КРУТЫЕ ВИРАЖИ ЕВГЕНИЯ ЕРАХТИНА

Евгений ЕрахтинЕРАХТИН Евгений Владимирович
Родился 19 февраля 1966 года в Абакане. Полузащитник, тренер. Мастер спорта СССР (1989). Начал играть в 1974 году в Абакане в детской команде «Торпедо». Первый тренер – А.В. Музалёв. Выступал за «Саяны» (Абакан) – 1982–1996, «Сибскану» – 1996–2004, «Байкал-Энергию» (обе – Иркутск) – 2004–2006. В чемпионатах страны провёл 482 матча, забил 138 мячей («Саяны» – 226, 61; «Сибскана», «Байкал-Энергия» – 256, 77). В розыгрышах Кубка страны – 139 матчей, 40 мячей («Саяны» – 40, 11; «Сибскана», «Байкал-Энергия» – 99, 29). Второй (1998) и третий (1994 и 1999) призёр чемпионатов России. Финалист (2005, осень) и третий призёр (2005, весна) Кубка России. В списках «22 лучших» в 1994, 1999 и 2000. Чемпион РСФСР 1985 и 1989. Третий призёр Спартакиады народов СССР 1986. Участник турнира на призы правительства России 1992 в составе сборной Хакасии.
Один из ведущих игроков «Саян» и «Сибсканы» на протяжении многих лет. Отличался высокими скоростными качествами, хорошо владел дриблингом и обводкой, нередко совершал рейды к воротам соперников через всё поле. Психологически устойчивый и трудолюбивый, вселял уверенность в партнёров, строго выполнял тренерские установки. Старший тренер (июль – декабрь 2006, июль – ноябрь 2007, с мая 2012 по н.вр.), главный тренер «Байкал-Энергии» (Иркутск) – декабрь 2006 – 2007, ноябрь 2007 – январь 2012. При его участии «Байкал-Энергия» стала третьим призёром турнира на призы правительства России 2006. Выпускник Высшей школы тренеров.
Живёт в Иркутске.

Ему никто не указывал на дверь. Он ушёл сам. В середине сезона. Нарушив аксиому – с поста главного тренера добровольно не уходят. Его поступок выглядел, на первый взгляд, странно, алогично, если не сказать, недальновидно. Его никто не подсиживал, не подпиливал ножки на его высоком «кресле», не намекал – мол, что-то вы не тянете, Евгений Владимирович, пора освободить место главнокомандующего. Никаких конфликтов с игроками и «штабом», разногласий с генеральным спонсором ОАО «Иркутскэнерго». Более того, большинство ведущих хоккеистов поступили своеобразно, выразив своё отношение к смене власти в команде: «Мы – за Лысого!». Нет, они не вышли на лёд с таким лозунгом, они просто побрили головы. В знак поддержки, солидарности, если хотите.
– Хорошо, что в хоккей с мячом играют в шлемах, а то бы повеселили болельщиков такой экстравагантной прической. Да я и сам не мог сдержаться – посмеялся от души. Правда, не без горечи, – вспоминает Евгений Владимирович, никогда не обладавший, даже в пору карьеры игрока, густой шевелюрой.
– Почему всё-таки ушёл? – спрашиваю я Евгения спустя время, подозревая, что все эмоции бывшего главного тренера улеглись. – Какие веские причины побудили тренера Ерахтина оставить штурвал «Байкал-Энергии», вовсе не напоминавшей тонущий корабль?
Что-то во мне надломилось. Накопилась усталость. Больше – психологическая. Не скажу, что моя добровольная отставка – минутная слабость. Я подвёрг свою персону, как мне кажется, серьёзному анализу. Пытался себя ломать, но пришёл к выводу: или надо менять хоккеистов, детально знавших про мою систему тренировок, про установку на игру, или уходить самому. Мы взаимно перестали друг друга удивлять. Команда нуждалась в «свежей крови». Ваш покорный слуга хотя и закончил ВШТ и получил лицензию, понимал, что диплом не заменит природного дара управлять командой. Все пять лет я был словно под микроскопом – хоккеистов, болельщиков, прессы. Я уже стал забывать, что такое семья. Жена Светлана и маленький сын Илья видели меня по большим праздникам: если ты не в поездке, то день-деньской пропадаешь в клубе. Потому как ты в ответе за всё и всех. «Тренер – это пальто на вешалке. Никогда не знаешь, когда тебя снимут», – слова Владимира Яковлевича Плавунова, легендарного хоккеиста, многократного чемпиона мира, одно время стоявшего у руля своего родного клуба – московского «Динамо». Точнее и не скажешь. А потом, практика показывает: век главного тренера скоротечен. Два-три года – это максимум. Я перевыполнил план по долгожительству. Пять лет на капитанском мостике «Байкал-Энергии» – столько не возглавляли иркутские команды даже «медальные» наставники – Лихачёв и Баринов.
В разных справочниках пишут: Ерахтин начал играть в хоккей с девяти лет в детской команде абаканского «Торпедо». Это правда, но лишь отчасти. Отец, Владимир Фёдорович, сам выступавший на первенство Хакасии за заводскую команду, купил двухлетнему сыну коньки-снегурки, ставшие для него домашними тапочками и повседневной зимней обувью. Маленький Женя постоянно устраивал демарши: или в ясли на коньках, или вообще никуда не пойду! Ерахтину-старшему приходилось идти на поводу у строптивого малыша. Мог ли предполагать Владимир Фёдорович, что из упрямого мальчугана в девяностых годах ХХ века вырастет один из лучших хоккеистов России!? А сам он частенько будет курсировать из Абакана в Иркутск или в Красноярск, исключительно на матчи «Сибсканы».

