ЛУЧШИЙ НАПАДАЮЩИЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОГО ПЛАНА

Сергей ДомышевДОМЫШЕВ Сергей Валерьевич
Родился 21 мая 1972 года в Иркутске. Нападающий. Мастер спорта России (1994). Начал играть в 1979 году в Иркутске в школе «Локомотива». Выступал за «Локомотив» – 1990–1992, «Сибскану» – 1992–2003, «Сервико-Байкал-Энергию» (все – Иркутск) – 2006–2008. В чемпионатах страны провёл 325 матчей, забил 156 мячей. В розыгрышах Кубка страны – 72 матча, 38 мячей. Второй (1998) и третий (1995 и 1999) призёр чемпионатов России. Победитель Спартакиады народов РСФСР (1989). Обладатель Кубка лесников (1995).
Хорошо физически развитый, напористый, постоянно держал в напряжении оборону соперников, обладал сильным и прицельным ударом, успешно реализовывал стандартные положения, особенно удачно действовал в связке с Е. Гришиным. Преждевременно завершил выступления на высоком уровне из-за серьёзной травмы колена. Администратор «Сибсканы», «Байкал-Энергии» – 2003–2006. В июне-августе 2004 исполнял обязанности директора хоккейного клуба «Сибскана».
Живёт в Иркутске.

...Подобно артисту, обречённому порой на всю жизнь стать героем одной роли, Сергей Домышев навсегда остался в сердцах болельщиков во многом как автор «гола смерти» в Казани. Многие вспоминают, как в 2000-м году своим ударом с радиуса Домышев поразил ворота хозяев поля и не позволил местной «Ракете» пройти в полуфинал. Рассказывают, что в Казани уже и столы были накрыты, и банкет ждал героев матча... Эту своеобразную «минуту славы» Сергей вспоминает с улыбкой:
– Болельщики же должны что-то помнить. Они помнят бронзу, серебро у команды, и ещё вот этот гол. Как говорится, игра забудется, а результат останется.

Далеко не всякий хоккеист станет рассказывать о своих сильных сторонах – у настоящих мастеров это как-то не принято. Зато об этом охотно поведают товарищи по команде: «Серёга – свой в доску парень: и человек душевный, и игрок что надо: боевой, всегда на борьбу заряженный...». Что характерно, Домышев – нападающий по статусу и по призванию – всегда честно отрабатывал в обороне. Тренер «Сибсканы» Сергей Лихачёв в своё время отзывался о нём так: «Домик – лучший нападающий оборонительного плана!»
Про то, как Домышев забивал голы, особо распространяться не надо: в таких случаях говорят – это надо видеть. Его голы видели десятки тысяч болельщиков – и в Иркутске, и далеко за его пределами. Пушечные удары одиннадцатого но- мера «Сибсканы», наверное, снились в кошмарных снах многим вратарям страны. «Стандарты» в его исполнении почти всегда таили опасность для чужих ворот. С виду несколько тяжеловесный и даже угловатый, он отлично справлялся с лётными мячами. Ну, а если возникала необходимость «потолкаться» с кем-то из соперников в борьбе за мячик, то конкурентов у Домика практически не было: с его мощью и габаритами (рост за 190 и вес под центнер!) можно было и пободаться! Про его излюбленную точку – у левого «пятака» – знали, наверное, все, без исключения, вратари из «вышки», и практически все когда-нибудь страдали от залпов иркутского гренадера. К слову, и тот мяч «Ракете» он забил с левого «пятака».
Василий Карелин, не один год отыгравший рядом с Сергеем Домышевым, вспоминает: «Мне запомнился его дебют во взрослой команде. Нам было лет по 17, мы поехали в Кемерово. Олег Георгиевич Катин поставил Серёгу в стартовый состав. А ворота «Кузбасса» тогда защищал голкипер сборной России Владислав Нужный. Домик на свою точку выезжает – гол! Второй раз выезжает – ещё гол! Для пацана, дважды огорчившего вратаря сборной страны, это было круто!».
Так получилось, что в своей хоккейной жизни оказался Сергей Домышев неисправимым «однолюбом»: куда бы его ни звали, какими бы посулами и благами ни соблазняли, он оставался верен родному Иркутску.

