга гонялся за ним по всему полю, забыв про всякую игровую дисциплину. Тренеру важно было не пропустить такого момента и вовремя усадить нашего пятого номера на скамейку – остыть…

Жарко у ворот «Локомотива».  Сергей Семёнов в центре обороны, Сергей Лазарев в воротах

Жарко у ворот «Локомотива».
Сергей Семёнов в центре обороны, Сергей Лазарев в воротах

В 1978-м Сергей Семёнов на пару с Владимиром Корытиным уехал в Алма-Ату. Конечно, приглашение в «Динамо» легче всего было объяснить призывным возрастом иркутских хоккеистов. Но выбиралито не они – их. А в один из сильнейших на тот момент клубов СССР абы кого брать, естественно, не хотели: приглашали лучших – тех, кто не испортил бы обедни в компании звёзд советского хоккея с мячом. С этой точки зрения 20-летний «призывник» Семёнов был фигурой вполне интересной: перед своим переходом в «Динамо» он успел в составе сборной Советского Союза стать победителем Международного турнира на призы газеты «Советская Россия» в Кемерово, за что полагалось звание «международника».
Приживался в новой команде Сергей, по воспоминаниям Владимира Корытина, непросто: опять-таки в силу своего ершистого характера, мог поспорить и с маститыми динамовцами, и с тренером. Зато и заиграл спустя некоторое время мощно, уверенно, надёжно. Дважды вместе со своими новыми партнёрами завоёвывал серебряные медали чемпионата Союза, а в 1981 году был включён в список 22-х лучших хоккеистов страны. А в сборную не попал, опять-таки, из-за особенностей своего характера: с «безбашенными» в главной команде страны разговор был коротким. Когда подошло время «дембеля», в Алма-Ате уговаривали остаться обоих иркутян. Корытин уехал раньше, Семёнова придержали ещё на сезон…
– Из «Динамо» Сэм вернулся если и не королём, то принцем, – вспоминает Сергей Лазарев, многолетний партнёр Семёнова по «Локомотиву» и «Сибскане». – Из аксакалов в команде к тому времени остались только Леонид Князьков да Евгений Данилов, вот Сэм и «забронзовел». Справедливости ради стоит заметить, что четыре сезона, проведённые в Алма-Ате, многое ему дали. Ну, катание у него было идеальное – хоть для учебного пособия снимай! – и раньше, а тут ещё добавилось видение поля, умение «читать» игру, точнейший пас. Убежать от него не мог никто – это я ответственно заявляю. Но всё это до тех пор, пока «идёт» игра. Если что-то на поле складывается не так, да ещё соперник задиристый попадётся, – пиши, пропало: Сэм заводился с пол-оборота – мог как вытащить на себе любую игру, так же её и «похоронить».

27 декабря 1986 года. «Локомотив» – «Юность» – 6:1.  Сергей Семёнов делает счёт 2:0

27 декабря 1986 года. «Локомотив» – «Юность» – 6:1.
Сергей Семёнов делает счёт 2:0

Он был буквально соткан из противоречий. Иногда вспыхивал на льду от случайно оброненного соперником слова или обычного столкновения, и уже плохо контролировал себя. Но, в то же время, мог уснуть в автобусе по дороге из гостиницы на стадион. Бережно, по-хозяйски, складывал в укромном месте перчатки, ботинки, лезвия коньков, и когда у партнёров по команде почти всё приходило в негодность, Сэм щеголял во всём новеньком.
– «В сундучок, под нафталинчик», – любил он повторять, – вспоминает Леонид Князьков. – Мы его даже «нафталинчиком» в шутку называли…
Опять же, мог Сэм и кутнуть, угощая приятелей, – особенно когда те приезжали из Иркутска в Алма-Ату. По всему Советскому Союзу у него было огромное количество знакомых – как ни крути, в хоккейных кругах Сергей Семёнов вполне обоснованно считался уважаемым человеком. Тем не менее, друзей в команде, по большому счёту, у него не было. На выездах он обычно просил, чтобы его поселили в одноместный номер. В день игры, когда команда шла обедать, Сэм игнорировал общепит. «Хоккеист должен быть голодным», – говорил он, упреждая всякие вопросы. В общем, не поймешь этого Сэма.

