ЮРИЙ ЭДУАРДОВ: 
Я – СЛУГА ДВУХ ГОСПОД

Юрий ЭдуардовЭДУАРДОВ Юрий Вениаминович
Родился 29 января 1935 года в Иркутске. Полузащитник, тренер. Заслуженный тренер Таджикской ССР (1981, хоккей на траве). Начал играть в 1949 году в Иркутске в детской команде «Локомотива». Выступал за «Локомотив» (Иркутск) – 1953–1957 и 1959–1964, «Строитель» (Ангарск) – 1957–1959, «Труд» (Шелехов) – 1964/65 (играющий тренер). В чемпионатах СССР провёл 60 матчей, забил 3 мяча. Работоспособный и напористый, обладал высокой стартовой скоростью, действуя на месте правого бортового полузащитника, смело вступал в отбор мяча, умело взаимодействовал с партнёрами. Преждевременно завершил выступления из-за травмы.
Главный тренер «Водника» (Усть-Кут) – 1969–1976, «Знамени» (Воткинск) – 1976/77, «Лесохимика» (Усть-Илимск) – 1991/92. Под его руководством «Водник» трижды играл в финальных турнирах первой (второй) группы класса «А».
В хоккее на траве – главный тренер «Водника» (Усть-Кут) – 1975, «Хосилота»/«Вахта» (Душанбе) – 1977–1982. Под его руководством «Хосилот» в 1980 году вышел в высшую лигу. Неплохо играл в футбол. Выступал нападающим за клубную команду «Локомотив» (Иркутск) – 1953–1956, клубную команду «Строитель» (Ангарск) – 1957 – август 1960, «Машиностроитель»/«Ангару» (Иркутск) – август 1960–1963.
По возвращении из Таджикистана работал тренером в школе «Локомотива», затем старшим тренером футбольной клубной команды «Монтажник» (Иркутск).
Скончался 11 августа 2001 года в Иркутске.

Пусть не прозвучит это режущим слух – о «слуге»: быть подданным Её Величеству Игре совсем не в укор, в заслугу поставить можно! Юрий Вениаминович отработал своё на хоккейных и футбольных полях, игроком и тренером (у нас-то разговор больше об игроцком пойдёт, но как не вспомнить его «оранжево-хоккейное» наставничество – начал в усть-кутском «Воднике», был «Лесохимик» из Усть-Илимска, и прочее, прочее, прочее)... Так ведь были ещё шесть лет работы в Душанбе с командой по хоккею... на траве! И звание заслуженного тренера Таджикской республики было приложено к тому проведённому времени – кто ещё из коренных иркутян может похвастаться таким?!
На пару десятков лет я моложе Эдуардова. И в разговоре с ним вдруг ощутил, как сужается наше временное пространство – жизни, игры. Сколько раз Вениаминыч, говоря о соратниках, поминал их – «Царство Небесное»... Игроки, они по натуре люди рисковые, и всё-таки как много их уходит из жизни безвременно... Я не стал называть их, перечислять – сознательно – пусть они будут для нас живыми.
Я слушал Армяна (вот уж приклеилось к нему это прозвище!), всматривался в ушедшее, и новому для себя поражался, и сожалел о многом. Устало. А потом Эдуардов сел в «фокусе», да улыбнулся от души – представьте, каким он был в молодости!
Неотразимый Армян – вот он.

