АЛЕКСЕЙ БАЖЕНОВ, ИРКУТСКИЙ ЛЕВША

Алексей БаженовБАЖЕНОВ Алексей Анатольевич
Родился 8 августа 1971 года в Иркутске. Вратарь. Мастер спорта России (1996), мастер спорта международного класса Казахстана (2003). Начал играть в 1983 году в Иркутске в школе «Локомотива». Первый тренер – Б.Ф. Баринов. Выступал за «Локомотив» – 1988–1992, «Сибскану» (обе – Иркутск) – 1992–2000 и 2002–2004, «Ракету» (Казань) – 2000/01, «Кузбасс» (Кемерово) – 2001/02, «Байкал-Энергию» (Иркутск) – 2004–2007. В чемпионатах страны провёл 277 матчей («Локомотив», «Сибскана», «Сибскана-Энергия», «Байкал-Энергия» – 245; «Кузбасс» – 18; «Ракета» – 14). В розыгрышах Кубка страны – 75 матчей («Локомотив», «Сибскана», «Сибскана-Энергия», «Байкал-Энергия» – 68; «Ракета» – 3; «Кузбасс» – 4). Второй (1998) и третий (1995, 1999 и 2002) призёр чемпионатов России. Финалист (2005, осень) и третий призёр (2005, весна) Кубка России. Чемпион РСФСР (1990). Победитель Спартакиады народов РСФСР (1989). Победитель I Молодёжных игр (1989). Признавался лучшим вратарём финального турнира Спартакиады народов СССР (1990). Чемпион СССР среди юношей (1987). Второй призёр молодёжного чемпионата мира (1992) и чемпионата мира среди юниоров (1990). Третий призёр чемпионата мира (2003) в составе сборной Казахстана.
Один из лучших вратарей России в 1990–2000-х гг. Хладнокровный, уверенный в себе, отличался быстротой реакции, хорошо играл на выходах, умел дальним забросом мяча начать контратаку. Сделал наибольшее среди вратарей количество голевых передач, особенно удачно взаимодействовал с Е. Гришиным. Старший тренер «Байкал-Энергии» (Иркутск) – 2007–2012. Тренер «Байкал-Энергии»-2 – с 2012 по н.вр. Награждён знаком «90 лет иркутской областной спортивной организации» (2013).
Живёт в Иркутске.

Алексей Баженов – личность в нашем хоккее с мячом, без всякого преувеличения, уникальная. Во-первых, он один из немногих, кто умудрился поиграть за все команды, в разное время защищавшие цвета Иркутска во всесоюзных и всероссийских соревнованиях, – «Локомотив», «Сибскану», «Сибскану-Энергию» и «Байкал-Энергию». А, во-вторых, стал самым титулованным игроком за всю историю иркутского хоккея, коим по сей день и является. Подтверждение тому – послужной список, в котором не хватает, пожалуй, только золота чемпионата мира и страны.