Сергей Домышев в атаке

Сергей Домышев в атаке

Сначала было два года в «Локомотиве», наверное, далеко не самых лёгких в жизни команды – 1991-й и 1992-й. Потом на смену пришла «Сибскана» с её стремительным взлётом, бело-зелёным сумасшествием в Иркутске и, естественно, оглушительным для хоккейной провинции успехом! И пусть «Сибскана» так и не стала сильнейшим клубом России – по зрительской любви она далеко обошла всех конкурентов.

ДЕТСТВО

Родился Серёжа в самом центре Иркутска и учиться пошёл в 65-ю школу, где пройти мимо спорта было ну никак нельзя. Во дворе школы и до сих пор заливается каток, а Валерий Степанович Выборов, известный в прошлом футболист и тренер по хоккею с мячом, возглавлял ДЮСШ, которая базировалась именно там. Вот Выборов, да ещё Александр Шергин и стали первыми тренерами юного хоккеиста. Разглядеть в нём будущего мастера тогда было сложно – ростом Сергей не выделялся, вытянулся значительно позже. Да и какой-то невероятной тяги к спорту у него не замечали.
– В детстве-то мы все бегали, играли, – вспоминает он. – К тому же наш класс сделали профильным – спортивного направления. Так что все мальчишки умели кататься на коньках, играли в футбол, волейбол, да практически во все игры.
Правда, каких-то серьёзных достижений у будущего лидера сибскановских атак до поры до времени не было.
– И когда же спорт перерос в нечто большее, чем дворовое развлечение?
– Я учился в седьмом классе, когда наша семья переехала в район «Локомотива». Там уже заниматься спортом, как говорится, сам Бог велел: я записался в хоккейную секцию. В «Локомотиве» тогда работал тренер Евгений Гингст, который стал моим наставником, туда же вскоре перешёл и Александр Шергин. Подающих надежды через какое-то время перевели в группу к Борису Фёдоровичу Баринову – он тренировал свой «Локомотив» в Ново-Ленино. Его команда уже успела засветиться на всесоюзных соревнованиях – ребята стали чемпионами страны. Тренер взрослого «Локомотива» Олег Георгиевич Катин взял нас всех – пока, правда, не в основной состав – как говорится, поближе к команде, чтобы были под присмотром и сами могли для себя чего-то почерпнуть. Тренировались мы с командой мастеров – готовы были, что называется, из коньков выпрыгнуть, чтобы приглянуться не только руководству команды, но и старшим, более опытным хоккеистам. Понимали, конечно, что всех нас ждет естественный отбор – в «основу» попадёт тот, кто лучше себя проявит…
Вживление в коллектив проходило как раз с компанией ребят 1971 года рождения, которые впоследствии составили основу серебряной «Сибсканы». Ведущие роли в команде Катина играли Сергей Семёнов, Михаил Никитин, Сергей Лазарев…
– И как прошло вливание? Катин любит называть себя тренером-деспотом...
– Я бы так не сказал! Он характерный, заставлял людей работать. Со всеми занимался, если есть слабые места, – указывал. Общефизическая подготовка – это была основа его работы, «наедались» тренировками до тошноты. Говорили так: кто выжил летом, тому легче зимой. Катин всегда любил игроков, никого не выделял, но всегда боролся за них перед высоким начальством. А вот на поле уже требовал. Были же партийные времена, требовали результат: почему так сыграли... А «Локомотив» никогда не блистал.
– Как ты думаешь, почему?
– Школа, вроде, работала, и игроки хорошие выходили, но... В то время как: если появлялся у нас игрок уровня сборной – его сразу забирали. Это сейчас есть материальный аспект: играть можно там, где нравится. А раньше больших денег не платили. И шли за квартирой, за машиной – в те команды, где это можно было получить пораньше и жить спокойно. И главный стимул был – попасть в ряды классной команды.
Но нет худа без добра: в тот нелёгкий для «Локомотива» период укреплять ряды пришлось молодёжью, и это «худо» помогло 19–20-летним хоккеистам пробиться в основу команды.
– Попало нас в команду почти полтора десятка человек: Вася Карелин, Гришин, Баженов, Негрун, Саня Васильев, Дима Поляков, Миша Шалаев... Кто проявил себя – остался в команде, других отдавали в Усть-Илимск.
Усть-Илимск – это была ближайшая точка развития хоккея в отсутствие таковых в Шелехове, Братске, Чите.
– Женька Гришин сразу пошёл забивать, характер у него был, отменные физические данные. Баженов – гибкость, лёгкость, потрясающая реакция. Мне тоже удалось закрепиться – играли нападающие Витя Шаров, Вадик Семёнов, но они уже были на сходе. Вот года два-три натаскивали нас, по чуть-чуть давали играть, минут по пять.
– Уже много лет в Иркутске молодым хоккеистам вот так же дают понемногу играть, однако массового вливания местной молодёжи не происходит. Как-то же у вас это получилось?
– Раньше не было возможности приглашать много игроков со стороны. Сейчас клубам проще взять состоявшегося игрока, чем натаскивать молодого и рисковать, объясняя руководству, что мы сейчас упадём ниже, но наиграем своих. Это нынче и в других игровых видах так: хочешь результат – покупай игроков.
– То есть вам повезло...
– Выходит, что так – просто у «Локомотива» не было финансов. Потом стало проще, но мы уже успели обыграться, закрепились.