ГЛАЗКОВО – ЗДЕСЬ ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ...
– Прозвучит – «Глазково», и для исконно иркутского жителя сразу станет всё понятно. А уж тем более тому, кто хоть чуть к спорту не равнодушен: Глазково – это ведь как фирменная марка, ярлычок, обозначающий и выучку, и характер. Конечно, и рабочедомским (то бишь, из Рабочего предместья) есть чем гордиться, и в Марата, дай Бог, сколько ребят выросло, но для меня главный авторитет – Глазково!
По пацаньему нашему возрасту играли мы во всё угодно и где угодно. Ну, понятно, король всему – футбол. Бились и улица на улицу, и просто (не такими «принципиальными») командами «разбирались». У нас была такая впадинка в Итээргородке (инженерно-транспортных работников, неужели не понятно?), полянка у кладовок, меж Оглоблинской (сейчас она улицей Румянцева, кажется, называется), Пушкинской, Профсоюзной. На 2-ю Железнодорожную ходили играть, машин-то в Иркутске совсем ничего было, если одна в час пройдёт, так и та – лошадь. Конечно же, ждал нас и Сад железнодорожников, точнее – Циклодром, был там насыпной земляной трек. Около летнего кинотеатра полянку облюбовали. Вот там-то меня Коля Джурук и приметил в 48-м, так я и попал в «Локомотив».
В 52-м (мне 17 лет) взял меня Абрам Евсеевич Левитин в юношескую сборную Иркутска по футболу. Очень солидная команда подобралась, «зоночку» мы без проблем выиграли: с Новосибирском 4:1, Улан-Удэ победили... Сам смотри – Стас Эйсбруннер (он очень прилично в футбол играл), Веня Велединский, Толя Кириллов, Коля Щеголихин и Гена Туганов из «Авангарда», динамовцы Юра Галето и Валя Незнамов... Тогда в Иркутск приехал Женя Микотин, он за Челябинск в классе «Б» в воротах играл, посмотрел, и: «Ребята, если бы вы на российский финал поехали, то точно бы выиграли!». Да на финал мы не поехали, я уже и причину не назову, почему у нас не сложилось... На следующий год мы вновь в финал выходим, играли в нём, но у Ивана Григорьевича Попова уже другая команда была – хороши Ваня Эпов, Вадик Степанов, Витятя Первых, да только по возрасту ушли уже Эйсбруннер, Щеголихин...
А в хоккее моим «крёстным» стал Толя Качаев, очень неплохой хоккеист. Развлечения у нас простенькие были: «засада» на уголочке, стоим с крючками, караулим машину (тогда в нашей роще военная часть разместилась, «студебеккеров» да «фордов» побольше стало) – зацепишься за кузов и летишь до следующего угла! А в хоккей обычно рубились у избирательных участков – подходы к ним освещались, вот мы дотемна время там и проводили. В валенках, клюшки себе какие-то придумывали – то акацию где срубишь потолще, то ещё что-то... А Толя, скорее всего, из гостей шёл. Остановился, посмотрел, да говорит: «Приходите завтра на «Локомотив». Так мы всей ватагой и пошли. Понятно, что настоящие коньки с ботинками я только издалека видел. Но случилось так, что надел я их и сразу поехал, как будто в них и родился! Правда, был самый маленький в команде, а таких куда определяют? Правильно, в ворота. Года два я вратарил, прыгал – бросался, пока в поле не ушёл играть.