Когда я сказал об этом Алексею, он искренне удивился: бывали, дескать, в Иркутске хоккеисты, чьи коллекции титулов и наград куда солиднее, чем у него. Но я с этим в корне не согласился, потому что весь фокус заключается в смысловой разнице слов «были» и «бывали». В том-то и дело, что свои медали вратарь Баженов зарабатывал, будучи игроком нашей команды, а не столичного «Динамо», архангельского «Водника» или, к примеру, красногорского «Зоркого». Даже в сборную Казахстана в канун первого в её истории феноменального успеха на мировом чемпионате он прибыл прямиком из Иркутска. По всему получается, что Лёша Баженов – парень, что называется, свой в доску.
Думаю, что за такую фамильярность «парень», которому в августе 2013-го «стукнуло» 42, будет на меня не в обиде: вся его хоккейная карьера проходила, можно сказать, у меня на глазах. Прекрасно помню, какой фурор произвела юношеская сборная Иркутской области на Спартакиаде народов РСФСР в 1989-м. Большинство соревнований проводилось в Перми, а хоккеисты выясняли отношения в Березниках. Так вот, каждый день в пресс-центре у стенда, где вывешивались листочки с результатами, коллеги из признанных хоккейных столиц – Свердловска, Красноярска, Ульяновска, Хабаровска – донимали меня вопросами: что, дескать, у вас за «банда», которая громит всех подряд?! А я, с плохо скрываемым удовольствием, пояснял: эта «банда», между прочим, выигрывала золото юношеского первенства СССР! И твёрдо обещал (да простится мне то невинное бахвальство!), что вскоре эти 16-летние мальчишки наведут шороху и во взрослом хоккее. Одним из тех иркутских «нахалят», как называли их маститые спортивные журналисты, как раз и был Лёшка Баженов…
В хоккей он попал почти случайно: никакой побудительной причины в виде стадиона под окнами дома или знакомого тренера, приведшего на каток за руку, у него не было. Хотя спортивная закваска проявлялась, пожалуй, с самого детства. Но тому были веские предпосылки: отец, Анатолий Сергеевич, весьма прилично играл в футбол – защищал ворота заводской команды «Радиана», к тому же и сам Лёшка, как и все пацаны, был, что называется, от скуки на все руки – гонял в футбол, бегал, прыгал. По большей части, конечно, не на стадионе, а на стройках, которых в Ново-Ленино в конце 70-х было предостаточно: игры в «войнушку» давали первые уроки выживания. Алексей до сих пор удивляется, как глаза друг другу из самострелов не повыбивали!

Алексей Баженов

Алексей Баженов

Наверное, он мог бы стать футболистом – первый опыт серьёзных тренировок получил в спортивной секции Дворца пионеров. Но приятели, среди которых был Мишка Шалаев, уже занимавшийся хоккеем на стадионе «Локомотив», заронили в душу Баженова сомнения: сказали, что новичкам сразу же выдают коньки, клюшки и форму. К тому же и ездить до «Локомотива» было гораздо ближе, чем до центра Иркутска. Словом, Лёшка решил рискнуть. Почему рискнуть? Да потому что кататься на коньках он не умел. Совсем.
Смотрины ему устроил триумвират: Борис Фёдорович Баринов, Геральд Александрович Штанько и Александр Владимирович Баборин. Надел Лёша коньки «Ботас» и смело шагнул за порог раздевалки. По снегу-то шёл уверенно, а вот когда добрался до льда, сделалось совсем скучно. А тренеры подталкивают: «Прокатись-ка по кругу!»
– Выставил я один конёк вперёд, а вторым отталкиваюсь, словно пихлом, – со смехом вспоминает Алексей. – Так и проехал круг по стадиону, по-моему, даже не упал. Потом Штанько стал кидать мне мячики, смотрел, как я их ловлю. Уж не знаю, что он там во мне увидел, – во всяком случае, не выгнал – сказал приходить на следующую тренировку. А недели через две я уже довольно уверенно стоял на коньках. Штанько ободрил: «Толк будет!». А дальнейшую мою судьбу в хоккее предопределил, скорее всего, Баборин – как бывший вратарь, он, наверное, «просчитал» меня быстрее всех. В общем, в комплект к конькам я получил вратарские доспехи – перчатки и старые – узенькие, набитые конским волосом, – щитки. В первое время, пока не втянулся, было тяжело. После тренировок, когда мои ново-ленинские приятели – Миша Шалаев, Дима Поляков, Коля Верхозин, Саня Проявин, Олег Забурнягин – уходили домой, я оставался для индивидуальной подготовки. Случалось, Баринов, Штанько и Баборин втроём делали мне растяжку…

16 февраля 2003 года. «Сибскана-Энергия» – «Водник» – 5:7.  Максиму Чермных не удаётся переиграть Алексея Баженова

16 февраля 2003 года. «Сибскана-Энергия» – «Водник» – 5:7.
Максиму Чермных не удаётся переиграть Алексея Баженова