16 декабря 1998 года. «Сибскана» – «Маяк».  Сергей Домышев и Евгений Гришин атакуют ворота гостей

16 декабря 1998 года. «Сибскана» – «Маяк».
Сергей Домышев и Евгений Гришин атакуют ворота гостей

И пошёл взлёт: бронза «Сибсканы», четвёртое место, третье, второе... Выше забраться тогда было нереально, считает Домышев.
– Была непобедимая команда – «Водник», с которой соревноваться было невозможно. Собрали всех игроков уровня сборной, и условия были – одни из лучших в России. Это был образец того, какой должна быть инфраструктура. Делалось всё, чтобы людям хотелось туда приезжать.

На тренировке

На тренировке

Финальный матч «Сибскана» – «Водник» сезона 1997–1998, о котором до сих пор среди бывалых болельщиков легенды ходят, завершился со счётом 3:3.
– Кое-кто говорил, что «Водник» пожалел «Сибскану».
– В то время «договорняков» не было. Никто бы не стал искусственно усложнять себе задачу. Если можешь победить сейчас, зачем что-то оставлять на потом? А вдруг что-то поменяется? Архангельск был намного сильнее нас, и та ничья, которую нам удалось сделать в Иркутске, за счёт каких сил – и сам не знаю, как смогли избежать поражения. Во многом – за счёт переполненных трибун. Если брать полуфинальный, финальный матчи, то болельщики нам дополнительные силы давали. А после игры мы домой приходили – падали, не было сил даже форму снять. Когда выходишь и видишь столько людей – знакомых, незнакомых, то появляется второе дыхание, и такое ощущение... Ты всё можешь! Но команда, которая умнее, грамотнее нас, всё равно переиграет. Это какое-то чудо должно было произойти, чтобы мы тогда победили.
Памятен болельщикам, правда, печально, и ещё один матч с архангелогородцами, который завершился разгромным поражением – 2:17. Это был полуфинал 1996 года. Но этому есть свои причины.
– Мы добирались очень долго в Архангельск. Конечно, руководство хотело как лучше и заказало чартер, и вот мы более двадцати часов летели, четыре посадки делали, но во время них мы даже из самолёта не выходили. Ни поспать, ни прогуляться. Питание с собой брали. Ну, и прилетели все разбитые. Ноги просто деревянные. Счёт мог быть намного меньше. Второй момент – не угадали с установкой на матч. Лёд там был идеальный, и мы рассчитывали, что будут играть низом, как обычно. И нам дали установку с таким расчётом, а «Водник» неожиданно стал играть верхом. И когда счёт стал 0:5, поздно было перестраиваться.
– Ту «Сибскану» называли командой второго тайма. За счёт чего удавалось вытаскивать даже самые трудные матчи?
– Первый тайм – это умение тренера видеть ситуацию. Лихачёв делает одну установку, а та команда ведь тоже смотрит, как мы играем, ищет своё решение. А второй тайм – это так: получилось перестроиться – забили. От этого появляется воодушевление, и есть силы, и есть возможность догнать. И та команда, которая начинает отбиваться, – её трясёт, а те, кто хочет догнать, вроде как «на коне». Бывает и такое. Переломные моменты случаются.
– И от чего больше зависит эта способность переломить? Тренерская мысль, характер, или...?
– Психология команды-победителя, очевидно. Если команда считает себя победителем, то может доиграть. Чем шведы славятся: они оба тайма гнут свою политику, и соперник думает – вроде вот она, победа, чуть расслабился... И сразу – раз! – наказали.

