НАРОДНЫЙ АРТИСТ

Евгений ГришинГРИШИН Евгений Владимирович
Родился 14 июля 1971 года в Черемхово Иркутской области. Нападающий. Мастер спорта России (1996). Начал играть в 1983 году в Черемхово в детской команде «Старт», затем в школе «Локомотива» (Иркутск) – с 1986. Первый тренер А.В. Денисов. Выступал за «Локомотив» – 1988–1991, ноябрь 1991–1992 и декабрь 2002–2003, СКА (Екатеринбург) – сентябрь – ноябрь 1991, «Сибскану» – 1992–2001 и июль – декабрь 2002, «Зенит» (обе – Иркутск) – октябрь 2001 – февраль 2002. В чемпионатах страны провёл 305 матчей, забил 311 мячей (все – “Локомотив”, «Сибскана»). В розыгрышах Кубка страны – 86 матчей, 55 мячей (в т.ч. 6 матчей, 1 мяч – СКА (Ек.)). Второй (1998) и третий (1995 и 1999) призёр чемпионатов России. Лучший бомбардир «Сибсканы». Включался в списки «22 лучших» в 1995–1998. Был признан лучшим нападающим России 1998. Чемпион РСФСР 1990. Победитель Спартакиады народов РСФСР 1989. Чемпион СССР среди юношей 1987. Финалист Кубка мира по ринк-бенди 1991.
Выдающийся мастер отечественного хоккея с мячом. Был лидером атак «Сибсканы», любимцем болельщиков. Хорошо физически развитый, быстрый, маневренный, всегда действовал на острие атаки, смело вступал в единоборства, умело открывался для получения мяча, отличался нестандартными решениями в завершении атак, обладал сильным ударом, успешно завершал розыгрыши стандартных положений. Пагубное пристрастие к спиртному не позволило ему продолжить выступления, а вскоре привело к уходу из жизни.
Скончался 23 января 2004 года в Иркутске.

Жаль, я не поэт и не философ. Не умею писать высоким слогом, с аллегориями и метафорами – так, чтобы в каждой фразе читатель увидел свой скрытый смысл. Не умею рассуждать о сущности бытия и смысле жизни. Иначе я бы написал о судьбе Евгения Гришина совсем по-другому. В окружающем меня мире не было другого примера столь стремительного взлёта сироты из ниоткуда – до самых вершин популярности и всенародной любви. И столь же стремительного падения на самое дно жизни. И такой публичной смерти – ведь последние дни и даже часы жизни Гришина по телевидению видели все. И столь беспрецедентных по всеобщей народной скорби, по крайней мере, для наших мест, похорон. И аплодисментов, когда Женю понесли в последний путь. Так провожают только самых великих НАРОДНЫХ АРТИСТОВ.
...Февраль 1984 года – не лучшее время для иркутского хоккея. Это был единственный сезон, когда «Локомотив» оказался в Иркутске в прямом смысле на задворках – изза реконструкции стадиона «Труд» команда играла на стадионе в Ново-Ленино. Да и в хоккейной жизни страны железнодорожники были на отшибе – в очередной раз (точнее, во второй и предпоследний) боролись за возвращение в высшую лигу. Но кто бы знал, что на дру гом конце города – на Синюшиной горе, на стадионе «Рекорд», забивает первые голы в Иркутске будущая звезда будущей «серебряной» команды – двенадцатилетний черемховский пацан Женька Гришин.
...Это был последний матч областного финала «Плетёного мяча», в котором сошлись черемховский «Старт» и иркутский «Юный железнодорожник». Несмотря на столь серьёзный статус, свидетелей иркутского дебюта Гришина почти не было. Да и я попал на игру по воле случая – тогда ещё 10-классник 30-й иркутской школы, начинал пробовать свои силы в журналистике и сотрудничал с отраслевой газетой «Восточно-Сибирский путь», которая и отправила меня написать заметку об играх мальчишек. Черемховцам для победы в турнире (и поездки на Всесоюзный финал) достаточно было ничьей, иркутянам нужна была победа. Когда главный судья решающего матча Валерий Токмаков подал знак, что идёт последняя минута, хозяева вели 2:1, и черемховцы пошли в последнюю атаку. Их лидера – естественно, Гришина – повалили метров за 25 до ворот, Валерий Афанасьевич назначил штрафной. В общем-то, ситуация безобидная – и взрослые мастера отсюда редко забивают, а тут мальчишка ростом с клюшку. Но Гришин пробил, и мяч, описав дугу, опустился точнехонько за спиной вратаря иркутян... (своего в будущем лучшего друга) Алексея Баженова. Триумф и трагедия. Слёзы и ликование. А тренером иркутян был недавно вернувшийся в Иркутск после длительной командировки в Воткинск Борис Баринов – с ним потом так или иначе была связана вся хоккейная судьба Гришина.