В 1986-м Баринов собрал в команду лучших 15-летних ребят, которым предстояло выступить в Усть-Илимске на юношеском первенстве СССР. В неё-то и попали хоккеисты, которым потом суждено было стать основой «Сибсканы», – Алексей Баженов, Александр Васильев, Василий Карелин, Сергей Домышев, Михаил Шалаев и, конечно же, Евгений Гришин. Тогда, собственно, и началось восхождение целой плеяды иркутской хоккейной молодёжи. Восхождение резвое, если не сказать стремительное. В Усть-Илимске команда Баринова завоевала золотые медали, на следующий год добавила к ним бронзовые, а затем стала победителем уже упомянутой Спартакиады народов РСФСР. Неудивительно, что в 1989-м сразу восемь или девять питомцев Бориса Фёдоровича пополнили ряды взрослого «Локомотива» – в том числе и голкипер Алексей Баженов, на которого уже «положили глаз» наставники юниорской сборной страны.

Алексей Баженов

Алексей Баженов

Дебют молодого голкипера в профессиональном хоккее нельзя назвать экстремальным – команда Олега Катина к тому времени была «разжалована» до первой лиги и все домашние матчи проводила на стадионе «Локомотив». Наверное, это было даже к лучшему – для большинства бариновских питомцев арена в Ново-Ленино являлась поистине родной. А для Алексея Баженова – тем паче: в те времена, когда слово «профессионал» в отечественном спорте было под строжайшим запретом, он был оформлен рабочим на стадионе «Локомотив», причём ещё задолго до прихода в команду мастеров. Впрочем, что значит оформлен? Он действительно трудился там с утра до вечера: после первой тренировки ребята расходились по домам, а Лёшка брал в руки инструмент – метлу, скребок либо заливочный шланг – и «поддерживал форму» до второго занятия. Трудотерапия была ему абсолютно не в тягость – лишившись родителей в 12 лет, он воспитывался тетей и рано познал, что такое самостоятельность.
– Усердно учился я только до четвёртого класса, – Алексей рассказывает с обезоруживающей улыбкой, вовсе не собираясь живописать лубочные картинки своего спортивного восхождения. – Потом не упускал случая сачкануть в школе – говорил, что необходимо быть на играх. В нашей 30-й школе к моим отлучкам относились с пониманием, потому что на всех соревнованиях я сполна отрабатывал свои учебные грехи. В «фазанке» тоже не слишком прилежно грыз гранит науки. Но на стадионе пахал честно. Прекрасно помню свою первую зарплату. Пришёл домой счастливый – отдал тёте несколько красных десяток: честное слово, тогда, в 15 лет, я не знал, что делать с деньгами…

Алексей Баженов

Алексей Баженов

В «Локомотиве» той поры молодое пополнение встретили, можно сказать, радушно: Сергей и Вадим Семёновы, Виктор Шаров, Владимир Петров, Михаил Швецов, Виталий Похоев, Сергей Лазарев и другие особыми нравоучениями не досаждали, хотя, понятное дело, и слабины не давали. Даже Сэм, Сергей Семёнов, не упускавший случая поучить вратарей уму-разуму, называл Лёшку Баженова не иначе как «сына». Сам же «сына» оказался в ситуации достаточно пикантной: в «Локомотиве», кроме него, было ещё три вратаря – Сергей Лазарев, Ильяс Хандаев и Алексей Негрун.
– О конкуренции я как-то не задумывался, – Алексей говорит так спокойно и рассудительно, что веришь безоговорочно: именно так всё и было. – Просто выходил на лёд и работал. Делал то, что говорили тренеры, и умножал в уме всё на два. Тренироваться «от сих – до сих» было непозволительно – если, конечно, не устраивала участь вечного запасного.
Вратарская доля – она особенная: даже одна ошибка может круто изменить твою судьбу. Вот живой пример: осенью 1990-го «Локомотив» отправлялся на Кубок СССР в Москву, а из четырёх вратарей «живым» остался один – Ильяс Хандаев. Лазарев заболел, Лёнька потянул пах, а мне в столице предстояла реабилитация после травмы – на ней настаивал врач сборной страны. Не сложилась у Ильяса игра в «Олимпийском», по чистому недоразумению не сложилась, а в результате вся его карьера в «Локомотиве» так и ограничилась семью проведёнными матчами – чемпионат он встретил уже игроком «Водника», с которым завоевал потом кучу золотых медалей… 