22 апреля 2002 года. Валерий Савин и Сергей Домышев – победите- ли традиционного первенства клуба по теннису, которое проводится  только в парном разряде

22 апреля 2002 года. Валерий Савин и Сергей Домышев – победители традиционного первенства клуба по теннису, которое проводится только в парном разряде

ТРЕНЕРЫ

Тренер Сергей Лихачёв отлично умел «переламывать» такие игры. А ещё Домышев запомнил его как очень педантичного наставника.
– Евгеньевич очень пунктуальный человек – в плане работы. Никогда не было так, что сначала одно, а потом вдруг раз – другое. Всё расписывал заранее, и мы знали план на неделю вперёд, если тяжёлая тренировка – к ней готовишься морально. Порядок у него был во всём!
– Удалось это свойство передать игрокам?
– Если бы не удалось – команда бы так и не заиграла.
– Ты играл и у Баринова, и у Выборова, и Лахонина застал.
– У Бориса Баринова очень много значения уделялось ОФП, но и игровое мышление было великолепное, видение игры. Виталий Лазицкий работал недолго, но запомнился как хороший организатор. То же самое могу сказать про Евгения Выборова. Юрий Лахонин... Он пришёл, только что завершив играть, с большими амбициями: как игрок он состоялся, выиграл всё, что можно, и хоте- лось состояться как тренеру. Но ему во многом не повезло. Лахонин пришёл из Архангельска, где игрок получает всё, что нужно, а тут – элементарного льда нет...
Да, то была аномально теплая осень 2001 года, когда старт чемпионата пришлось перенести – в стране уже играли первые матчи, а на поле «Труда» ещё торчала трава.
– Но Лахонин успел дать много интересного! Он многое перенял от тренера «Водника» Янко, немало отыграл в «Енисее», и оттуда тоже взял лучшее. Он мог зарядить людей. Вчерашний игрок, он нам давал немало технических моментов, которых нам раньше никто не показывал. Элементарно учил, как передачи давать.
– Ты застал самый расцвет болельщицкого бело-зелёного безумия. Как команда это воспринимала?
– Мы сначала и понять-то не могли, что происходит, но ходить на хоккей стало модно. Приходили семьями, рабочими коллективами, сбегали дети с уроков. Как, ты не был на хоккее?! Как ты мог? При такой поддержке просто крылья вырастали. Бывало, конечно, что и давило это всё – груз ответственности. Матчи бывали тяжёлые, нападающий сегодня забил, а завтра не забил. Трибунам же не видно, если, например, лёд в трещинах. Они могут и освистать, а от того, как игрок справится с этим, многое зависит. Конечно, потом уже стали привыкать, а первое время были сами в шоке от этого всего.
Всеобщая любовь иркутян во многом повлияла на жизнь хоккеистов. Вот факт: руководитель «Сервико» Виктор Захаров был отчаянным болельщиком Сибсканы», и Сергей Домышев до сих пор трудится в этой компании. Заместителем директора по общественным вопросам.
– Была всеобщая любовь к хоккею, игроков чуть ли не на руках носили! С тренировки идёшь, а у дома уже люди сидят, ждут. Поговорить, автограф взять. Конечно, это внимание в жизни помогало потом. И помогает до сих пор.