СБРОСИЛ КОНЬКИ – НАДЕЛ БУТСЫ
Года с 53-го у меня шло одно по одному – один сезон заканчивается, второй начинается. В это время Иркутск уже постоянно претендовал на место в хоккейной высшей лиге. Порой так случалось, что с последней футбольной игры мы отправляли с ребятами хоккейную форму домой, а сами – Толя Кириллов, Серёжа Охремчук, я, – сразу на сборы футбольной команды уезжали; по-моему, в 63-м из Красногорска в Адлер так отправились.
Хотя не всё гладко было. Иркутск место в высшей хоккейной лиге должен был получить гораздо раньше, чем в 1960 году. «Великое трио» отличалось тогда у нас – команды областного Дома офицеров, «Динамо», «Локомотив», мы и до четвертьфинала Кубка Союза доходили. Так, на переходном турнире 56-го в Ульяновске могли в высшую лигу войти. Всё «просто»: наши «старики» пошли в ресторан, а мы, по молодости, на танцы отправились. Там клич и услышали: «Иркутян бьют!». Случилась явно спровоцированная драка, затеянная переодетыми милиционерами. Ринулись мы туда и... получил Эдуардов свой «условный» срок. О какой высшей лиге речь может идти?!
Из-за этого «ульяновского побоища» я в 57-м, когда футбольная «Энергия» место в классе «В» получила, в её состав не попал, только спустя три года оказался в команде – с «подачи» главного её тренера Дмитрия Николаевича Смирнова. Ах, какая у нас команда была в 1962 году! Стали мы, кажется, пятыми в зоне, вроде бы звёзд особенных не хватали, но я не вспомню, чтобы зрители разочарованными с трибун уходили. Тогда личности играли – болели конкретно за Васю Букина, Толю Кириллова, Женю Теорина, за Витятю Первых и Вадика Степанова... Уже после сезона в обкоме партии встреча была, Смирнов высказался о том, что не грех бы такие условия создать, что были в том же Хабаровске (наша «основа» по 140 рублей получала, запасные – по 120...), и «кончили» команду. Представь – вратарь Валера Валиков в московский «Спартак» уехал, Бердников и Зубков в ярославский «Шинник», Охремчук, Жилкин, Гена Санников и Толя Федотов – в «Уралмаш», Валера Яковлев куда-то на Дальний Восток... По сути, только мы с Кириловым и остались. Абрам Евсеевич Левитин, вновь взявшийся за команду, присылает вызов на сбор в Чимкент. Толя поехал, а я уже нет – был на пределе, вымотан до основания, об этом в самых высоких инстанциях так и сказал, тем и закончилась моя футбольная карьера...
К хоккею вернёмся? Николай Карпович Джурук рассказал, как печально для нас первый сезон в высшей лиге завершился. Помните? – место в ней занимала своеобразная сборная из игроков иркутского «Локомотива» и ангарского «Строителя» (я, кстати, в Ангарске тогда жил, пришлось переехать из Иркутска – уже сын родился, квартира же совсем «не светила», а в «Строителе» её мне дали). Тренировал эту «сборную» Виктор Матвеевич Киселёв. А потом местнические амбиции свою роль сыграли, ангарчанам в «Локомотиве» запрещено было играть. А вот «расклад» – «строителями» были Протасов, Логашёв, Охремчук, Жвачкин, Бердников; я ведь тот состав от «А» до «Я» по линиям назову – вратари Серёжа Охремчук и Юра Сергачёв, в защите Гена Труш и Витя Бердников, полузащита пошла – справа я, в середине Петя Логашёв и Олег Непомнящих, на левом борту Толя Кузьминых, в атаке справа Кеша Протасов, в серединке Джурук и Юрка Низов, слева – Юра Романовский, на заменке Петя Антонов, Боря Будзинский, Витя Жвачкин. Я к тому времени вновь в Иркутск вернулся, и явно нам силёнок не хватило – ну о какой переигровке с Красноярском могла бы идти речь, останься мы единой командой?! Да, Стасик Эйсбруннер приехал, здорово нам помог, но...

ДЕВЯТОЕ – СОВСЕМ НЕ НАШЕ МЕСТО!
Года нам хватило, чтобы в высшую лигу вернуться. И ответственно скажу, что в сезоне-62/63 мы совершенно не должны были девятым местом довольствоваться. Но тогда чемпионат усечённым получился, разделили высшую лигу на две группы по восемь команд, и мы, став пятыми в своей группе (очка не хватило, чтобы до заветного четвёртого подняться), играли стыковые игры с красногорским «Трудом». Дома выиграли 3:1, и в гостях – 1:0. Нет, не очень хочется тот сезон вспоминать, право, мы лучшей участи заслуживали.
В сезоне-63/64 совершенно «тупо» проиграли Куйбышеву, гнали в одни ворота, а получили – в свои. А вот потом пошло «по горке». Сенсацией на весь Союз стал наш выигрыш у армейцев Свердловска – 3:2. Представь – против нас выходят шестнадцать (!) заслуженных мастеров спорта, чемпионов мира. Трибуны забиты предельно, туча, даже в проходах сидят. Праздник был на всю область! И стоит ли говорить, с каким рвением нас «наказывали» в Свердловске? У них табло двухстороннее, на одно смотришь – 5:0, голову повернул к другому, уже – 6:0! Атаманычев всё судью Абдулхакова (из Казани он был) упрашивал – «Насырыч, да прибавь ты ещё пяток минут, мы им двадцатку наколотим!». Издевались над нами – просто ужас. А мы действительно развалились напрочь...