Бьюсь об заклад, что в России, да, пожалуй, и в прежнем Союзе не найдётся другого вратаря, у которого было бы столько голевых передач, сколько у Баженова. Всезнающие статистики насчитали ему целых одиннадцать. На самом же деле – и в этом мы сошлись во мнении с Алексеем – их было намного больше (официальная статистика голевых передач ведётся с сезона-1999/2000 – Прим. авт.). Иркутские болельщики прекрасно помнят отточенную до автоматизма комбинацию Баженов – Гришин. Лёша своей волшебной левой забрасывает мячик далеко за центральную линию – туда, где барражирует на грани офсайда Жора. Тот легко убегает от защитников, и – получите, пожалуйста! И ведь многие соперники наизусть знали эту двухходовку иркутской парочки, а всё равно через раз покупались.
– Левша я от рождения, – поясняет Алексей. – Сколько себя помню, ручку, ложку, молоток всегда держал левой. Мячик тоже бросал не как все, – при этом достаточно далеко. Наверное, Борис Фёдорович Баринов подсмотрел эту мою особенность ещё в детстве и постарался развить её. Потом уже Катин заставлял нас с Женькой Гришиным отрабатывать ввод. На стадионе в Байкальске, в жару, мы репетировали свои закидушки до седьмого пота: Женька открывался, а я должен был снабдить его мячиком в любой точке футбольного поля. 
Против Гришина Баженов играл только в двухсторонках – на тренировках. Но этого вполне хватало для сочувствия тем вратарям, что противостояли нашему двадцатому номеру. Сам же Алексей «неудобного» нападающего из команд-соперниц так и не вычислил: каждый из нападающих был по-своему непредсказуем и опасен. А защитникам, случалось, подсказывал: «Вы не дайте себя в центре обыграть, с угла ещё забить надо!».
Самым удачным сезоном для Алексея Баженова, как и для всех его партнёров бариновского созыва, конечно же, был серебряный 1998-й. Это я так думал. Он согласился, но вспомнил матч уже из следующего сезона:
– Игра с «Водником» в полуфинале – это что-то! Когда мы вышли на лёд «Труда», ей-богу, мурашки по спине побежали: ни до, ни после мне не приходилось видеть на хоккее с мячом столько народу. Стадион был забит под завязку, люди заняли все проходы, гул стоял неимоверный. Мы выиграли у будущего чемпиона «всухую» – 2:0. У Архангельска, по сути, и моментов-то практически не было, а мы ещё и не забили несколько верных мячей. Конечно, были счастливы. Но в душе, где-то очень глубоко-глубоко, каждый из нас надеялся на победу – это я сейчас понимаю. А тогда… Тогда нас захлёстывали эмоции…
Алексей замолкает, как будто погружаясь в праздничную атмосферу почти 16-летней давности. А потом неожиданно говорит, опровергая и меня, и себя самого:
Вообще-то бронза 1995-го мне, может быть, даже дороже – всё-таки это была первая медаль, завоёванная Иркутском в хоккее с мячом…
И уж совсем неожиданно звучит следующее признание Баженова:
– Между прочим, бронзовая медаль 1999-го весит тяжелее двух предыдущих. Почему? Да потому что в нас, похоже, никто в том сезоне не верил: уход Лихачёва, неопределённость, приход Баринова, которого в хоккейных кругах называли «вечно вторым»… А мы взяли да и прыгнули выше головы – доказали всем, что чего-то в этой жизни стоим…
Рассуждая про «удельный вес» драгметаллов, Алексей с полным основанием мог вспомнить и серебряные медали, которые он привозил в Иркутск с мировых первенств в пору своей юности: в 1990-м – с юниорского, в 1992-м – с молодёжного. Но он как-то деликатно обошёл эту тему. Он вообще очень скуп в оценке своих достижений – так было двадцать лет назад, так есть и сейчас, когда мастеру спорта международного класса, вроде бы, не зазорно предаться мемуарной ностальгии.