Поиграв до 2003 года, Сергей вынужден был с большим спортом завязать из-за травмы. Одна операция, потом другая... И когда ему предложили перейти на работу администратора – в свой родной клуб! – он, недолго думая, согласился. Да, совсем из спорта Домышев не ушёл, но едва ли легче в такой ситуации: когда каждый день видишь всё то, чего сам уже лишён...
– Вот только что сам ещё играл, ещё вчера, а тут за бортиком переживаешь. Так хочется команде помочь...
Администратором в команде трудился бессменный Сергей Калинкин, но работы было столько, что в клубе решили её поделить. Сергей Иваныч занимался домашними делами, а Сергей Валерьевич, как более молодой и активный, – выездами. Работа администратора в спорте – особый труд: чтобы она шла «как по маслу», надо уметь общаться.
– Это самое главное: найти подход к человеку, который должен помочь. А он на самом деле тебе ничего не должен! Вот приходишь, говоришь, что ты из команды – очень помогало то, что я сам бывший игрок, многие меня знали. И решение вопросов как-то... ускорялось. Билеты, например, нужно – много и на определённый день, а их нет. Могли поселить в не очень хороших условиях. Но нам шли навстречу.
– А ты – в ответ на услугу? Улыбку, автограф?
– Брал клюшку, собирал на ней росписи всей команды и дарил в благодарность. Финансовых путей решения вопросов не было, было – вот: клюшка, или абонемент на игры...
Завершив карьеру игрока, он ещё долгое время играл на любительском уровне за команду «Сервико», но однажды конёк попал в трещину, – и это «добило» многострадальную ногу: перелом голени, в хрящ в колене окончательно оторвался. Так что сейчас приходится ограничивать себя в движении. Ни футбола, ни хоккея, ни горных лыж, которые когда-то очень любил.
– Вот шли игры Кубка губернатора – приходишь, смотришь... Уж на таком-то уровне я бы мог долго играть без проблем...
Зато лета он всегда ждёт с нетерпением. Ездит на утиную охоту с отцом и братом Григорием, который в своё время был чемпионом мира среди юношей, а потом играл вместе со старшим братом в «Сибскане». Сергей неплохо стреляет, в чём признаётся без ложной скромности. Промышляет вместе с ним и брат Григорий, а, впрочем, у Домышевых вся семья – охотники. Стрелять обоих братьев учил отец.
А хоккей в его жизни – продолжается. К чемпионату мира в Иркутске создана специальная группа, которая должна облегчить иногородним болельщикам заботы при выборе жилья, транспорта, покупке билетов на матчи... Сергей Домышев возглавил это направление. По сути, говорит он, это та же администраторская работа. Так что хоккей из его жизни не ушёл никуда.

УЛИЦА БРАТЬЕВ ДОМЫШЕВЫХ

Болельщики, которые бывали в Аршане, невероятно удивлялись, узнав, что там имеется улица имени братьев Домышевых. Сергей и Григорий Домышевы, хоккеисты «Сибсканы» – по мнению болельщиков, именно в их честь названа улица. Это, конечно, не так. Улица была названа значительно раньше, чем стали известны братья-хоккеисты. Однако и нельзя сказать, что название совсем уж не имеет к ним отношения. Дело в том, что предки Сергея, казаки Домышевы, были одними из первых поселенцев и основателей поселка Аршан. Так вот в честь братьев-предков улица и названа.

Ника ПЕСЧИНСКАЯ

Связанные страницы: Сезон 1996/97

Печать этой страницы Печать этой страницы
1,627 views