Всё внимание – на подачу

Всё внимание – на подачу

– В игре он был злой – не щадил ни соперников, ни себя самого, – это рассказывает уже Виталий Похоев, которому вместе с Мишей Швецовым приходилось больше всех выслушивать как дельные советы партнёра по обороне, так и его несправедливые подчас упрёки. – Я всегда удивлялся тому, с какой лёгкостью Серёга менял «профессию», – одинаково хорошо мог сыграть и на позиции защитника, и в середине поля чувствовал себя как рыба в воде, и в набегах на чужие ворота любил поучаствовать – хлебом не корми. Только «на борту» никак не хотел играть – видимо, это не увязывалось с его замашками свободного художника. Помню, как-то Игорь Владимирович Грек на предыгровой установке говорит: «Серёжа Семёнов сегодня играет бортовика…». Не успевает он закончить фразу, как Сэм вскидывается: «Не буду!». Грек, не меняя интонации и даже не поворачивая головы, продолжает: «…Серёжа Семёнов сегодня отдыхает». Отдыхал он, по-моему, матча четыре, в которых мы, кстати, победили. Потом вышел на ту позицию, которую указал тренер. А сколько раз его собирались выгонять из команды за несносный характер! К слову, Сэм частенько сам провоцировал подобные намерения – приходил к руководству команды и предъявлял ультиматум: «Либо – он, либо – я!». Вместо слова «он» можно было в разные годы поставить фамилии доброй половины игроков «Локомотива» или «Сибсканы».

«Локомотив» – «Старт». Сергей Семёнов начинает атаку

«Локомотив» – «Старт». Сергей Семёнов начинает атаку

– Надо его убирать, – в запальчивости решали тренеры. – Неужели мы не найдём на это место лучшего игрока?!
– А ведь, пожалуй, не найдём, – тут же отвечали сами себе. И Сэм в очередной раз оставался в команде. Но, как мне кажется, вовсе не потому, что найти замену ему было невозможно: просто любой команде во все времена необходим такой харизматичный игрок – нерв, сгусток эмоций, заводила. Который может поднять людей в атаку и пойти, уж извиняюсь за пафос, под вражеские пули.
Однажды, а было это во времена пребывания «Локомотива» в первой лиге, играла наша команда в Оренбурге. Лукавые хозяева не слишком заботились об освещении, полагая, что при плохой видимости им легче будет справиться с командой, сезоном раньше выступавшей в высшей лиге. И в первом тайме Сергей Лазарев запустил мяч, посланный едва ли не с центра поля, – увидел его слишком поздно. После этого хозяева в полном составе встали у своих ворот, а тут ещё и снег им в помощь. Словом, как ни стараются наши, а сделать ничего не могут. В перерыве в раздевалке «Локомотива» – тягостные раздумья. Заходит Сэм – и с порога: «Чего расселись? Пошли лёд чистить!». Взяли бортики и стали убирать снег с половины поля соперника. К выходу хозяев управились, а потом и «заломали» их. Вроде бы, мелочь…

На скамейке запасных во время матча. Слева направо: Сергей Лазарев,  Сергей Семёнов, Вадим Семёнов, Виталий Похоев, Сергей Политов

На скамейке запасных во время матча. Слева направо: Сергей Лазарев,
Сергей Семёнов, Вадим Семёнов, Виталий Похоев, Сергей Политов

Послужной список Сергея Семёнова, может быть, и не самый впечатляющий в сравнении с другими асами иркутского хоккея с мячом – 291 матч, 37 забитых мячей. Только болельщики до сих пор вспоминают этого неординарного мастера, который с каждым выходом на лёд сжигал частицу самого себя. Наверное, потому и прожил так мало. До конца своей хоккейной карьеры он так и не смирился с мыслью, что на спортивной площадке непременно кто-то побеждает, а кто-то – проигрывает. Сэму хотелось выигрывать всегда.
– Когда мы оба уже завязали с большим хоккеем, то выступали какое-то время за команду иркутского таксопарка, – с грустным юмором вспоминает Сергей Лазарев. – Юрий Иванович Жилкин, главный инженер, страстный поклонник хоккея, собрал под своё крыло многих бывших игроков «Локомотива» – Шарика, Саню Баюсова, Трифона, Сашку Малетина, Сэма, меня. Играем на первенство области – открытие сезона. Настроение – отличное, снова вместе, катаемся, что называется, для души. И соперник благодушно настроен. В общем, гоняем, не спеша, в «дыр-дыр». Один Сэм рвёт и мечет – всё хочет забить, обыграть, победить. Я ему уже говорю: «Сеня, успокойся – получай удовольствие!». Не слышит…

Сергей Семёнов, 2002 год

Сергей Семёнов, 2002 год

Ну, конечно же, Сэм был сложным человеком. Самолюбивым. Тяжёлым. Порой – невыносимым. Но когда он выходил на лёд, все его недостатки забывались напрочь. Потому что он без остатка отдавался Игре, демонстрируя полную с ней гармонию. А талантам у нас, как известно, многое прощается.
Я точно знаю, что отношение к Сэму со стороны тренеров и партнёров по команде было далеко не однозначным. Но я знаю и другое: если даже он и провинился перед кем-то или кого-то обидел, то его уже давно все простили.
Сергей Иванович Лазарев, никогда не причислявший себя к друзьям Сергея Семёнова, недавно мне сказал: «Локомотив» без Сэма – это не наш «Локомотив»…
Подписываюсь!

Михаил КЛИМОВ

Связанные страницы: Сезон 1987/88

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,102 views