ОТ ЕГО «ХЛЮПА» ЛОМАЛИСЬ КЛЮШКИ И ВРАТАРИ...

Игорь Хандаев

ХАНДАЕВ Игорь Ильич
Родился 16 октября 1941 года в Свирске Иркутской области. Полузащитник и защитник. Мастер спорта СССР (1965). Начал играть в 1952 году в Свирске в детской команде «Энергия». Выступал за «Энергию» (Свирск) – 1957–1961, «Строитель» (Ангарск) – 1961/62, «Локомотив» (Иркутск) – 1962–1966, 1969–1974, февраль 1975–1979 (играющий тренер – 1977/78) и январь – март 1980, «Динамо» (Алма-Ата) – 1966–1969. В чемпионатах СССР провёл 409 матчей, забил 104 мяча («Локомотив» – 344, 101; «Динамо» – 65, 3). Третий призёр чемпионата СССР (1967). Рекордсмен «Локомотива» по количеству сыгранных матчей. Включался в список «22-х лучших» в 1968 году.
Один из ведущих игроков «Локомотива» на протяжении многих лет, несколько сезонов был капитаном команды. Выделялся хорошей коньковой подготовкой, сильными волевыми качествами, жёстко, нередко выходя за рамки правил, действовал в единоборствах, всегда играл с полной самоотдачей, требовал того же от партнёров. Вначале играл правым бортовым полузащитником, затем центральным, с 1973 года перешёл в оборону. Отлично владел ударом «нахлюпом», что позволяло ему успешно реализовывать розыгрыши стандартных положений. В 1968 году привлекался в сборную СССР, но из-за отказа в разрешении на выезд за рубеж не сумел попробовать свои силы в главной команде страны.
Живёт в Алматы (Казахстан).

«Мяч по немыслимой траектории просвистел над головами обороняющихся и вратаря, не успевшего моргнуть глазом, и вонзился в «девятку». Ай да Хандаев, великий мастер удара «хлюпом»! И кому забил – Лазареву, вратарю сборной СССР. Виртуоз Канарейкин, обошедший, подобно слаломисту, половину команды железнодорожников, споткнулся на «железном» Хандаеве, необъяснимым – шестым? – чувством разгадавшим манёвр неуловимого форварда...
Ещё один натиск динамовцев, и оборона «Локомотива» рассыпалась, как карточный домик. Если кто и сохранял хладнокровие и мужество, так это капитан иркутян Игорь Хандаев...».
(Из газетного репортажа о матче иркутского «Локомотива» с московским «Динамо».)

ИЗ ПЯТИ БРАТЬЕВ ИГРАЛИ ЧЕТВЕРО

Вот таким правый «бортовик», неизменно игравший под номером «пять», и запомнился иркутским болельщикам. Он мог сыграть неудачно, но никогда – в полсилы. Ни перед кем не пасовал, ни перед чем не преклонялся, но талантливых соперников уважал и ценил.
Последний свой чемпионат проводил, когда шёл ему уже 39-й год, последний свой мяч забил в Первоуральске «Трубнику», и после этого решил оставить большой хоккей. В середине 90-х переехал в Алма-Ату, куда я ему и позвонил. Похоже, мой вечерний звонок Игоря Ильича привёл в замешательство.
– Чем обязан? – спросил он. – Случайно, не перепутали меня с сыном Ильясом? Это ведь он в фаворе – чемпион России и мира, а я особа скромная, с журналистами не общаюсь, от игры давно отошёл. Так что порой даже не верится, что почти двадцать лет играл за команды мастеров...
– Игорь Ильич, у вас удивительная хоккейная династия. Вы с младшим братом вместе играли в «Локомотиве», затем эстафету продолжил Ильяс, вратарь архангельского «Водника», московского «Динамо» и сборной России...
– Скажу больше: в хоккей играли ещё два Хандаевых, мои старшие братья Владимир и Николай. А изначально ума-разума я набирался у Иннокентия Протасова, одного из сильнейших игроков иркутского «Локомотива» за всю его историю, причём его сестра была замужем за самым нашим старшим братом Петром. Иннокентий после увольнения в запас из армии в 1956 году вернулся в Свирск и стал играющим тренером команды завода «Востсибэлемент».