30 марта 2003 года. Архангельск, XXIII чемпионат мира. Алексей Ба- женов после победы сборной Казахстана над сборной Финляндии в  матче за третье место

30 марта 2003 года. Архангельск, XXIII чемпионат мира. Алексей Баженов после победы сборной Казахстана над сборной Финляндии в матче за третье место

– Ну, международника я всё-таки получил в Казахстане, а не в России, – сдержанно замечает Алексей Анатольевич, но я решительно отвергаю любого рода оговорки: в 2003-м году Баженов стал непосредственным участником исторического для Казахстана события – завоевания первых в истории государства медалей чемпионата мира в командных видах спорта. И тут уж ему никак не отвертеться от воспоминаний:
– За два года до этого, когда я играл в казанской «Ракете» у Сергея Евгеньевича Лихачёва, меня приглашали в сборную Казахстана. Тогда выступить на чемпионате мира не удалось из-за травмы. В 2003-м тренер казахской сборной Александр Ионкин снова позвал в свою команду. Мой путь к медали оказался долгим – не только в переносном смысле, но и в прямом. Перелет Иркутск – Москва – это дело привычное. Тренировочные сборы мы проводили в Швеции и добирались туда из Москвы на автобусе. Потом возвращались, опять же на автобусе, в Питер и, наконец, самолётом – до Архангельска.
Чемпионат мира в Архангельске, что называется, запал в душу Баженову. И не только потому, что сборной Казахстана удалось сотворить сенсацию, вытеснив с пьедестала почёта «дежурного» призёра – команду Финляндии: весь турнир Алексей провёл с тяжёлой травмой.

С бронзовой медалью  чемпионата мира

С бронзовой медалью чемпионата мира

– В домашней игре со «Стартом», незадолго до отъезда в Москву, я порвал связки голеностопа, – это спустя десять лет Алексей может говорить об этом с улыбкой. Тогда же 32-летнему голкиперу, конечно же, было не до улыбок. – Правда, узнал я об этом уже после возвращения в Иркутск. А тогда… Ну, болит и болит, мы, хоккеисты, к боли привычные. Ходишь – вроде бы всё нормально, играть начинаешь – хоть кричи. Перед каждым выходом на лёд – укол. Наверное, мой напарник, Саня Косынчук, мог бы вытащить на себе весь турнир. Но я не мог позволить себе такой роскоши – съездить на чемпионат мира и просидеть там на скамейке! Думаю, что отыграл там достойно…