11 марта 1998 года. «Сибскана» – «Водник» – 3:3.  Евгений Гришин радуется первому голу, забитому Виктором Захаровым

11 марта 1998 года. «Сибскана» – «Водник» – 3:3.
Евгений Гришин радуется первому голу, забитому Виктором Захаровым

В следующий раз Гришина в деле я увидел только через шесть лет – в ноябре 1988 года, когда Евгений Выборов впервые стал подпускать его в состав «Локомотива» в высшей лиге. К тому времени Женя собрал кучу титулов в юношеском хоккее (чемпион СССР, победитель Спартакиады народов РСФСР). Вот интересно – тогда по «остаточному» принципу ему достался 20-й номер – да так он с ним всю жизнь и играл! Почему-то запомнилось – в отличие от многих виденных до того новичков, Гришин на поле не тушевался, упорно лез в борьбу (а было-то ему всего 17). Правда, голов он в том сезоне не забил, да и сыграл всего в 13 матчах. «Локомотив» тогда славы не снискал – команда покинула высшую лигу уже с другим главным тренером – Олегом Георгиевичем Катиным. А на следующий сезон в первой лиге Гришин стал игроком основы – сыграл 34 игры, забил 17 мячей. И получил свой первый титул во взрослом хоккее – чемпион РСФСР, который тогда присваивался победителю турнира в союзной первой лиге.
25 ноября 1990 года стало первым большим триумфом Гришина. Цифра для истории – примерно 13.34 по иркутскому времени, стадион «Труд». Матч «Локомотив» – «Динамо» (Москва). Первый гол Гришина в чемпионатах страны. Но почему-то запомнился не он, а второй, забитый на 60-й минуте встречи. Гришин на одном коньке объехал всю защиту «Динамо» (основу сборной СССР, между прочим) и хладнокровно переиграл лучшего вратаря страны Сергея Лазарева, после чего главному тренеру гостей Валерию Бочкову пришлось заменить своего голкипера – счёт к этому времени стал попросту неприличным – 7:2 в пользу хозяев.
Многие болельщики считают 29 января 2004 года днём смерти «серебряной команды» – в тот день хоронили Гришина, и тогда же стало известно, что в Кемерово умер другой её лидер – Юра Никитин.

11 марта 1998 года. «Сибскана» – «Водник» – 3:3.  Евгений Гришин от души приложился по воротам Ильяса Хандаева

11 марта 1998 года. «Сибскана» – «Водник» – 3:3.
Евгений Гришин от души приложился по воротам Ильяса Хандаева

А когда же она родилась? Именно эту победу над московским «Динамо» я считаю началом «серебряной» команды-98. И не только потому, что это были первые голы Гришина в высшей лиге при переполненных иркутских трибунах. И не потому, что костяк будущей «серебряной команды» – Баженов, Донских, Карелин, Захаров, Вася Никитин, Сергей Домышев и, конечно же, Гришин, – впервые познали, что такое большая Победа. Именно в тот день «Локомотив» впервые почувствовал, что он может выигрывать у всех – ведь до этого «Динамо» мы не могли победить 24 (!) года. Более того, через две с половиной недели после победы в седьмом туре в Мончегорске железнодорожники, наверное, впервые за 30 лет выступлений в высшей лиге возглавили турнирную таблицу чемпионата! Это был первый хоккейный бум в Иркутске – пусть и далёкий до всеобщего сумасшествия 1998 года – но всё же! 5 декабря 1990 года в главной тогда газете области «Восточно-Сибирская правда» под рубрикой «Новые имена» появилось первое большое интервью Гришина, которое он дал автору этих строк (тогда ещё студенту): «Хочу играть, как Ломанов» (напомним, что главный тренер красноярского «Енисея», Сергей-старший, в ту пору был действующим игроком). Именно тогда и состоялось наше знакомство с Гришиным, которое через 7 лет переросло в дружбу – на рубеже зимы и весны 1998 года. «Серебряной» весны «Сибсканы».