С отцом Владимиром Фёдоровичем на кубковом турнире в Красноярске

С отцом Владимиром Фёдоровичем на кубковом турнире в Красноярске

Первый тренер – это святое. Низкий поклон Александру Васильевичу Музалёву (царство ему небесное). Это он разъяснял ему, несмышлёнышу, премудрости русского хоккея. В отличие от папы, – в любительской команде тот играл защитника, – Евгений тяготел не к разрушению, к созиданию. Прекрасно помнит он уроки предшественника Музалёва – тренера-общественника Валерия Барановского. Это с его подачи он попал в детский клуб «Торпедо». Клуб, давший путевку в «Саяны». Ему и многим игрокам, которые были покруче его, но...

В игре

В игре

– Без ложной скромности замечу: из всей плеяды сверстников того призыва мне одному удалось заявить о себе во весь голос. Чем брал? Говорят, труд сделал из обезьяны человека. Из меня – игрока, – говорит Евгений Владимирович.
В шестнадцать лет его уже подпускали в состав только что созданной «взрослой» команды «Саяны», пик выступлений которой пришёлся на 1994 год. Ерахтин с товарищами наделал шуму в российском бенди. Впервые в истории абаканский клуб стал бронзовым призёром чемпионата страны, а тренер чемпионов России, екатеринбургского СКА, Валерий Эйхвальд, к тому же стоящий за штурвалом национальной сборной, даже пригласил его на учебно-тренировочный сбор в главную команду страны.
– Удачный во всех отношениях выдался сезон, – вспоминает Ерахтин. – Всё совпало: хоккеисты подобрались мастеровитые, первые лица республики помогали и «по службе, и по душе», тренеру Виктору Лабуну удалось создать боеспособный коллектив. Да что там говорить, – «Саяны» стали визитной карточкой Хакасии, если хотите, – её лицом с не общим выражением. Что до сборной, то я прекрасно понимал: мне, провинциалу, в двадцать восемь лет в основу той «звёздной» команды не пробиться, но я благодарен Валерию Ивановичу за то, что он дал возможность, пусть на тренировках, почувствовать себя далеко не чужим в компании великих.

Итогом фирменных слаломных проходов Евгения Ерахтина был либо  результативный пас, либо выход один на один с вратарём, как в этом случае

Итогом фирменных слаломных проходов Евгения Ерахтина был либо результативный пас, либо выход один на один с вратарём, как в этом случае