Это он опять скромничает. В матче с норвежцами, например, пришлось очень тяжело: победу всё-таки вырвали – 6:5, но вполне могли и проиграть. А Баженов отразил в той встрече 12-метровый.
– Бронзовый матч сложился для нас очень удачно, – Алексей не может отказать себе в удовольствии ещё раз пережить приятные мгновения 30 марта 2003 года. – Мы ведём в два мяча, финны пытаются отыграться. И тут снова сработала домашняя заготовка: я забросил мяч на чужую половину поля, и нападающий, убежав от защитников, снял все вопросы о победителе – 3:0. Всё получилось, «как в школе учили», правда, впереди играл не Женька Гришин, а Сашка Братцев. В итоге выиграли 4:1. Ту встречу обслуживали российские арбитры, которые, конечно же, знали про наши иркутские фокусы. Говорят мне: «Давно бы так!».
«Отлучался» из Иркутска Баженов всего два раза. В 2001-м уехал в Казань, куда его «под задачу» позвал Лихачёв. К слову, Сергей Евгеньевич прекрасно знал про все болячки вратаря: они преследовали Алексея всю его хоккейную жизнь (когда он начинает перечислять перенесённые операции, быстро сбивается со счёта). Тем не менее, Лихачёв без всяких сомнений поручил пост номер один в «Ракете» именно Баженову, потому что был уверен в нём на все сто процентов. А доверял Лихачёв далеко не всем.
Задачу Лихачёв в Казани не выполнил (а хотели в столице Татарстана ни много ни мало – чемпионского титула!) и расстался с командой. Отправился домой и Баженов. Сибскановские друзья – Гришин и Разумов – позвали в Братск, где в «Металлурге» хозяйничал Евгений Выборов. После «разведки» вернулся в Иркутск, а жена доложила: звонили из Кемерово. Вот так судьба забросила Алексея в «Кузбасс», где он, кстати, завоевал свою четвёртую медаль российской чеканки, – в 2002-м команда Сергея Мяуса получила «бронзу». Я не стал спрашивать у Алексея, что он чувствовал, когда выходил в свитере «Кузбасса» на лёд стадиона «Труд» в матче против «Сибсканы-Энергии», ворота которой защищал его «товарищ по оружию» Алексей Негрун. А сам он эту тему затрагивать не стал – может, просто забыл. Но иркутские болельщики ту звонкую оплеуху помнят, наверное, до сих пор: гости выиграли с разгромным счётом 7:1, и заслуга Баженова в том была несомненной. Я даже слышал, как кто-то из зрителей после очередного сэйва Алексея в сердцах бросил: «Предатель!».
А, кстати, слышит ли вратарь в пылу боя, что обычно кричат ему болельщики с трибун? «Конечно, слышит, – даже как будто удивляется моему вопросу Алексей. – Посмотришь, бывало, в ту сторону, где сидит «знаток», да и промолчишь – не отвечать же ему!».
Следующий сезон Баженов встретил уже в родном Иркутске. Команду к тому времени возглавил всё тот же Сергей Лихачёв. Думал, поиграет ещё год-другой, да и на заслуженный отдых. А вышло – ещё на пять сезонов.
– Осознание того, что пора заканчивать, пришло не вдруг, – он говорит это с философским спокойствием. – Не было ни упреков, ни намёков на «преклонный» возраст. Да я, надеюсь, и поводов не давал – отрабатывал свой хлеб честно. Если оставался в запасе, прав не «качал», пахал на тренировках наравне с молодыми. В декабре 2006-го мы играли в Чите, выиграли, кажется, 4:2. После матча пришёл к тренерам (в то время командой уже руководили Александр Шишкин и Евгений Ерахтин – Прим. авт.) и сказал: «Всё, надо уходить…» Скажу откровенно: не осталось ни сил, ни эмоций – я перестал получать кайф от игры. Меня поняли, только попросили сыграть ещё в Братске. В январе 2007-го я «финишировал» в матче с «Металлургом», твёрдо зная, что проблем с вратарями после моего ухода не будет, – в команде оставались два Лёхи – Негрун и Савельев. 
Само спокойствие – это, наверное, про него. Хотя Баженов на сей счёт имеет особое мнение, похожее, скорее, на шутку: «Меня трудно вывести из себя. Но если это кому-то удастся, последствия будут разрушительными!». Ну, а поскольку видимых «разрушений» вокруг Алексея за всю его хоккейную карьеру не наблюдалось, стало быть, соперникам редко удавалось «сыграть на нервах» железного голкипера. Может, потому и пенальти он отражал достаточно часто?
– Это же сплошная психология, – поясняет Баженов. – Вратарь всегда в более выгодном положении: отбил – красавец, пропустил – никто и слова не скажет! Тому, кто выходит к «точке», не позавидуешь – от него ждут только гола. А если счёт 0:0 или 1:1, да ещё на последних минутах?! Мне, честно говоря, ребята претензий почти никогда не высказывали – даже когда «пенки» пропускал. Их, правда, было немного, но случались…
Он вспоминает, как запустил курьёзный гол с центра поля в матче с «Зарёй». Или «дурной» мячик после диагонального прострела в игре с «Саянами» – Лихачёв после финального свистка подначивал: «Ну, что, «пеночник»?!». Только кроме самого Баженова эти досадные голы никто, пожалуй, и не помнит – потому что вину свою вратарь «искупил кровью» и в обоих матчах иркутяне всё равно победили…
Было бы странно, если бы сын Алексея Баженова – Григорий, не стал спортсменом. Всё, кстати, предвещало, что он пойдёт по стопам отца – начав с хоккейных коробок, вскоре он оказался в команде у Михаила Шалаева. При этом Баженов-старший, разумеется, не хлопотал за сына, предоставив Грине полную свободу выбора (в том, что касается спорта, естественно). Он, даже не настаивал на том, чтобы сын выбрал фамильную профессию. Тот в итоге сменил хоккейные ворота на футбольные, хотя в 2008-м вратарь Григорий Баженов съездил в Кемерово на финал первенства России среди юношей по хоккею с мячом, откуда вернулся с бронзовой медалью (видимо, «бронза» – это у Баженовых семейное!).