Игорь Хандаев. Молодые годы

Игорь Хандаев. Молодые годы

– Ну, в своей оценке Игорь несколько преувеличивает, – улыбнулся воспоминаниям Иннокентий Протасов. – Из пяти братьев Хандаевых хоккею должное не отдал только Пётр. Верно, что с Владимиром я играл в Свирске ещё до призыва на флот, с Николаем – после службы. Вот насчёт играющего тренера громко сказано. Мне надо было заканчивать техникум, а за четыре года службы многое подзабылось, и я особенно налегал на учёбу. Заправлял же всем спортом тогда в Свирске Павел Борденко – был и директором стадиона, и инструктором физкультуры, и тренером. Вот он меня и попросил взять шефство над хоккейной командой.
Приезжает в Свирск ангарский «Строитель», одна из сильнейших команд в области. А наша «Энергия» – команда средненькая, вроде бы не соперник «Строителю», за который выступали такие известные хоккеисты и футболисты, как Охремчук, Бердников, Эдуардов, и тренировал их авторитетнейший специалист Виктор Киселёв. Предстояло провести два матча – на Кубок и первенство области. Ну, и «привёз» я «Строителю» по шесть голов и в первой, и во второй игре. Ангарчане в шоке, в недоумении – откуда появился «реактивный бурят» – удержать невозможно. Следующие встречи по такой же схеме проводили с «Локомотивом» из Слюдянки. Меня спрашивают: «Ты – Протасов?» Я смекнул, в чём дело, показываю на Николая Хандаева – мол, вот он. Хитрость сработала. На Николая всё внимание, я тем временем своё дело сделал. Идём после матча в раздевалку, слышим: «Чёрт бы их побрал, этих бурят, не разберёшь, где Протасов, где Хандаев, не знаешь, кого держать». Представляю, что было бы, выйди на лёд одновременно Николай, Игорь, Борис Хандаевы и я. Но Игоря мы только начинали привлекать во взрослую команду, а Борис тогда ещё не подрос. Это уж со временем, когда мы определились как личности, каждый выделялся своей манерой игры, нас легко различали. А тогда кто бы мог предположить, что нас ждёт долгий хоккейный век? Из молодых Игорь, на мой взгляд, не особенно выделялся, более перспективным представлялся его друг Валерий Выборов, но он выбрал футбол и уехал в Иркутск к тренеру Веденееву, а Игоря вскоре пригласил в ангарский «Нефтяник» Пётр Антонов. Оказалось, что и я в Свирске не задержался, отправился по проторенной Игорем дорожке.
В конце 50-х в Ангарске было три сильных хоккейных коллектива – «Строитель», куда я перешёл, «Нефтяник» и «Ермак», в котором верховодил Юрий Белан, впоследствии замечательный мастер хоккея с шайбой и тренер. В 60-м году ангарчане объединились с иркутским «Локомотивом», выиграли чемпионат России, а вместе с тем и путёвку в высшую лигу первенства СССР.
Союз этот, правда, крепким не получился, ангарчане в своих амбициях посчитали, что их вклад в этот успех был повесомее, посему команда заслуживает право выступать под их флагом. Но обкомовскому начальству было виднее, у кого прав больше, и честь области стал защищать «Локомотив». Так я стал железнодорожником, а раскол этот не мог не сказаться – ангарчане остались при своих интересах, а явно потерявший в своей силе «Локомотив» лишь сезон в высшей лиге провёл. Только со второй попытки мы в ней достаточно просто обосновались, причём Игорь тогда прочно в основу вошёл.

ИЗ ЛОКОМОТИВА» – В «ДИНАМО»

– В «Локомотиве» я оказался благодаря Станиславу Эйсбруннеру, профессору русского хоккея, – уже Игорь Ильич на десятки лет назад возвращается. – Он увидел меня в одной из игр за «Нефтяник» и посоветовал не задерживаться с переходом: «У нас вакансия правого бортовика, ты подходишь на это амплуа, завтра ждём». Дважды меня уговаривать не пришлось, самому хотелось попробовать себя в классной команде.
– Несмотря на то что в «Локомотиве» подобралась гвардия из зрелых мастеров, молодой Хандаев ансамбля не портил, – вновь Иннокентию Васильевичу слово. – Больше всего меня порадовало то, что Игорь не щадил себя ни на тренировках, ни в игре, и тренеры ему доверяли за бойцовский характер, знали, что он не дрогнет, не подведёт. Не случайно на него обратил внимание тренер московского «Динамо» Василий Трофимов, пригласил в 1966 году в свою команду – с перспективой на сборную.
– Я сразу же поставил условие: решить квартирный вопрос, – вспоминает Хандаев. – Человек я уже был семейный, мыкаться по чужим углам в мои планы не входило. На том и сошлись. Я уехал в Москву, а через четыре месяца, в самый разгар предсезонной подготовки, Трофимов мне честно признаётся: «Оперативно решить квартирную проблему нет возможности. Надо потерпеть. Так что решай сам...». Что ж было ждать? Поехал в Алма-Ату, куда меня тоже приглашали играть за другое столичное «Динамо» – казахстанское. И не жалел о том. Командочка подобралась на славу. Наши бело-голубые одноклубники из Москвы и свердловский СКА оставались фаворитами, но мы нер вы им попортить могли. Я пришёл в уже «бронзовую» команду (причём рывок на пьедестал она совершила впечатляющий – с десятого места!), и в первый же мой сезон в ней она это достижение повторила, вновь став третьей в чемпионате СССР. Ну да рано или поздно нужно было на родину возвращаться...