Пути Господни неисповедимы: спустя шестнадцать лет заслуженный тренер России, заслуженный мастер спорта Валерий Эйхвальд сменит Евгения Ерахтина на посту главного тренера «Байкал-Энергии», при этом пожелав, чтобы его помощником стал не кто иной как экс-главный тренер бело-синих.
– Как я воспринял понижение в должности, спрашиваешь? Философски. С Валерием Ивановичем у нас общее понимание игры, стратегии и тактики. С ним легко работается в одной связке. Конечно, у нас возникают дискуссии. Я проповедовал игру с двумя нападающими. Новый главный, исходя из «материала», видит её с одним форвардом. Но это – частности. Главное, что мы разговариваем на одном языке. Валерий Иванович – грамотнейший специалист, чей авторитет в русском хоккее общеизвестен. Судьбе было угодно, чтобы сначала я попал в обойму Эйхвальда как игрок, затем – как помощник.
…«Саяны», поймав журавля в небе в том «бронзовом» сезоне, посчитали, что выше уже не прыгнуть: следующий играли, что называется, по инерции. «Сибскана» же, с приходом Сергея Лихачёва, «дерзила» всем и вся. Словно приняв эстафету у некогда «забронзовевших» абаканцев, год спустя бело-зелёные повторили подвиг «Саян».
Ерахтин пришёл в «народную» команду в тридцать лет. Его приглашали многие клубы, но он выбрал «Сибскану».
– Не я выбрал – меня, – уточняет Евгений. – Лихачёв стоял перед дилеммой: или вернуть из Хабаровска Руслана Шувалова, или остановиться на моей кандидатуре. С усть-илимским дальневосточником что-то не срослось… 
Первый сезон в Иркутске складывался для Ерахтина непросто. Никак не мог привыкнуть к новому стилю игры атакующий полузащитник «Сибсканы». «Очень быстро бежишь, – упрекали его новые одноклубники. – Чуточку притормози свои коньки».

В игре против Юрия Логинова, старейшины чемпионатов страны

В игре против Юрия Логинова, старейшины чемпионатов страны

– Адаптация в новом коллективе проходила тяжко, – вспоминает Евгений. – Поначалу явно выпадал из сложившегося ансамбля. Это при том что моё амплуа, центральный хав, требовало полного взаимопонимания с партнёрами. Ты – дирижер оркестра, так будь любезен руководить им так, чтобы он играл слаженно, без фальши. Мне уже стало казаться – не к тому берегу прибился. Но Лихачёв, в отличие от хоккеистов, словно не замечал мои невпопады. Он терпеливо ждал, когда я раскроюсь в новом коллективе.
Дождался. Виртуоза Ерахтина, его слаломных проходов, когда, подхватив мяч у своих ворот, тот мог оставить не у дел половину команды соперника, его выверенных, адресных передач. Умение не по слогам – бегло – читать игру, необыкновенная лёгкость в катании, интеллектуальная манера не могли не импонировать даже самому искушённому зрителю. Я помню второй полуфинальный домашний матч нашей команды с нижегородским «Стартом» в феерическом, серебряном сезоне «Сибсканы». В одном из эпизодов шестой номер бело-зелёных, как говорится, на одном коньке в штрафной площади так лихо накрутил опытнейших защитников волжан, что те, остолбеневшие, не успев разгадать головокружительного манёвра Ерахтина, очнулись лишь после того, как увидели мяч в сетке собственных ворот. Сколько таких учебно-показательных мастер-классов провёл Евгений Владимирович за свою десятилетнюю эпоху в «Сибскане»!
Помню встречу с болельщиками во Дворце спорта накануне постсеребряного сезона. И вопрос Ерахтину: «Не задумываетесь ли вы, чтобы и в дальнейшем остаться в «Сибскане», но уже в ином качестве?». В вопросе, заданном искренне опешившему игроку, явно не собиравшемуся в ближайшее время устраивать себе пышные проводы из хоккея, слышался намёк на возраст – как-никак, тридцать три года. Нет, Евгений сознательно, конечно, готовил себя «к иному качеству». Конспектировал занятия, проводимые Сергеем Лихачёвым, Борисом Бариновым, – авось сгодятся в будущем. К примеру, в работе с детьми, юношами. Но на ближайшее будущее свои знания, естественно, не примерял: когда это ещё случится!?