Вратарь – последний рубеж. Впереди – пустые ворота

Вратарь – последний рубеж. Впереди – пустые ворота

Это было какое-то затмение, страсть, ослепление – наверное, такое бывает раз в жизни. Я, человек, в общем-то, прагматичный, – забыл обо всём на свете – о работе, семье, променяв размеренный и устроенный быт и ритм жизни на бесконечные перелёты, переезды, гостиницы, и, конечно же, стадионы. Потом посчитал – за 2 недели проехал и пролетел вместе с командой 42 тысячи километров (символично – окружность планеты по экватору), потратив на самолёты, поезда и гостиницы $4500 (огромные деньги по тем временам, стоимость небольшой квартиры на окраине). Но я до сих пор горд, что навсегда останусь единственным человеком, который со стороны видел все матчи «Сибсканы» в плей-офф-98.

В игре Евгению Гришину доставалось, пожалуй, больше всех

В игре Евгению Гришину доставалось, пожалуй, больше всех

...Вояж в Москву был стремительным – утренний рейс из Иркутска, интервью с главным хоккейным чиновником страны Альбертом Поморцевым в офисе на Суворовском бульваре, обед на Арбате, короткая прогулка по центру столицы и такси до Красногорска. Местные фанаты поначалу пытались бойко поддерживать своих. Но только до 6-й минуты: забив в дебюте два мяча, Гришин, выйдя один на один с вратарём, по сути, сразу решил исход встречи. После этого Женя заметно сник (кто внимательно посмотрит статистику «Сибсканы», заметит, что «двадцатка» иркутян забивал в основном, решающие мячи, когда бой шёл насмерть – в матчах с заведомо слабым соперником Гришину играть было неинтересно). Мы выиграли 10:1 (а в ничего не значащем ответном матче в Иркутске – 9:3). Сразу после игры – скорее на самолет. Мы опаздывали на вечерний рейс, поэтому автобусу, чтобы расчищать постоянные пробки, дали в сопровождение машину ГАИ с «мигалкой». Кто-то пошутил: «Едем, как чемпионы». Уже в зале вылета Шереметьево кто-то из руководства предложил пригубить «за почин». У столика буфета собрались Князьков (вице-президент клуба), Баринов (старший тренер), Матиенко (президент клуба), Лихачёв (главный тренер) и автор этих строк. Владимир Александрович (к слову, тогда не только президент «Сибсканы», но и вице-губернатор) достал бутылку Hennessy... С тех пор, вылетая из Шереметьево, я обязательно (пока это было возможно) выпивал 100 г. Hennessy за всё тем же столиком с видом на лётное поле.
В четвертьфинале нас ждала команда Евгения Выборова – «Агрохим». И хотя Березники почти в два раза ближе к нам, чем Москва, добираться туда в три раза сложнее. Благо, удалось договориться с чартером, но только на Ан-24. Болтались (в прямом смысле слова) в воздухе 14 часов с двумя посадками. Хоккеисты почти все дремали, и только Гришин неизменно сновал по самолёту. Почему-то запомнилось – сидим мы в хвосте, покуриваем, довольный всем Гришин постоянно заглядывает за шторку – не идёт ли «Евгеньич». Лихачёва Гришин очень уважал, и, как мне кажется, даже боялся. И, может быть, он не покатился бы вниз так стремительно, не случись летом 98го памятной размолвки Лихачёва и Матиенко, после которой первый покинул команду. А когда Сергей Евгеньевич вернулся в «Сибскану», остановить падение Гришина было уже невозможно – болезнь зашла слишком далеко.
«Агрохим» прошли достаточно легко (может, потому-то Гришин забил всего два мяча) и вышли в плей-офф, где нас ждал нижегородский «Старт». Опять бросок в Москву, потом 8 часов в автобусе, и мы в Нижнем. В городе небывалый ажиотаж, стадион переполнен. Главное в таких условиях – выстоять. Получилось – 1:1, Гришин на острие атаки, один раз его чисто «завалили» в штрафной, но в ворота хозяев в таких играх пенальти не дают. 1997/98
Ответный матч я склонен считать лучшим в истории «Сибсканы», чуть ли не наизусть его выучил – пересматриваю на DVD. Жора был великолепен. Первый мяч забил после фирменной комбинации – дальний вброс Баженова, а дальше солирует Гришин (да сколько же мячей за карьеру, начиная с юношеских команд, они такой связкой забили!). Второй мяч вратарю сборной России Рябову Гришин забил просто по-издевательски – протолкнув мяч ему между ног.