РЕБЯТА БЫЛИ ВСЕ ИГРАЮЩИЕ
– На кого в игре можно было надеяться? На каждого! Был Володя Сивоволов, господи – корявенький, но как его сопернику было сложно пройти! Кеша Протасов спасал в атаке, вы уж ему наверняка особую главу отведёте. Юрка Низов лучшим бомбардиром был, с самим Атаманом вровень по голешникам шагал. «Тоня» Толжунас – академик, элегантный игрок, наша палочка-выручалочка, сгинул потом где-то в Хабаровске... Лёха Терёхин маленький, прозвищем его в команде наградили, а потом и среди болельщиков прижилось – «Окурок», но ведь как игру читал! – против Дуракова Коли, Атаманычева, Маслова выходил, смотришь, бах и опаньки – хлоп и передачка! В тот год к нам пришёл Игорь Хандаев, парень из Свирска. Причём он только правого бортовика играл, и «столкнул» меня со своего места. Мне с Лёхой Терёхиным играть было просто в сказку, скатываемся, а он: «Юра, пошёл!» – я и рванул. Вот с Греком у нас не складывалось – Игорёшка был резкий парень, скоростёшка приличная, смотришь, стартовал он, и – проскочил; а Лёха гибкий был такой, просто подарок.
Эх, возьму грех на душу. Гена Почебут, покойничек, однажды у нас Эйсбруннера сломал. Мы со Стасом вратаря разминаем, бьём по очереди, хлоп-хлоп, вдруг я своей очереди не чувствую. А Генка был совершенно без тормозов, разминался и, за ворота убежав, «вкатился» в Стаса. Смотрю, тот лежит и произносит отчётливо: «Он мне ключицу сломал».
Саша Рыбин (новосибирец, но к нам приехал из Кемерово) – затравной, забивной, только вот всё в себе переживал, на сторону ничего не выносил, может быть, это ему мешало? Какие он голы сумасшедшие забивал! Так ведь для того, чтобы с «ленточки» попасть, он на тренировках раз по тридцать удар отрабатывал. Юра Школьный на него, бывало, разозлится: «Сколько можно!». Понятно, какому же вратарю понравится такое переносить?
...Школьный был академиком, великий спортсмен.
Юра Белан как-то «мимо» нашей команды прошёл. А как бежал – просто глыбы льда из-под коньков вылетали! Нет, ушёл в «шайбу»...
Игорь Хандаев в том году дебютировал. Понятно, я его ещё по свирской команде знал. (Хотя «главным» там был Валера Выборов, вот уж кто действительно блистал!). Игорь как-то сразу влился – скорость приличная, игру понимает, «подогрев» с трибун приличный: «Игорёшка, давай!», – Игорёшка и давал.
Виктор Матвеевич Киселёв, тренер наш, сам астраханец. А к нам его зазвал – из Усть-Каменогорска – Владимир Николаевич Рыбальский, начальник 105-го почтового ящика в Ангарске. Зэковская, говоришь, контора? Нy, не знаю. Болельщик он был отчаянный. Однажды мы в футбол играли и он, недовольный нашим вратарём Баликовым, вышел ему показать, с каким настроением надо на игру выходить. В белом чесучовом костюме взялся по углам бросаться, пылища! Жена в голос кричит – действительно, несолидно. У Виктора Матвеевича такое теоретическое начало было. Коля Джурук, например, меня конкретно учил пасу – клюшечкой по горбу. Из-за этого я даже хоккей бросал, в бокс уходил! А Киселёв мог состав угадать, заменку прочувствовать, настроить как следует, зажечь...

Юрий Эдуардов

Юрий Эдуардов

А ЧТО ГОВОРИТЬ О СЕБЕ?
– Достоинства Эдуардова-игрока? В футболе я нападающего играл, в хоккее – защитника. Потому и представлял хорошо особенности игры в атаке и обороне. Стартовая скорость была приличная, не могу похвастаться, что какой-то «финтяра» был, чаще всего на рывке обыгрывал... Да никто из легкоатлетов меня на тридцати метрах обойти не мог. Не жадным был, если видел, что можно пас отдать, то без сожаления с мячом расставался.
Этот сезон стал для меня последним на высшем уровне. Элементарно – мениск, операция, понял, что лучших кондиций уже не наберу. Ещё в усть-кутском «Воднике» играющим тренером был, но... А ведь тогда у нас приличная командёшка сложилась, потом девять человек в иркутском «Локомотиве» играли.
Ну вот, навспоминались…

P.S. Я набрался духа и спросил-таки Юрия Вениаминовича Эдуардова, отчего ж к нему прозвище это приклеилось – Армян. Услышал в ответ: «А помнишь популярную в те времена поговорку об «армянском балансе»? Честно говоря, в футболе у меня правая нога была нужна только для ходьбы, левша я. Однажды кто-то и брякнул про меня эту присказку, вот так и повелось. Хотя кровей армянских, как ни искал, найти в себе не смог».

Юрий ЕЛСУКОВ

Связанные страницы: Сезон 1963/64

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,048 views