Октябрь 2004-го, Красноярск, первый этап Кубка России.  Евгений Ерахтин в форме «Байкал-Энергии» против Руслана Шувалова

Октябрь 2004-го, Красноярск, первый этап Кубка России.
Евгений Ерахтин в форме «Байкал-Энергии» против Руслана Шувалова

После той приснопамятной встречи с болельщиками Евгений Ерахтин ещё семь сезонов выходил на лёд в составах «Сибсканы», а потом уже «Байкал-Энергии»: не кому-то – себе доказывал, что он в порядке. Так оно и было. Прервал свою игроцкую карьеру в сорок лет. Это вратарям позволительно в таком «пенсионном» возрасте охранять «рамку», или, скажем, защитникам исключительно за счёт опыта выбирать позицию. Но не игроку атаки. Возраст скорости, увы, не прибавляет. Ерахтин, не заглядывая в собственный паспорт (что там можно было увидеть нового?!), исправно выполнял надлежащие функции – по-прежнему одаривал «чистыми» мячами форвардов, не забывая, впрочем, и сам забивать.
Ему так и не удалось поработать с детьми, юношами, юниорами. Старший тренер, и.о. главного, наконец, главный тренер «Байкал-Энергии» – команды-бренда Иркутска, потерявшего в год его дебюта половину игроков «основы». Сразу шесть хоккеистов «встали под ружьё» хабаровского «СКА-Нефтяника». Наследство Ерахтину досталось, прямо скажем, небогатое. Но он, вопреки обстоятельствам, с упорством стоика старался вести свой корабль по верному курсу. Сначала – сам, потом – вместе с Валерием Эйхвальдом.

26 сентября 2009 года. На международном турнире в Бохусе (Швеция)

26 сентября 2009 года. На международном турнире в Бохусе (Швеция)

– Мы не можем конкурировать с элитными клубами России. Причина – на поверхности, – с грустью замечает Евгений Владимирович. – Бюджет нашего клуба несопоставим с цифрами наших конкурентов из Москвы, Красногорска, Казани, Красноярска, Новосибирска, Хабаровска, имеющих возможность приглашать не только «звёзд» отечественного хоккея, но и сборников Швеции, Финляндии. Тот же Женя Иванушкин, в своё время любимец иркутских болельщиков, готов променять столичное «Динамо» на «Байкал-Энергию», но при условии... Посчитали – прослезились.
Не потянем запросы одного из лучших нападающих мира. По той же причине мы отказываем себе в удовольствии приглашать скандинавских легионеров. Да и кто даст гарантию, что они приживутся в нашей команде? Рынок российского бенди крайне скуден. Скажи на милость, кто за последние несколько лет из молодых громко постучался в двери национальной сборной? Пожалуй, лишь один Ишкельдин из красногорского «Зоркого», остальные так и ходят в подающих надежды. 

– Не могу не спросить про твоего старшего сына – Никиту. Продолжение хоккейной династии Ерахтиных, едва начавшись, прервалось?
– Физически он не чета отцу – одарён. Но: не сложилось. Эпизодически он выходил на лёд за «Байкал-Энергию», и не потому вовсе, что папа «командовал парадом». В хоккее для меня не существует родственных пристрастий, будь то сын, сват или племянник... Делегировал его в оренбургский «Локомотив», вроде бы получалось, но травмы вынудили его завязать с игрой. В двадцать три года. А потом, как мне кажется, в Иркутске он постоянно испытывал психологический пресс. Все невольно сравнивали его с Ерахтиным-старшим. Тень отца висела над ним, как дамоклов меч. А насчёт продолжения династии давай повременим. Да, мой сводный сын Даниил предпочел хоккею бокс. Зато любимая игрушка пятилетнего Ильи – клюшка. Пока, правда, гоняет мячик по квартире, но у меня нет практически никаких сомнений в том, что он на лёд выйдет.

На тренерском мостике

На тренерском мостике

...В отпуске семья Ерахтиных традиционно гостит на родине своих предков – в Абакане и Кызыле. Тесть, Фатих Алексеевич, страстный охотник и рыбак со стажем, всё своё свободное время проводит в тайге. Она ведь не только кормит, но и лечит.
– Тайга. Только там я могу сохранять душевное равновесие, только там я забываю, что на свете есть хоккей с мячом, игра, которой я, как это ни пафосно звучит, посвятил жизнь, – скажет Евгений Владимирович.

Николай ЕВТЮХОВ

Связанные страницы: Сергей Калинкин, Сезон 2000/01

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,475 views