1999 год.  На Байкале

1999 год. На Байкале

Ну а дальше вы все помните: «Водник» оказался нам не по зубам – 0:6 в Архангельске (стоило ли лететь туда двумя рейсами в одну сторону?). Зато какой праздник был в Иркутске в ответной встрече – первый супераншлаг (рекорд на все времена – более 25 000 зрителей) и гулянья по всему городу до самого утра. Мы – «серебряные!».
А летом, когда все команды были в отпуске, Гришина ждал ещё один триумф. Мы тогда активно сотрудничали с ответственным секретарём Федерации хоккея с мячом России, ныне покойным Виктором Иосифовичем Осиповым. И вот как-то в субботу – накануне поздно вечером закончилось заседание исполкома Федерации – он звонит и сообщает суперновость: Гришина признали лучшим нападающим России. Разыскиваю по телефону Жору – приезжай, для тебя есть сюрприз! Совершенно случайно тогда у меня дома оказался писатель Владимир Карнаухов. Помню, мы тогда очень крепко посидели – да какой был повод! Ведь никогда ничего подобного в хоккейной истории Иркутска не было, да и будет ли? О том, что к Гришину подкрадывается известная болезнь, я не знал – никогда ничего подобного за ним не замечал и разговоров таких не слышал. Думаю, что алкоголем он тогда не злоупотреблял, впрочем, не исключаю, что те, кто знает его более близко, могут эту версию и опровергнуть.
На Жору тогда свалилась сверхпопулярность. Помню, во время знаменитого супервыезда болельщиков на игру в Красноярске (вспомнили? – 4 вагона, 120 болельщиков) мы с двумя, в общем-то, далёкими от спорта, но поддавшимися общему сумасшествию коллегами, остановились в одной гостинице с «Сибсканой». Вечером в гости зашёл Гришин, познакомился с моими спутниками, минут 15 поболтали. Мои попутчики ещё долго не могли прийти в себя – вот так запросто пообщались с «великим Гришиным». Из первых уст я слышал историю, как одна юная болельщица отправила Гришину письмо с признаниями в любви, а когда тот не ответил, попыталась отравиться.

Короткие  минуты  передышки.  Два Евгения, Ерахтин и Гришин

Короткие минуты передышки. Два Евгения, Ерахтин и Гришин

Гришин не выдержал этой ноши. Уже в следующий «бронзовый» сезон у него начались первые – и сразу серьёзные – проблемы с режимом. Первый раз на публику они вышли во время чествования уже бронзовой команды весной 1999 года – тогда он незаметно исчез из зала, а потом появился совсем не в официальном виде. Потом всё хуже и хуже... Он стал частым гостем нашей редакции, причём всегда хмурый и с неизменной просьбой: «Займи денег». Первое время многие считали оказать услугу за честь, но постепенно это стало надоедать. Как-то, явившись всё по тому же поводу, он увидел оставшийся после давнего фуршета ящик пива и, спросив разрешения, тут же с ним ретировался. Почти постоянно Гришина сопровождали какие-то помятые личности, общества которых он не сторонился. Иногда всё это приобретало вообще гротесковый характер. Однажды, явившись пьяным, он уснул в кресле в коридоре. Кто-то из респектабельных посетителей редакции спросил: «А это кто?». – «Лучший нападающий хоккейной России» – ответила одна из сотрудниц...

Сын  Дмитрий  сегодня  играет  в дубле «Байкал-Энергии»

Сын Дмитрий сегодня играет в дубле «Байкал-Энергии»

Время от времени Гришин вырывался из этого ада. Казалось, навсегда. Почему-то запомнился иркутский четвертьфинал 2001 года всё с тем же «Водником». Гришин тогда был лучшим на поле, отчаянно бился, забил два мяча. «Сибскана» за 15 минут до конца матча выигрывала 3:2, но дважды пропустила в концовке... Я стоял в крайнем секторе западной трибуны и хорошо видел, как Гришин уходил с поля – человек идёт так, когда случилось что-то страшное, непоправимое. Возможно, он уже всё понял. Мы осознали это позже – это была последняя игра, в которой мы видели настоящего Гришина. В этот же вечер он в очередной раз сорвался, пришёл пьяным в аэропорт и в поездку на ответный матч в Архангельск его не взяли. Нет, он ещё выйдет в составе «Сибсканы» – вернувшийся в команду Лихачёв попытается и его вернуть – к жизни. Только это будет тень прежнего Гришина – болезнь его уже не отпустит. И он в очередной раз сорвётся. На 13 месяцев. Точнее – навсегда...

Игорь ВЕРХОЗИН

Связанные страницы: Сергей Лихачёв, Сезон 1997/98

Печать этой страницы Печать этой страницы
4,550 views