9 февраля 2010 года. На тренерском посту

9 февраля 2010 года. На тренерском посту

…Когда домой к Баженовым приехал тренер футбольного «Радиан-Байкала» Олег Яковлев и стал убеждать, что Грише надо играть в футбол, Алексей ответил коротко: «Как сам решит, так и будет!». Григорий выбрал футбол. А перед младшим сыном, Максимом, никакой альтернативы не было, кажется, вовсе: он сразу отдал предпочтение футболу. Что сказал на это отец, догадаться нетрудно…
С футболом у Алексея Баженова отношения всегда были, можно сказать, родственные. Он и сейчас, отвечая на вопрос, что бы хотел изменить в своей жизни, если бы колесо истории можно было повернуть назад, отвечает без раздумий: стал бы футболистом. Чего в этом больше – иронии или сожаления, – не поймёшь. Но любой болельщик в Иркутске может подтвердить: на футбольном поле (не в воротах!) Лёша играл ничуть не хуже, чем на привычном льду. Даже суровый Лихачёв отпускал его из Байкальска вместе с Васей Донских и Женькой Гришиным в Иркутск – сыграть в футбольном первенстве области за «Гран». С наказом непременно вернуться с чемпионскими медалями, что славная хоккейная троица с успехом и выполнила.
В молодёжной команде «Байкал-Энергии», где сейчас главенствует Алексей Анатольевич Баженов, существует негласный девиз: талант – ничто, работа – всё. В его ведомстве пашут все – даже те, кто успел уже где-то «засветиться».

19 ноября 2009 года. На церемонии проводов. С поля, но не из хоккея

19 ноября 2009 года. На церемонии проводов. С поля, но не из хоккея

…После «бронзы» чемпионата мира, завоёванной со сборной Казахстана, Баженову намекнули: теперь, дескать, ты самый знаменитый в «Сибскане». На что он ответил в своём стиле – прямо и незатейливо: «Если в двадцать лет «звёздная болезнь» обошла меня стороной, то в тридцать с лишним она мне и вовсе не грозит!». Абсолютно точно. А ещё он не терпит, когда при нём говорят, что вратари в воротах стоят. Они играют! И не устаёт повторять молодым голкиперам: «Тебе ворота доверяют не для того, чтобы их охранять, а чтобы выручать команду!».

Михаил КЛИМОВ

Связанные страницы: Виктор Захаров, Сезон 2002/03

Печать этой страницы Печать этой страницы
2,702 views