КАПИТАНСКУЮ ПОВЯЗКУ ХАНДАЕВУ ПЕРЕДАЛ ПРОТАСОВ

В 1970 году капитанскую повязку в «Локомотиве» Иннокентий Протасов передал вернувшемуся Игорю Хандаеву, который на долгие годы стал непререкаемым лидером железнодорожников.
– Игорь был истинным капитаном, которого уважали как большого мастера хоккея и как надёжного товарища, справедливого человека, – рассказывал Всеволод Белый, защитник «Локомотива». – Жёстким и нетерпимым он был к лодырям, своим примером демонстрировал, как нужно относиться к тренировкам. А за команду был готов в огонь и воду, никогда не предавал её интересы, за что однажды и поплатился. В 74-м, помнится, году «Локомотив» шёл на пятом месте, высокое начальство пообещало за это премиальные. Но чемпионат близился к финишу, а обещания оставались на бумаге, и тогда команда в знак протеста не вышла на тренировку.

17 февраля 1972 года. «Локомотив» – СКА (Хабаровск) – 1:0. Игорь Хандаев преследует капитана армейцев Анатолия Фролова

17 февраля 1972 года. «Локомотив» – СКА (Хабаровск) – 1:0. Игорь Хандаев преследует капитана армейцев Анатолия Фролова

Бунт восприняли как ЧП и, дабы было неповадно, отчислили семерых игроков. Главными зачинщиками посчитали братьев Хандаевых – Игоря и Бориса (последний в течение нескольких лет успешно выступал в карагандинском «Литейщике», в 72-м стал играть в «Локомотиве», быстро став одним из ведущих игроков). Наверное, Игорь при желании мог бы договориться с начальством о смягчении наказания. Но это было не в его характере, он не мог пойти на компромисс ради себя одного, на сезон его с товарищами дисквалифицировали.
«Локомотив» в итоге оказался обескровленным, попал в труднейшую ситуацию. Только в середине следующего сезона они были «прощены».
– Оказавшись вне хоккея, я, честно говоря, не имел понятия, чем заниматься, – рассказывает о том периоде своей жизни Игорь Хандаев, – но кормить семью надо было, и я пошёл на стройку. Когда «Локомотиву» стало особенно невмоготу, и замаячила перспектива вылета в первую лигу, проштрафившихся вернули в команду. Не сказать, чтобы за год я утратил в мастерстве, но поработать на тренировках пришлось с повышенной нагрузкой.

25 ноября 1972 года. “Локомотив” – “Динамо” (Алма-Ата) – 2:6. Угловой. Игорь Хандаев и Олег Суставов выбегают на бьющего игрока

25 ноября 1972 года. “Локомотив” – “Динамо” (Алма-Ата) – 2:6.
Угловой. Игорь Хандаев и Олег Суставов выбегают на бьющего игрока

Вспоминает один из ведущих игроков «Локомотива» 70–80-х годов Владимир Петров:
– Я с благодарностью храню в памяти время, проведённое в хоккее с Игорем Хандаевым. Меня подкупала его требовательность к себе. Он и нам, молодым, постоянно внушал, что классный хоккеист – это талант, помноженный на великий труд. Как родился знаменитый хандаевский удар «хлюпом», после которого мяч в ворота летел со скоростью камня, выпущенного из пращи? Он вовсе не считал себя его первооткрывателем, признавался, что «подсмотрел» его сразу у нескольких игроков. И – пошёл своим путём! Надо сказать, что у него практически не работал травмированный мизинец на правой руке. Поэтому каждую свою клюшку он готовил по-особому, тщательнейше выстругивая рукоятку до возможного предела, едва ли не до тонкости листа бумаги. За тренировку порой ломал с дюжину клюшек, разбивал с десяток мячей (причём припрятывал их заранее за пазуху!), туго приходилось нашим вратарям. Зато уж в игре Хандаев был палочкой-выручалочкой при пробитии ударов со стандартных положений. Сколько же удачных «пятаков» в его исполнении можно вспомнить! Клюшка ложилась на мяч под углом ко льду, и он буквально выдавливался оттуда: полёт был непредсказуемым, если попадал в ворота – гол был неминуем. Вратари ломались, не только клюшки. Этим приёмом владели единицы в нашем хоккее, но до совершенства довёл лишь Хандаев – в первую очередь той точностью, с которой мяч в верхний угол ворот отправлялся. Причём частенько, как говаривали, над «ушами» вратаря. Кто об этом не знал? – но поделать ничего нельзя было.

ЗНАМЕНИТЫЙ БЕМПА САМ СПРОВОЦИРОВАЛ ИНЦИДЕНТ

В 1976 году проездом в Хабаровск на международный турнир на призы газеты «Советская Россия» в Иркутске с «Локомотивом» провела товарищеский матч сборная Швеции. И – неожиданно крупно проиграла! Возможно, на результате отразился крепкий морозец, но ведь не исключим и то, что лидер атак скандинавов знаменитый Бемпа Эрикссон оказался начисто прикрытым. Опекал шведа довольно жёстко, как он это умел, Игорь Хандаев. Но того, что произошло незадолго до окончания встречи, не ожидал никто. При розыгрыше штрафного удара у ворот «Локомотива» Хандаев вдруг круто и грубо сбил шведа, за что был удалён с поля. Да, но как этот случай помнится самому Игорю?
– Я любил жёсткий, но честный хоккей, действовал против Бемпы в рамках правил, а тот стал избавляться от моей опеки ударами исподтишка. Я долго терпел, но когда швед, в очередной раз оставшись без мяча, плюнул мне в лицо, я не выдержал и решил его публично наказать. Все видели только мой удар и падение Бемпы. Но сам-то он знал, за что пострадал.
Таков был хоккеист Хандаев, не прощавший никому, даже великим, обиды. Мог примерно наказать и своего одноклубника, если тот допускал возмутительные выходки. Сам он, будучи неординарным мастером, никогда не кичился своей известностью и не требовал для себя особых благ. Со всеми тренерами (а играл он под началом многих) находился в ровных отношениях, помогая им в силу своих возможностей. Сам же он выделяет своего многолетнего партнёра по игре за «Локомотив» Игоря Грека.

4 марта 1972 года. Международный товарищеский матч «Локомотив» –  «Миккелин Паллолийят» (Финляндия) – 5:3. С мячом Игорь Хандаев

4 марта 1972 года. Международный товарищеский матч «Локомотив» –
«Миккелин Паллолийят» (Финляндия) – 5:3. С мячом Игорь Хандаев

– Грек был заметной личностью и как игрок, и как тренер, – объяснил он свою позицию. – Да, он мог по-мужски поставить кого-то на место, но зато к каждому своему игроку имел индивидуальный подход, понимал по-человечески, всегда вникал в суть дела.
Думается, этих людей объединило родство душ, потому Хандаев и выделяет Грека. Но обо всём этом Игорь Ильич вспоминает как о чём-то очень давнем, давнем...

СТРОКА В РЕКОРДАХ

– Сейчас я живу своим миром, далёким от спорта, – говорит он, – возможно, потому, что хоккея с мячом в Алма-Ате уже нет. Узнаю о новостях и событиях только от случайно встреченных знакомых, да из телефонных разговоров с Ильясом. Конечно, приятно, что сын стал таким знаменитым, пошёл дальше, чем я.

1 февраля 2005 года, Казань, стадион “Ракета”.  Сын Игоря Ильича Ильяс Хандаев – вратарь сборной России,  двукратный чемпион мира, 11-кратный чемпион страны

1 февраля 2005 года, Казань, стадион “Ракета”.
Сын Игоря Ильича Ильяс Хандаев – вратарь сборной России,
двукратный чемпион мира, 11-кратный чемпион страны

29 января 2008 года, Москва, спорткомплекс “Олимпийский”.  Ильяс Хандаев на чемпионате мира в непривычной роли зрителя

29 января 2008 года, Москва, спорткомплекс “Олимпийский”.
Ильяс Хандаев на чемпионате мира в непривычной роли зрителя

– Не тянет в Иркутск? – спрашиваю Игоря Ильича.
– Честно говоря, нет. Пётр скончался, Борис трагически погиб, Николай живёт в Кабанске под Улан-Удэ. Один Володя остался в Свирске. С Иркутском практически ничего не связывает, кроме хоккейной юности.
Играл Игорь Хандаев долго. За ним так и остался клубный рекорд по количеству проведённых матчей за «Локомотив».
– Вот как?! Ну да, ни игр, ни забитых мячей я никогда не считал, это дело статистиков, а моё дело было играть в хоккей...

Павел КУШКИН

Связанные страницы: Сезон 1972/73

Печать этой страницы Печать этой страницы
3,025 views